Ещё

Consortium News (США): деградация российско-американских отношений 

Consortium News (США): деградация российско-американских отношений
Фото: ИноСМИ
В 2014 году мы наблюдали поддержанную Америкой смену режима и начало гражданской войны на Украине. В феврале, спустя несколько месяцев растущей напряженности, напрямую связанной с антироссийскими протестами на центральной площади Киева, произошло кровавое столкновение между протестующими и украинской полицией, которое было спровоцировано снайперами (теперь мы знаем, что это были профессиональные грузинские снайперы), открывшими огонь по полицейским. Избранное правительство было свергнуто, а президент Виктор Янукович бежал в Россию.
Новое правительство Петра Порошенко пообещало ввести жесткие законы, запрещающие использовать русский язык. Ополченцы в двух русскоязычных областях на востоке Украины захватили контроль в свои руки и обратились к российской армии за помощью. В марте в русскоязычном Крыму прошел референдум по вопросу о выходе из состава Украины, и безопасность во время голосования обеспечивали российские солдаты. Подавляющее большинство жителей Крыма проголосовали за присоединение к России, а парламент и президент России поспешили удовлетворить их просьбу. На границе между Крымом и Украиной появилась защита от диверсантов. Теперь Крым процветает под руководством своего пророссийского правительства, а российские инвестиции в его транспортную инфраструктуру послужили мощным толчком для развития его экономики.
В апреле Порошенко распорядился начать полноценное военное наступление на сепаратистские районы — Донецкую и Луганскую области на востоке Украины. Началась жестокая гражданская война, в ходе которой воздушные и артиллерийский бомбардировки унесли жизни множества людей и оставили после себя множество разрушений. Жители востока Украины стали массово уезжать в Россию и другие части Украины. В июле 2014 года был сбит пассажирский самолет MH17.
К августу 2015 года, по данным Управления ООН по координации гуманитарных вопросов, в результате боевых действий на востоке Украины погибло 13 тысяч человек, и около 30 тысяч получили ранения. 1,4 миллиона украинцев стали «внутренне перемещенными лицами», а 925 тысяч бежали в соседние страны — в основном в Россию и Польшу.
Сейчас этот военный конфликт зашел в тупик, как, впрочем, и Минский мирный процесс. Однако время от времени на востоке Украины все же происходят столкновения, и наблюдатели ООН чаще всего возлагают ответственность за них на украинскую армию. В августе ООН сообщило, что эта война непосредственным образом затронула 5,2 миллиона человек, и что сейчас в помощи нуждаются 3,5 миллиона человек, в том числе 500 тысяч детей. Большинство россиян винят Запад в разжигании враждебного отношения украинцев к России. Эта война возрождает в сознании старшего поколения россиян воспоминания о вторжении нацистов в 1941 году. Российско-украинская граница находится всего в 550 километрах от Москвы.
Сирийский очаг
Российские военные вмешались в сирийскую гражданскую войну в сентябре 2015 года по просьбе сирийского правительства, которое сдавало свои позиции под натиском исламистских экстремистов, пользовавшихся поддержкой иностранных боевиков с их современным оружием. При поддержке российских военных в воздухе и на земле правительственным войскам удалось изменить ход войны. Они вернули контроль над Пальмирой и Алеппо в 2016 году. Химическая атака, которую предположительно совершили сирийские правительственные войска в апреле 2017 года, повлекла за собой знаковый бомбовый удар США по одной из военно-воздушных баз сирийского правительства, — это стало тогда одним из первых решений недавно избранного президента США Дональда Трампа.
НАТО, стратегический баланс, санкции
Напряженность возросла в Прибалтике, поскольку НАТО перемещает сухопутные войска и тактические ракеты все ближе к границам прибалтийских стран с Россией. ВМС и ВВС обеих сторон ведут крайне опасную игру в Прибалтике. Американские противоракеты с неядерными боеголовками малой дальности были развернуты в Польше якобы с целью противостояния угрозе со стороны Ирана. Однако их очень легко превратить в ракеты с ядерными боеголовками, направленные против России.
Переговоры по вопросу о контроле над ядерным оружием зашли в тупик. В 2019 году США и Россия вышли из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, обвинив друг друга в нарушении его условий. В марте 2018 года Путин объявил о том, что Россия разработала новые виды межконтинентальных ядерных ракет, в которых были применены технологии, делающие противоракетные системы США абсолютно бесполезными. Запад притворился, что проигнорировал это объявление, однако министерства обороны западных стран несомненно обратили на него пристальное внимание. Концепция сдерживания посредством угрозы ответного ядерного удара вернулась, хотя многие на Западе уже забыли, что это значит. Но русские точно знают, что это значит.
Демонстрация ракеты 9М729 для военных атташе
Запад продолжает ужесточать санкции против России, введенные после событий на Украине в 2014 году. США все еще пытаются блокировать строительство газопровода «Северный поток — 2», который должен связать Россию и Германию. Санкции ускоряют процесс разделения мира на два торговых и платежных блока: блок под руководством НАТО и остальной мир, которым руководит Китай при полной поддержке России и заинтересованности со стороны Индии, Японии, Южной Кореи и государств Юго-Восточной Азии.
Возвращение в Москву
В 2013 году мои дети подарили мне Ipad. Я стал по несколько часов в день читать новости и аналитические статьи, публикуемые на различных американских и британских диссидентских сайтах, статьи таких журналистов, как британец Крейг Мюррей (Craig Murray) и американец Стивен Коэн (Stephen Cohen), а также некоторые российские сайты — rt.com, Sputnik, ТАСС и официальный сайт Министерства иностранных дел России mid.ru.
В конце 2015 года я решил самостоятельно поехать в Россию, чтобы написать свои мемуары под названием «Возвращение в Москву» (Return to Moscow). Я планировал сравнить свои впечатления о Советском Союзе, где я жил и работал в качестве австралийского дипломата в 1969-1971 годах, с моими впечатлениями от современной России. Я знал, что за это время произошли огромные изменения. Я хотел своими глазами увидеть «путинскую Россию», почувствовать, каково это — приехать туда зимой в качестве анонимного гостя. Я хотел выйти за рамки всем известного однобокого, враждебного восприятия России, которое нам транслируют ведущие западные СМИ. Я хотел взять своих читателей с собой в культурное паломничество по трагедиям и великолепию истории России. Как и в случае с моей предыдущей книгой об Испании «Прогулка по Камино» (Walking the Camino), у меня не было намерения писать книгу о политике, однако по каким-то причинам она получилась именно такой.
Прежде чем поехать в Россию в январе 2016 года, я сохранял своего рода нейтралитет в вопросах современной политики России. Если представить себе детские качели-балансир, я сидел где-то посередине.
Я писал книгу в конце 2015 и начале 2016 года. Она вышла в свет в марте 2017 года. К тому времени я уже решительно поддерживал политический курс России — то есть занял на качелях сторону России — на основании того, что я увидел в этой стране, что я прочел и обдумал за тот год.
С тех пор я ездил в Россию еще два раза, зимой 2018 и 2019 годов. В 2018 году я посетил Крым, и мне довелось своими глазами увидеть воскресную демонстрацию, которую Навальный организовал в Москве. Я получил огромное удовольствие от этих трех поездок, поскольку, как мне кажется, они придали моим суждениям о России определенную глубину и достоверность.
Русофобия укореняется
Россия стала важной темой в период президентских выборов 2016 года. По мере роста шансов на победу кандидата от Республиканской партии Дональда Трампа антироссийские и антипутинские позиции ужесточались внутри администрации Обамы и в руководстве Демократической партии, которое поддерживало Хиллари Клинтон.
Президент РФ Владимир Путин и президент США Дональд Трамп на совместной пресс-конференции по итогам встречи в Хельсинки. 16 июля 2018
Россия и Путин оказались в центре бури всепоглощающей ярости и ненависти демократов по отношению к одержавшему победу Трампу. Русофобия прочно закрепилась в рядах политической и стратегической элиты Вашингтона и Лондона, особенно в кругах разведки, — вспомните Помпео, Бреннана, Коми и Клэппера. Все внезапно перестали следовать требованиям международного протокола и дипломатических приличий в отношении России и ее президента, о чем свидетельствует жуткая обложка журнала «Экономист», вышедшего в октябре 2016 года.
Мои впечатления о незаявленной политической цензуре в Австралии, которые я получил за четыре месяца после выхода в свет моей книги «Возвращение в Москву», подтверждают мысль о том, что:
Сейчас мы переживаем самый разгар безжалостной, но по большей части скрытой информационной войны англо-американского альянса против России. В условиях этой войны те, кто решится публично высказаться в поддержку идеи о необходимости разрядки напряженности в отношениях с Россией, лишатся права участвовать в широких дискуссиях.
В гуще войны
Когда я обращался к вам два года назад, я и понятия не имел, насколько масштабной и безжалостной становится эта информационная война. Я знал, что на Западе прочно укореняется ложный негативный образ России, несмотря на то, что Россия становится все более уверенным и достойным восхищения гражданским обществом, что она движется в сторону более совершенной демократии и более высокого уровня жизни, одновременно укрепляя свою национальную безопасность. Тогда я не знал, почему так происходит и как.
Перед выходом моей новой книги мне хватило времени лишь на то, чтобы добавить в нее несколько заключительных абзацев касательно возможных последствий неожиданной победы Трампа на президентских выборах 2016 года для отношений между Россией и Западом. Тогда я проявил осторожность и оказался прав, потому что после инаугурации Трампа мы наблюдали за тем, как в Вашингтоне постепенно затихали голоса тех, кто выступал в поддержку разрядки напряженности в отношениях с Россией, и как американское глубинное государство, воплощением которого в апреле 2018 года стали госсекретарь Помпео и советник по вопросам национальной безопасности Болтон, шаг за шагом захватывало контроль над новым эксцентричным президентом. Теперь Болтона сбросили с саней, чтобы отвлечь волков, однако под руководством сладкоречивого Помпео политика осталась прежней.
Правда, доверие и дезинформация
Позвольте мне теперь рассказать вам немного теории о политической реальности и восприятии, а также о том, как власти заставляют народ верить в дезинформацию. Позвольте мне в связи с этим выразить признательность бесстрашной и блестящей независимой австралийской журналистке Кейтлин Джонстоун (Caitlin Johnstone).
Специалисты в области поведенческих наук изучали то, что прежде называлось пропагандой, начиная со времен Первой мировой войны. Англия всегда добивалась блестящих успехов в этой области. Современные войны ведутся и проигрываются не только на полях сражений, но и в сознании народов. Пропаганда — или, как мы ее теперь называем, информационная война — включает в себя попытки деморализовать и подорвать уверенность народа враждебного государства и одновременно с этим повлиять на представления и убеждения своего собственного народа.
За последние несколько лет революция в области информационных технологий во много раз повысила эффективность информационной войны. Уже в 1940-х годах Джордж Оруэлл понимал, с какой легкостью правительства могут контролировать и формировать общественное восприятие реальности и подавлять инакомыслие. Его блестящие книги «1984» и «Скотный двор» до сих пор могут служить инструкциями для изучения принципов информационной войны. В этих книгах рассказывается о том, как государство создает ложные мифы и интерпретации, с помощью которых оно затем контролирует свой доверчивый народ.
Трансляция «Прямой линии с Владимиром Путиным» в Великом Новгороде. 15 июня 2017
Свои книги разочарованный Оруэлл написал на основании впечатлений от реальной политики. Будучи добровольцем, принявшим участие в испанской гражданской войне, он видел, как обе стороны испанского конфликта использовали ложную информацию и пропаганду, чтобы демонизировать врага. Он также видел, как нацистская и сталинская системы в Германии и России использовали пропаганду, чтобы обосновывать показательные судебные процессы и чистки, существование концентрационных лагерей и ГУЛАГов, антисемитизм и Холокост, идеологии о превосходстве германской расы и классовых врагах, и как в этих жестко контролируемых обществах подавлялось всякое инакомыслие. Оруэлл пытался предупредить своих читателей: все это может произойти здесь, в вашей старой доброй Англии. Но, поскольку войну с фашизмом выиграли хорошие парни, его предостережения были проигнорированы.
