Ещё

Сын Федора Конюхова Оскар: Я хотел увидеть мир отца его глазами 

Сын Федора Конюхова Оскар: Я хотел увидеть мир отца его глазами
Фото: ИД "Собеседник"
Сын известного путешественника Оскар возглавляет экспедиционный штаб и является его правой рукой во всех проектах. О Конюхове-путешественнике и Конюхове — главе семьи мы и поговорили с Оскаром.
«Деньги находим не на все проекты»
— Большое видится на расстоянии. Когда вы поняли, что ваш отец — невероятный человек?
— Когда я был ребенком, подростком и даже студентом, я этого не понимал. Осознание пришло, когда стал работать в качестве менеджера проектов Федора и изнутри увидел кухню его путешествий: как сложно и тяжело реализуются проекты, будь то полет на воздушном шаре, кругосветное плавание на яхте или переход через океан на весельной лодке.
Я как соучастник проектов Федора Конюхова увидел, какая работа за всем этим стоит: это и подготовка к путешествиям, и работа с партнерами и спонсорами. Ко мне часто приходят люди и говорят: «Если бы нам деньги дали, мы бы тоже много куда отправились». А вы попробуйте найти деньги, заинтересуйте, убедите спонсоров, что это нужно! У Федора сейчас список из 20 проектов, по одной экспедиции в год, но не на все мы можем найти инвесторов. Мы никогда не обижаемся на партнеров. Если нашу идею не поддержали — значит, она неинтересна или мы неправильно сформулировали задачу. В общем, работать нужно над собой, а не ныть, что нам не дают денег.
— Вы выразили желание работать с отцом или он сам вам предложил?
— Это было в 1998 году. Мне было 22 года, и я заканчивал экономический факультет РГГУ. Федор пригласил меня помочь с приобретением яхты для кругосветного плавания. Нужен был человек для административного ведения сделки: предстояло найти партнера, купить яхту, перегнать ее из  в , провести ремонт и подготовку к кругосветному плаванию.
А потом в 2000 году была гонка на собачьих упряжках IDITAROD на , переход в 2002 году через Атлантический океан на весельной лодке и многие другие проекты, в которые я был вовлечен в качестве менеджера. И каждый раз восхищался отцом, ведь раньше он всем управлением занимался сам!
«Отец всегда говорил, что у человека должна быть цель»
— Каким отцом для вас в детстве был Федор Конюхов? У него вообще было время на семью?
— Отец проводил со мной столько времени, сколько у него получалось с учетом того, что он ходил в экспедиции, был членом Союза художников СССР и много работал на подмосковных творческих дачах (Сенеж, Челюскинская). Сейчас у меня самого дети, и я понимаю: того времени было достаточно. Его хватило, чтобы сделать меня тем, кем я являюсь.
При всей его занятости он брал меня в путешествия и на тренировки. Я был с ним в Арктике, на острове Средний, в тайге в Красноярском крае на реке Мана, ходил на яхте в Приморском крае… Конечно, он брал меня туда, где я мог физически справиться, а не туда, где опасно и где гибнут даже тренированные люди. Чтобы я мог увидеть своими глазами мир приключений, путешествий — его мир. Уже взрослым я стал ходить под парусом. Любовь к природе, к странствиям у меня от отца.
— Что еще пытался в вас заложить отец?
— Он всегда мне говорил с детства, что у человека должна быть цель в жизни. Цели могут меняться, но они всегда должны быть. Вот утром ты встал, позавтракал, пошел на работу — и должен понимать, ради чего это, зачем. День нужно прожить так, чтобы на чуточку приблизиться к своей цели. У Федора и сейчас есть цели: 20 планов экспедиционных, 20 планов творческих, он пишет книги, рисует картины, работает над скульптурой Николая Чудотворца для города Находка.
У него никогда не было депрессии, и сейчас проблема у него другая — как успеть осуществить задуманное за 24 часа.
Вокруг Земли за 11 дней
— Какой проект Федора Конюхова вы считаете самым крутым?
— Полет на воздушном шаре. До него было только два удачных полета, но отец с первой попытки и быстрее своих предшественников облетел Землю — за 11 дней. Пролетел над аэродромом Нортхэм (Западная Австралия), с которого стартовал, и приземлился в 200 километрах от него. Это на высоте 10 тысяч километров, где каждый день происходили события, которые радикально могли повлиять на успех полета. И кислородное оборудование выходило из строя, что на такой высоте означает мгновенную смерть, но Федор вовремя заметил неполадку и подключил аварийный кислородный баллон. И печка замерзла, которая отапливает гондолу. И грозовые облака были, из-за которых пришлось уходить в Антарктиду на 60-й градус южной широты. Если бы Федор выпал из воздушного потока и завис над Антарктидой, топливо бы закончилось и он упал бы в Южный океан. Никто бы его не нашел — там полярная ночь…
— А кем восхищается сам Федор Конюхов?
— Если мы говорим про путешественников, то это наш русский исследователь , который пытался достичь Северного полюса в 1914 году, погиб на пути к нему и похоронен на Земле Франца-Иосифа. В искусстве это американский художник Рокуэлл Кент и наш . Из путешественников-одиночек — японец Наоми Уэмура. Он в одиночку дошел до Северного полюса и погиб в Северной Америке, на горе Мак-Кинли: попал в лавину, совершая зимнее восхождение.
Отца восхищает американский режиссер , который заказал специальный батискаф и погрузился на дно Марианской впадины на глубину 11 тысяч километров. Человек, у которого есть имя, много успешных фильмов и которому есть что терять, пошел на серьезный риск.
Лежит в океане вверх ногами и любуется цветом воды
— Экстремальные путешествия — сплошные ограничения. В обычной жизни Федор Конюхов тоже непривередлив?
— Он очень скромный в быту человек. У него есть мастерская у станции метро «Павелецкая», где он часто остается на ночь. В питании у него нет особых запросов, заполнять его райдер очень легко. Гостиницу выбирает ту, что ближе всех расположена к месту проведения мероприятия, летает экономклассом…
— Ваш отец любит рассказывать о своих приключениях, делится впечатлениями в семейном кругу?
— Федор — великолепный рассказчик, особенно в узком кругу. Он камерный оратор, стадионы не его формат, а вот конференц-зал или творческая мастерская — его аудитория. Он подает все свои перипетии, все свои рискованные ситуации без нагнетания страстей, не драматизирует. Страшилок мы от него не слышим.
Вот недавно завершился проект — переход в весельной лодке от Новой Зеландии к мысу Горн в Южном океане. Это 154 дня в неистовых пятидесятых широтах, где ветер — 100 км/ч, холодно, дождь, снег. У нас такая погода в конце ноября — начале декабря. Там сутки в весельной лодке не каждый выживет, а отец провел почти 6 месяцев! В тот же вечер, когда закончилась экспедиция, он шутил и рассказывал, что, когда его лодка перевернулась, он заметил: цвет у воды в океане другой — салатовый. Человек лежит перевернутый в Южном океане в 5 тысячах км до ближайшей земли, смотрит в иллюминатор и обращает внимание на цвет воды…
* * *
Материал вышел в издании «Собеседник+» №08-2019 под заголовком «Страсть к приключениям у Конюховых в крови».
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео