Индикатор 29 сентября 2019

Нобелевские лауреаты: Жак Моно

Фото: Индикатор
Как будущий лауреат дважды избежал смерти, как учитель стал другом и получил вместе с учеником Нобелевскую премию и как регулируется работа генов, расскажет очередной выпуск рубрики «Как получить Нобелевку».
Жак Люсьен Моно
Родился 9 февраля 1910 года, Париж,
Умер 31 мая 1976 года, , Франция
Нобелевская премия по физиологии или медицине 1965 года (1/3 премии, совместно с Андре Львовым и Франсуа Жакобом). Формулировка : «За открытия, касающиеся генетического контроля синтеза ферментов и вирусов (for their discoveries concerning genetic control of enzyme and virus synthesis).
Семья Моно происходит из . Его предком был женевский пастор, потомки которого перебрались во Францию в 1808 году.
Несмотря на то, что наш герой родился в Париже, его семья достаточно быстро переехала в Канн — и потом всю жизнь называл себя провинциалом.
Его отец, Люсьен, родился в 1867 году и был известным художником, гравером и историком искусства. Впрочем, он не только писал очень недурные акварели и портреты, но и имел одну страсть: работа интеллекта. И Дарвин. Любовь к Дарвину передалась и сыну — в виде любви к биологии. Матерью будущего нобелиата стала Шарлотта Тодд Моно, в девичестве — Макгрегор, американка шотландского происхождения.
Свое первое образование Моно получал в Каннском Лицее. Уже там у него были удивительные учителя. Например, Дор де ля Сушер — впоследствии основатель Антибского музея.
А потом была Сорбонна с целым созвездием учителей. Один из них, преподаватель микробиологии, Андре Львов, станет его другом, коллаборатором — и потом „коллегой“ по Нобелевской премии. Еще один „русский француз“, выдающийся Борис Эфрусси учил его генетике. Впрочем, Моно никогда не замыкался только на науке — он был прекрасно одарен музыкально, размышлял о карьере дирижера, играл на виолончели, был руководителем баховского хора, прекрасным альпинистом и яхтсменом.
Окончив Сорбонну, Моно остался там — сначала в лаборатории эволюции органической жизни в Сорбонне ассистентом, затем — в лаборатории зоологии. Он даже съездил в экспедицию в Гренландию на судне „Пуркуа па?“.
Интересно, что смерть несколько раз обходила Моно стороной. В 1936 году он должен был повторить это путешествие — но получил вместе с Эфрусси Рокфеллеровскую стипендию, и отправился в США, в лабораторию великого генетика Томаса Ханта Моргана. А барк „Пуркуа па?“ погиб, разбившись на скалах около Исландии. Из сорока человек погибли тридцать девять, включая бессменного капитана, Жана-Батиста Шарко — сына великого невролога, Шарко.
Судно „Пуркуа Па?“ Wikimedia Commons
Позже, во время оккупации Германии, Моно активно участвовал в движении Сопротивления. Его арестовало гестапо — Моно бежал. Ему было ради чего жить — во-первых, его ждала жена, Одетт Брюль, будущая куратор Музея Гиме в Париже. А во-вторых, он уже нащупал главное открытие своей жизни.
После того, что Моно удалось поработать с Морганом и с его дрозофилами, он занялся кишечной палочкой. И в 1940 году он обнаружил странное — два различных типа кривых роста в колониях Е. coli в зависимости от того, какой из двух различных углеводов давался в качестве питания. Старший товарищ, Андре Львов, предположил, что его ученику удалось открыть важнейший механизм ферментной адаптации: бактерия может синтезировать оба фермента, для обоих углеводов — но когда есть один тип пищи, первый фермент синтезируется, а синтез второго подавляется, а когда появляется второй — все случается наоборот.
Когда война окончилась, Моно разыскал свою семью и вернулся к работе, встал вопрос: почему так происходит. Разумными были две теории:
фермент ингибируется окружающей средой, и его активация есть следствие устранения этого ингибирование; ингибируется ген, кодирующий фермент и индукция связана с деингибированием гена, направляющего синтез специфического фермента.
В 1953 году Моно стал руководителем отдела клеточной биологии Пастеровского института и нашел себе нового коллаборатора — Франсуа Жакобом. Фрэнсис Крик (тот самый) назвал это „великим сотрудничеством“.
Именно с Жакобом Моно сумели предсказать и доказать существование информационных (как тогда говорили) или матричных (как пишут сейчас) РНК, которые переносят генетическую информацию от ДНК в рибосомы. Но и это еще не все — они сумели сформулировать концепцию оперонов: наборов генов, из которых состоит ДНК. Оперон состоит из структурного гена, направляющего и контролирующего синтез нужного белка, и регуляторного гена, или оператора. В норме структурный ген тормозится, или подавляется, регуляторным геном. Матричная РНК не может считать информацию с ДНК и синтеза не происходит. Когда необходимо запустить синтез, регуляторный ген подавляется клеточным белком, называемым белком-репрессором, позволяя тем самым структурному гену синтезировать матричную РНК.
Нобелевскую премию Моно и Жакоб разделили с Андре Львовым, но об этом мы расскажем в двух следующих выпусках.
Моно прожил не очень много — всего 66 лет, четыре последних года он провел в ожидании смерти от лейкемии и грусти от ухода жены. Он написал много книг и статей (в том числе — „Случайность и необходимость“), занимался философией науки…
Вот два отзыва о Моно, сделанных великими современниками: Фрэнсисом Криком и Андре Львовым. „Моно притягивал своей интеллигентностью, ясностью мысли, проницательностью, очевидной широтой и глубиной интересов. Всегда мужественный, он сочетал галантные манеры и язвительную речь с глубокими моральными принципами, доминирующими во взаимосвязи тех вещей, которые он считал фундаментальными“, — говорил Крик.
»Моно был превосходным экспериментатором. Строгость и точность выводов обеспечивала безупречная дедуктивная логика. Склонность к критическому анализу никогда не препятствовала работе его воображения и оригинальности мышления», — отзывался Львов.
… Последними словами Моно были «Je cherche a comprendre» («Я силюсь понять»). Это было то, что он делал всю жизнь.
Понравился материал? Добавьте Indicator.Ru в «Мои источники» Яндекс. Новостей и читайте нас чаще.
Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram, Одноклассники.
Комментарии
Другое , Биология , Жак Моно , Жан Мартен , Нобелевский комитет , Канны , Франция , Швейцария
Читайте также
В Италии призвали отменить санкции против России
5
Скляр назвал любимые песни «Ва-Банкъ» участников «НАШИх В ГОРОДЕ»
Последние новости
«Нет желания поймать за руку и наказать»: о фальсификации и отзыве научных статей
Найден второй из самых медленно вращающихся радиопульсаров
Лучшее за день. 11 октября