Сегодня люди в Великобритании, США и Австралии живут в эпоху информационной войны, которая очень напоминает мир, описанный Оруэллом. Суть контроля над информацией состоит в эффективном управлении двумя элементами — доверием и страхом — с целью формирования и закрепления определенного видения правды. Правда, доверие и страх — это три ключевых элемента, коими они были 100 лет назад и остаются до сих пор.
Те, кто работает или прежде работал в структурах, связанных с правительством, — в министерствах, в политике, в вооруженных силах, в ведущих университетах — чаще всего принимают ту «правду», которую им диктует правительство. Так происходит по причине верности организации, желания сделать карьеру или просто из-за интеллектуальной инертности. Именно поэтому такие сложные темы, как война во Вьетнаме и вторжение США в Ирак в 2003 году, вызывают крайне тяжелые мысли у совестливых людей, работающих в правительстве или в вооруженных силах Австралии. Они вынуждены прибегать к «двоемыслию», о котором писал Оруэлл:
ДВОЕМЫСЛИЕ
Ум его [Уинстона] забрел в лабиринты двоемыслия. Зная, не знать; верить в свою правдивость, излагая обдуманную ложь; придерживаться одновременно двух противоположных мнений, понимая, что одно исключает другое, и быть убежденным в обоих; логикой убивать логику; отвергать мораль, провозглашая ее; полагать, что демократия невозможна и что партия — блюститель демократии; забыть то, что требуется забыть, и снова вызвать в памяти, когда это понадобится, и снова немедленно забыть, и, главное, применять этот процесс к самому процессу — вот в чем самая тонкость: сознательно преодолевать сознание и при этом не сознавать, что занимаешься самогипнозом. И даже слова «двоемыслие» не поймешь, не прибегнув к двоемыслию. (Джордж Оруэлл, «1984».)
Даже в страшных снах Уинстона было место выбору — погрузиться в аполитичный мир пролов или обдумывать запрещенные идеи и читать запрещенные книги. Эти варианты влекли за собой огромные риски и наказания. Большинству людей было гораздо проще и безопаснее верить фейковым новостям, которые им навязывали контролируемые государством СМИ.
«Доверие, правда и дезинформация»
В «Австралиэн файнэншл ревью» (Australian Financial Review) журналист «Фэйрфакс» (Fairfax) Эндрю Кларк (Andrew Clark) опубликовал эссе с оптимистичным названием «Не фейковые новости: почему в Австралии правда и доверие все еще находятся в хорошей форме» (Not fake news: Why truth and trust are still in good shape in Australia, AFR, 22.12.2018), в котором процитировал профессора Уильяма Дэвиса (William Davies):
«Большую часть времени то, что мы называем «правдой», на самом деле представляет собой инвестицию доверия в наши структуры политики и общественной жизни… Когда уровень доверия опускается ниже определенной точки, многие люди начинают воспринимать всю картину политики и общественной жизни как фикцию».
Вот моя главная мысль: Эффективная информационная война требует формирования такого уровня общественного доверия, которого будет достаточно для того, чтобы общество верило, что ложь государства — это правда.
Ключевыми инструментами здесь являются повторы сообщений и диверсификация голосов, которым общество доверяет. Как только формируется критическая масса людей, верящих в те или иные ложные тезисы, ложь закрепляется, и ее распространение превращается в самоподдерживающийся процесс.
