Ещё

Андерс, посол Польши: «Никакой политики квот. В Польше мы принимаем тех, кто владеет нашей культурой» (La Stampa, Италия) 

Андерс, посол Польши: «Никакой политики квот. В Польше мы принимаем тех, кто владеет нашей культурой» (La Stampa, Италия)
Фото: ИноСМИ
. «Между и Римом очень хорошие отношения», — говорит Анна Мария Андерс (Anna Maria Anders), новый посол в Риме, которая во вторник, 24 сентября, представила свое назначение президенту республики Серджо Маттарелле (Sergio Mattarella). Однако дипломат, дочь генерала Владислава Андерса (Wladyslaw Anders), национального героя, возглавлявшего 2-й армейский корпус в битве при Монте-Кассино, открывшей путь к освобождению Рима, понимает, что в некоторых вопросах между Польшей и  существуют, по меньшей мере, расхождения во взглядах, — к этой изысканной формуле прибегают, чтобы сгладить острые углы несогласия. И действительно, бывший сенатор и заместитель госсекретаря уточняет: «Выборы в Польше состоятся 13 октября», а «новое итальянское правительство остается большим вопросительным знаком, посмотрим, что будет через полгода».
— Госпожа посол, в понедельник, 23 сентября, Италия подписала в  соглашение с другими странами о распределении мигрантов. Ваша страна продолжает дистанцироваться от идеи квот. Вы не считаете, что в подобных условиях трудно выстроить диалог?
настаивает на распределении, но мы не откажемся от нашей точки зрения. Варшава уже делает очень много. В Польше проживают два миллиона украинцев, из которых многие являются беженцами с территорий военных действий. Они хорошо интегрируются, у нас с ними много общего в области языка, традиций, культуры. Польша — не очень богатая страна, но она помогает людям, разделяющим наше прошлое и традиции.
— Расхождения между вашим и итальянским правительством очевидны и в вопросе отношений с путинской . Ни одна страна в Европе с таким рвением, как вы, не занимает и не отстаивает жесткой линии поведения в отношении России. Вы не видите никаких точек соприкосновения с Путиным?
— Сама история свидетельствует, что отношения с Россией всегда были напряженными. Но и в недавнем прошлом, начиная с кризиса в Грузии и до Украины и аннексии Крыма уже всем должно было стать понятно, что это масштабная и сложная проблема. ЕС не един в этом вопросе.
— Какие меры ему следовало бы предпринять? Отказаться от диалога?
— Нет, дипломатический диалог необходим, но политические решения не должны быть продиктованы вопросом, на чьей ты стороне — Америки или России. Поэтому мы говорим с Москвой, но не забываем о прошлом.
И не забывая о вопросе безопасности…
— В Польше находятся пять тысяч американских солдат, они служат защитой, гарантией безопасности. США являются нашим самым важным союзником. Мой отец, хорошо знавший русских, говорил, что им нельзя доверять. Американские военные являются нашим полисом безопасности.
— Вы сказали, что в ЕС нет единой позиции по российскому вопросу и по вопросу мигрантов, если говорить о двух наиболее важных темах. Это исключительно проблема руководства или упрямства стран-членов ЕС, не желающих уступать ни доли суверенитета?
— Каждое государство должно сохранять суверенитет и свои традиции, а  хочет создать единые стандарты поведения и норм. Тем не менее, мы можем работать сообща, сохраняя при этом свои корни и свою культурную самобытность.
— Вы боитесь, что политика квот на мигрантов может размыть вашу самобытность?
— В Польше христианство является фактором, сплочающим государство. И это нужно уважать. На протяжении почти 50 лет мы были лишены возможности вывешивать свои флаги, открыто провозглашать наши лозунги, исполнять наш гимн. И вот сейчас у нас есть на это право, за что нас хотят сбросить со счетов исключительно как националистов лишь за то, что мы с гордостью пробуждаем нашу самобытность и наши знамена. Точно так же нельзя клеймить Польшу расистским государством лишь потому, что она не хочет принимать мигрантов из далеких от нас в культурном и в религиозном отношении стран.
— Польская экономика постоянно растет, ваша страна занимает седьмое место среди стран ЕС, рост уже много лет колеблется вокруг показателя в 4%, а с 1989 года ваш ВВП на душу населения вырос в восемь раз. Последний шаг — это переход на евро. Он произойдет?
— Произойдет, рано или поздно. Однако наша экономика еще не столь сильна и стабильна, чтобы перейти на единую валюту. Это вызвало бы слишком большой рост цен. И потом 51% населения выступает против.
— На какие сектора Вы делаете ставку, чтобы укрепить отношения между Италией и Польшей?
— Италия является нашим третьим важнейшим экономическим партнером в Европе и пятым партнером на мировом уровне. Существует тысяча индустрий, инвестирующих в Польшу. Я бы хотела создать импульс развития и партнерство в сфере обороны. Наглядным примером является партнерство между «Леонардо» (Leonardo) и авиационном заводом «Свидник» (PZL Swidnik). Думаю, мы сможем работать над созданием нового танка. Однако я очень рассчитываю и на культуру, на распространение знаний в области истории. Сколько молодых людей знают о роли, которую 2-й корпус польской армии сыграл в освобождении Италии от нацизма-фашизма? Поэтому важно транслировать знание прошлого, того самого, о котором мы в течение 50 лет не могли говорить у себя на родине, именно это станет отличительной особенностью моей роли в качестве посла здесь, в Италии.
Навязывание содома обществу: соседу не понравились шторы
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео