Ещё

Тольяттинского спрута завязали в узел 

Тольяттинского спрута завязали в узел
Фото: Свободная пресса
Сейчас многие говорят о возврате «лихих» 90-х. Но есть главное отличие — правоохранители за последние годы научились бороться с организованной преступностью. Тому пример — . Об этом рассказала «РГ» и мы полностью приводим ее материал, посчитав его очень важным.
Организованные преступные группировки после распада СССР фактически превратились в «теневую» ветвь власти. Они брали под свой контроль крупные заводы, целые города и регионы. Большие финансовые возможности, доступ к оружию и сращивание с нечистоплотными работниками правоохранительной системы и местных администраций долго не давали к ним подступиться. Но государство окрепло, и наказание для преступников стало неотвратимым. Сегодня по прошествии времени отчетливо видно, почему многие годы государство проигрывало криминалу.
Вспомним, например, страшные события ноября 2010 года. Тогда в доме фермера Сервера Аметова в станице Кущевской были убиты 12 человек. Жестокость бессмысленной расправы потрясла страну — среди убитых были дети. За дело взялся и лично его глава . Так  узнала о существовании кущевской, или цапковской, ОПГ, названной по имени ее главаря Сергея Цапка.
Та история оставила без ответов много вопросов. Неужели местные чиновники, депутаты и правоохранители не знали о существовании этой ОПГ? Почему молчали и бездействовали? Боялись расправы или были коррумпированы? Понес ли кто-нибудь из них ответственность за то, что случилось в станице? Да, бандиты виновны, но ведь кто-то дал им волю так действовать!
Выяснилось, что цапковская ОПГ возникла в начале 1990-х. Да, она не была такой известной, как, например, солнцевские или ореховские. Но на счету этих бандитов были десятки убийств, изнасилований, грабежей, вымогательств и избиений…
Борьба с ними, казалось, не имела перспектив: свидетелей запугивали, а случись что — на помощь «цапкам» привозили адвокатов из . Но после вмешательства СК в течение нескольких месяцев члены ОПГ были арестованы. Расследование убийства в доме фермера объединили с еще 37 уголовными делами в отношении членов банды. Цапок и двое его сообщников получили пожизненные сроки.
Страшные события девятилетней давности надолго останутся в памяти местных жителей. Однако они уже избавились от страха — благодаря решительным действиям правоохранителей станица была полностью декриминализирована. Жизнь вернулась в нормальное русло, и сегодня в Кущевской уже не боятся растить детей или заниматься бизнесом.
Еще один из «героев» этих лет — небезызвестный , он же «Толя-Бык». Некогда скромный учитель физкультуры из  стал хозяином региона.
В 1992 году Быков приобрел 10 процентов акций Красноярского алюминиевого завода (КрАЗ), к 2000 году стал его председателем и увеличил долю до 28 процентов. А для тех, кто не хотел сдаваться, у него были наготове и более радикальные методы. В СМИ Быков фигурировал как «самый авторитетный человек в Красноярском крае». Борьбу за контроль над КрАЗом СМИ окрестили первой алюминиевой войной, жертвами которой стали многие предприниматели.
Как писали СМИ, в ноябре 1999 года Быкова задержали в  и экстрадировали в Россию. В июне 2002-го Мещанский суд Москвы приговорил его к 6,5 года лишения свободы условно за организацию покушения на другого «авторитета» — Вилора Струганова (Паша Цветомузыка), но затем он был амнистирован.
Находясь в , Быков полностью утратил контроль над КрАЗом. Освобождение предприятия от сетей криминала, ставшее возможным благодаря усилиям , возродило завод: он вошел в , и уже в 2004 году там стартовала масштабная модернизационная программа.
Организованной преступности противостояло неорганизованное общество. Милиции население не доверяло, а властные чиновники трусливо отводили глаза от громких преступлений. Так мы стали очевидцами еще одного уникального явления — рождения тольяттинского спрута.
Некогда самый малонаселенный в Самарской области город Тольятти после постройки ВАЗа в 1966 году стал автомобильной столицей СССР, а после его распада превратился в одну из криминальных столиц России. Очень скоро преступные группировки взяли под контроль весь завод и изобрели десятки изощренных способов воровства запчастей, автомобилей и прибыли. стал ареной самой кровавой криминальной войны в истории России. Ее вели члены волговской, напарниковской, купеевской и других преступных группировок Тольятти. Жертвами стали несколько сотен человек — боевики конкурирующих ОПГ, сотрудники завода и связанных с ним фирм, журналисты и стражи порядка.
Когда-то по советскому телевидению был показан итальянский сериал о том, как комиссар Каттани борется с мафией — наше население внимало этим кинокадрам с огромным вниманием и тоской: а где же наш доблестный комиссар?
Такие люди были. Огромный вклад в борьбу с бандитами внес легендарный глава тольяттинского уголовного розыска . Несколько раз на его жизнь покушались, и в 2000 году пули бандитов достигли цели — машину Огородникова расстреляли из автомата.
Коренной перелом в борьбе с криминалом произошел в 2005 году. Завод был взят под усиленную охрану МВД, для чего в Тольятти прибыли 140 милиционеров из других регионов. Новой команде управленцев предстояло провести тотальную зачистку предприятия от криминала. Задача была не из легких: СМИ писали, что только по официальным данным средняя сумма ежегодных потерь от краж равнялась 30 миллионам долларов США.
В результате оперативных действий было возбуждено 58 уголовных дел по 92 эпизодам хищений заводской собственности. Криминалу был нанесен решающий удар, а в истории АвтоВАЗа началась новая эпоха. В 2007 году на завод пришел стратегический иностранный инвестор — мировой автогигант , чего еще в начале 2000-х было невозможно представить.
Безнаказанность порождает аналоги: в Тольятти образовался второй крупный криминальный очаг. Параллельно с АвтоВАЗом развивалась не менее примечательная история другого крупного предприятия — . В отличие от многих начинал не со спортивных штанов и рэкета, а был «красным директором» ТОАЗа с советских времен. В 90-х ему удалось прибрать ценнейший актив к рукам, в том числе заручившись поддержкой чиновников из областного комитета по имуществу, впоследствии занявших на ТОАЗе руководящие посты. В ход также могли идти угрозы и обман простых работников, которым в результате приватизации достались акции завода. Как и у Анатолия Быкова, с неугодными акционерами у Махлая разговор был короткий — по данным СМИ, вложившая в завод 20 миллионов долларов США в обмен на 10 процентов акций ирландская фирма Eurotoaz Limited однажды просто не обнаружила себя в реестре акционеров.
Как писали СМИ, в 2012 году против Сергея и Владимира Махлаев было возбуждено уголовное дело о мошенничестве в особо крупном размере, совершенном группой лиц по предварительному сговору. По версии следствия, в течение нескольких лет «Тольяттиазот» продавал по заниженной цене за рубеж аммиак и карбамид через компании, принадлежащие  — сыну швейцарского бизнес-партнера Махлая Феликса Циви.
Идея была проста: купленный по заниженной цене аммиак и карбамид офшор реализовывал уже по рыночной стоимости. Разница, составлявшая десятки миллиардов рублей, Махлаями и Циви присваивалась.
Растаскивалось и имущество завода. В 2001-2010 годах на подконтрольные фирмы была выведена значительная часть производственных мощностей — агрегат аммиака №7, производство метанола и другие активы. В 2005 году Махлай сбежал в Великобританию.
А в 2012 году появилась новая информация — были озвучены предполагаемые причины нашумевшего убийства работницы эскорта Елены Поваляевой в 1997 году в Тольятти. СМИ сообщали, что отбывающий пожизненное наказание в Оренбургской области Евгений Кутьминов признался, что убийство девушки было совершено членами банды «Фантомасы». Убили Поваляеву после того, как она «предъявила Махлаю ультиматум: либо он покупает ей двухкомнатную квартиру, либо она обнародует компрометирующие документы, которые бизнесмен хранил у нее на съемном жилье».
С отъездом Махлая за границу преступления не прекратились. Не то чтобы в местных правоохранительных органах о них не знали, просто у Махлаев, как и у Цапков, в своем городе все было крепко «схвачено». Вокруг «Тольяттиазота» выросло множество криминальных организаций.
Но 2012 год стал началом конца криминального бизнеса на ТОАЗе: после возбуждения СК РФ уголовного дела о мошенничестве начался процесс декриминализации предприятия. Из-за масштаба и широкого общественного резонанса дело под личный контроль взял глава СК РФ Александр Бастрыкин. Расследование оказалось долгим и сложным. Следователи проделали титаническую работу, распутывая криминальную сеть, выходящую далеко за границы России, которую создали Махлаи и их зарубежные подельники.
Словом, организованная преступность усложнилась, она поспевает за всеми новациями века. «Расшифровывать» ее следственным органам приходится годами. И вот закономерный финал.
Решением Комсомольского районного суда Тольятти от 5 июля текущего года Владимир и Сергей Махлаи, экс-гендиректор , Андреас Циви и его подчиненный Беат Рупрехт были приговорены заочно к 8,5-9 годам лишения свободы. Суд обязал их возместить «Тольяттиазоту» и его миноритарным акционерам более 85 миллиардов рублей ущерба.
В мае 2019 года против Махлаев, Циви и еще десятка фигурантов было возбуждено новое уголовное дело — по ст. 210 УК РФ (организация преступного сообщества или участие в нем). 31 мая при попытке покинуть страну был арестован председатель правления .
По данным СМИ, ему принадлежала роль «финансового мозга» ОПГ. Во вверенном ему Тольяттихимбанке Попов развернул настоящий центр управления офшорами, принадлежащими Махлаям и Циви. Выведенная с ТОАЗа в результате мошеннической схемы прибыль оказывалась на счетах этих офшоров в Тольяттихимбанке, не имея никакой видимой связи с их настоящими владельцами. В дальнейшем деньги проходили процедуру «отмывания» — например, выдавались в качестве кредита сторонним организациям, возвращаясь в банк уже как вполне легальная прибыль. Часть из них обналичивалась для использования в коррупционных целях и направлялась на взятки должностным лицам.
Несмотря на то, что 1990-е годы с их преступным беспределом остались далеко позади, в России еще продолжают действовать отдельные криминальные группировки, высасывающие деньги из крупных предприятий и финансово обескровливающие региональные бюджеты.
Как показывает практика, борьба с организованной преступностью приносит свои плоды, если ей противопоставить системность. А она есть: укрепилась вертикаль власти, переформатировалась полиция, органы следствия наработали необходимый опыт и экспертизу. Из рядов правоохранителей вычищаются предатели, принцип неприкасаемости к отдельным должностным лицам, виновным в нарушении закона, уже не довлеет над обществом. Процесс борьбы с преступностью продолжается. Но мы научились побеждать.
Новости Украины: Спецназовцы задержали в Киеве мужчину, который собирался взорвать мост
Чудо на кладбище: младенец провел под землей трое суток
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео