Ещё

Айсен Николаев: мост через Лену позволит решить многие проблемы Якутии 

Айсен Николаев: мост через Лену позволит решить многие проблемы Якутии
Фото: ТАСС
сегодня один из самых активно развивающихся регионов Дальневосточного федерального округа (ДФО). В этом году делегация Якутии представила на Восточном экономическом форуме (ВЭФ) целый ряд перспективных проектов, среди которых предложение по строительству моста через Лену, возведения которого ждут не только жители республики, но и других регионов Сибири и Дальнего Востока. Между тем лето нынешнего года оказалось непростым для Якутии: лесные пожары охватили более 1 млн гектаров площади республики, а к концу августа обмеление реки Лены создало проблемы в завозе грузов по этой важнейшей транспортной артерии региона. О том, как республика сегодня решает экономические и социальные проблемы, насколько успешно реализует национальные проекты и как готовится реализовать новые крупные проекты в интервью ТАСС на площадке ВЭФ рассказал глава региона .
— Один из главных вопросов для всех регионов сегодня — реализация национальных проектов. Насколько они успешно реализуются в Якутии и готов ли бизнес принимать участие в их реализации?
— Я считаю, что без активного участия бизнеса реализация нацпроектов вообще невозможна. Взять то же расселение аварийного жилья, строительство дорог, проекты, связанные со здравоохранением, образованием — везде роль бизнеса либо определяющая, либо очень значительная. В Якутии бизнес не просто выражает интерес, но и уже активно участвует в реализации нацпроектов.
Но есть определенные моменты, на которые обращают внимание и власти, и бизнес.
Как я уже говорил ранее, нам необходима определенная адаптация нацпроектов к дальневосточным регионам, нужно учитывать специфику территории, когда речь идет о больших масштабных планах и проектах.
Так, необходимо учитывать, что у нас трудные климатические условия, соответственно, тот же строительный сезон намного короче, а условия работы — более сложные. Таким образом, это может повлиять и на сроки как проведения конкурсных процедур, так и на само строительство. Надеюсь, что все подобные моменты будут учтены при дальнейшей шлифовке механизма работы с нацпроектами.
Ведь вы знаете, что сейчас не только в нацпроект по повышению производительности труда вносятся корректировки. И мы, и другие регионы Дальнего Востока и Крайнего Севера обращаемся в , в , в , в  и в другие ведомства с просьбой учесть нашу дальневосточную специфику и при работе с другим нацпроектам.
Например, здесь, на Восточном экономическом форуме с министром здравоохранения обсуждались необходимые и возможные корректировки курируемого нацпроекта для ДФО.
— Вы ранее неоднократно говорили о том, что Якутия войдет в нацпроект по повышению производительности труда в 2020 году. Сроки не меняются?
— Нет, планы не изменились, ряд предприятий подтвердил нам свое участие в этом национальном проекте, а регионом, в свою очередь, была отправлена заявка в Минэкономразвития. Мы вправе войти в нацпроект по собственному желанию, и мы его выразили, тем более что Якутия ежегодно показывает рост большинства экономических показателей.
— Столь острая проблема, как обмеление реки Лена, не скажется на подготовке к зиме и северном завозе, речь в первую очередь идет о топливе?
— Существенно сказаться на жизни в регионе и тем более на экономике обмеление Лены не должно — это периодически повторяющийся процесс. По словам ученых, этот цикл составляет примерно 12 лет.
В этом году мы, вы правы, испытываем проблемы из-за обмеления реки. Так, топливо пока не завезли в том количестве, в котором оно нужно для обеспечения аэропорта в . Поэтому мы приняли достаточно экстренные меры: ввели режим ЧС на территории города Якутска и городского округа для того, чтобы иметь возможность до конца навигации обеспечить завоз необходимого количества авиационного топлива.
Но есть и более серьезные примеры прошлых лет. Например, я могу напомнит 1985 год, когда в период обмеления была практически полностью сорвана навигация на Лене. Тогда еще Советский Союз был вынужден самолетами военной авиации завозить топливо для бесперебойной работы алмазных карьеров — десятки тысяч тонн топлива были завезены самолетами военной авиации, потому что реально по реке невозможно было доставлять грузы.
— Вы сказали, что пришлось принять экстренные меры, ввести режим ЧС в Якутске и Жатае. Насколько затратным это оказалось для бюджета региона?
— Суммировать и оценивать понесенные затраты будем по итогу, пока такие подсчеты не проводились. Могу сказать, что основные расходы связаны с проведением работ на самой реке, с организацией канала, по которому суда могут проходить и разгружаться на базе Якутска. Неудобства и расходы связаны также с тем, что сейчас суда идут с неполной загрузкой из-за малых уровней воды.
В этом году снижение уровня воды пришлось ближе к концу срока навигации. Случись это ранее, ситуация была бы гораздо сложнее.
Мы не застрахованы от повторения подобной ситуации в будущем, и поэтому на первый план выходит необходимость строительства моста через Лену. Если бы был мост, то этой проблемы бы совсем не было.
— Вернемся к нацпроектам, с которыми во многом связан проект по выдаче цифровых образовательных сертификатов. Насколько успешно он стартовал в регионе, можно ли подвести его первые итоги?
— Проект по выдаче цифровых образовательных сертификатов только начал реализовываться. Мы планируем, что в 13 учреждениях у нас пройдет обучение работе именно в цифровой среде 1000 человек, в числе которых и государственные чиновники, и муниципальные. Задача проекта — адаптировать людей к новым задачам и условиям, сделать так, чтобы работа в цифровой среде из экзотики стала привычкой и необходимостью.
— Сами участники проекта как отзываются о нем, как они воспринимают сам процесс?
— Вы знаете, я недавно был на открытии как раз одной из наших сессий. У многих сначала было такое впечатление, что это очередная «обязаловка». Видно было по глазам, что многие только и думают, как бы после обеда уйти. Я сказал участникам, что им необходимо первый день вытерпеть, а дальше они уже сами не захотят уйти. Так и получилось: в первый день они потерпели, а потом все с удовольствием занимались, все пропустили через себя. Главное относиться к этому обучению как необходимости, которая позволит более качественно и эффективно выполнять свои обязанности.
— Недавно рейтинговое агентство АКРА представило свое исследование о том, что дальневосточным регионам будет достаточно сложно выполнять все расходные обязательства. Отмечалось, что не все регионы активно участвуют в реализации программ облигационных региональных займов. При этом Якутия называлась как регион, где наиболее активно работают с этой программой. Как вы сами оцениваете свою работу?
— Я уверен, что чем больше регион работает на таком поле, как рынок облигационных займов, чем в более открытой конкурентной среде размещает свои займы, тем более четко видно качество управления финансами. Если регион достаточно успешно размещает облигационные займы в немалых объемах, успешно их обслуживает, то это говорит о высоком качестве управления финансами. С этой точки зрения я согласен, что Якутия — один из лидеров не только дальневосточного, но и российского рынка. Эту работу мы будем продолжать, о конкретных параметрах я сейчас не буду говорить, но желания сокращать эти объемы у нас нет.
— Выступая на одной из сессий ВЭФ, председатель правительства региона говорил о том, что сейчас порядка 30 больших проектов в Якутии реализуются на основе государственно-частного партнерства на внушительную сумму порядка 15,6 млрд рублей. Сегодня ведутся ли переговоры по новым проектам, которые могут пополнить инвестиционный портфель региона?
— Механизм государственного частного партнерства — очень важный инструмент для реализации проектов на территории Якутии, в том числе при строительстве инфраструктурных и социальных объектов. Республика сейчас является одним из лидеров и на Дальнем Востоке, и в целом по стране по реализации этих проектов, мы будем их развивать и стремиться к увеличению их числа. На подходе уже несколько проектов на основе ГЧП, соглашения по которым будут заключаться буквально на днях. Более того, строительство Ленского моста мы сегодня рассматриваем через призму частной концессионной инициативы — с профильными министерствами консенсус по механизму реализации этого проекта у нас уже достигнут.
— На ВЭФ было заявлено, что Росгеология станет координатором работы на арктическом шельфе. В Якутии какая работа на шельфе ведется, какими компаниями и насколько успешно?
— У нас ведется разведка месторождений на шельфе, в режиме добычи площадок пока нет. С , генеральным директором Росгеологии, у нас очень хороший вектор развития отношений. Мы создали совместную рабочую группу, которая эффективно работает по ряду площадок.
Более того, я считаю, что мы в ближайшее время будем выходить на конкретные решения, причем не только в части разведки месторождений полезных ископаемых. Планируем, что будем создавать совместные предприятия для получения лицензии и отработки месторождений.
— Одна из проблем всех северных регионов — обращение с твердыми коммунальными отходами (ТКО). Будет ли в Якутии региональный оператор передан в руки республиканского предприятия?
— Мы уже получили контроль над этим предприятием — теперь 51% «Якутскэкосетей» принадлежит дочерней структуре — государственному унитарному предприятию республики.
— Еще одна проблема — лесные пожары, которые охватили огромные территории Сибири и Дальнего Востока. Горел Красноярский край, проблема была в Иркутской области, в Забайкалье и в Якутии. Было предложено провести эксперимент по страхованию ответственности лесопользователей от пожаров, и пилотными регионами для этого выбраны Иркутская область, Красноярский край и ваш регион. Какие вы для себя ставите задачи, вступая в проект?
— Знаете, я, конечно же, считаю, что такие проекты по страхованию ответственности лесопользователей нужны. Вместе с тем для Якутии это не очень актуально, потому что у нас 97% пожаров возникает из-за сухих гроз — это подтверждает проверка. У нас нет промышленной вырубки леса в тех объемах, которая есть в Красноярском крае, поэтому у нас нет и проблемы поджогов.
В Якутии проблема связана с тем, что не хватает денег в бюджете региона на авиалесоохрану, и огромное количество пожаров, которые возникают после так называемых сухих гроз, не могут оперативно тушиться службами авиалесоохраны в первые сутки. А когд