Несколько дней назад Кейтлин Джонстоун описала это следующим образом:
«Власть способна контролировать то, что происходит. Абсолютная власть способна контролировать то, что люди думают о происходящем. Если вы способны контролировать происходящее, вы сможете сохранять власть до тех пор, пока общество не устанет от вашей лжи и не свергнет вас. Если же вы способны контролировать то, что люди думают о происходящем, вы сможете сохранить власть навечно. Пока вы контролируете то, как люди интерпретируют обстоятельства и события, вам все будет сходить с рук».
Интернет дал возможность проводить пропагандистские кампании, которые прежде занимали недели и месяцы, всего за несколько часов или даже минут. Необходимо быстро проникнуть, использовать достаточно крупные кластеры внушающих доверие и разнообразных голосов, чтобы укоренить ложь, сделать так, чтобы ложь казалась правдой, и раздуть ее посредством соцсетей. Другими словами, нужно создать внушающий доверие ложный нарратив, который быстро попадет в кровоток общества.
За последние два года я часто видел, как реализуется эта схема, — когда нужно было обвинить Россию в крушении пассажирского самолета MH17, когда нужно было ложно обвинить Асада в проведении газовых атак в Сирии, когда нужно было ложно обвинить Россию в организации покушения на Скрипалей с применением «Новичка», а также в случае с множеством ложных обвинений в рамках «рашагейта».
Именно отупляющее воздействие постоянного повторения ложной информации — множеством влиятельных людей и агентств, такими крупными телеканалами, как Би-би-си и Эй-би-си, либеральной англоязычной печатной прессой, — и придает этой системе ту силу, которая дает ей возможность воздействовать на доверчивых людей. Потому что, если столько разных и заслуживающих доверия людей постоянно озвучивают негативные оценки и повторяют негативные сообщения о России, Китае, Иране или Сирии, возникает убеждение, что они, должно быть, говорят правду.
Мы уже привыкли к тому, что в наших солидных газетах и на таких телеканалах, как Би-би-си, Эй-би-си и Эс-би-эс, ложь спокойно преподносится нам в качестве общепризнанного факта. В настоящее время больше не ведутся сколько-нибудь серьезные публичные дискуссии по поводу важнейших событий. Кроме социальных сетей у людей нет других мест, где они могли бы высказать свою точку зрения.
Порой ложные нарративы переплетаются. Зачастую один ложный нарратив используется, чтобы повлиять на восприятие людей в других вопросах. К примеру, британская разведка запустила фальшивую историю об отравлении Скрипалей в марте 2018 года, то есть тогда, когда нужно было обвинить президента Сирии Башара Асада в применении химического оружия против мирного населения Думы.
Трюк со Скрипалями
Трюк со Скрипалями представлял собой попытку Великобритании испортить Чемпионат мира по футболу, который Россия должна была принимать у себя в июне 2018 года. Однако сотни тысяч спортивных болельщиков из западных стран вернулись домой с самыми теплыми воспоминаниями о российском гостеприимстве.
Очистка связанных с отравлением Сергея Скрипаля и его дочери мест в Солсбери
Откуда я знаю, что история с отравлением Скрипалей — фейк? Начнем с того, что эта история нелогична, непоследовательна и постоянно менялась. Итак, в марте 2018 года два агента российской ФСБ якобы распылили «Новичок» — смертельный яд даже в самых малых дозах — на ручку входной двери дома Скрипалей. Никаких видеокадров Скрипалей, стоящих у этой двери в тот день, нет. Затем нам внушают, что Сергея и Юлию Скрипалей нашли лежащими на парковой скамейке без сознания, и что, возможно, именно там они и подверглись воздействию этого нервно-паралитического вещества? Вскоре после этого глава британской службы медицинских сестер сухопутных войск, проходивший мимо, нашел их и отправил в больницу.
Нам внушали, что большая часть Солсбери была заражена «Новичком», а спустя несколько недель там при загадочных обстоятельствах скончалась одна несчастная женщина. Между тем, говорили нам, Скрипалям каким-то образом удалось выжить. Но где они теперь? Мы увидели здоровую Юлию, которая в мае 2018 года рассказала на камеру тщательно отредактированную историю о чудесном выздоровлении — «один случай на миллион». Нас заверили, что ее отец тоже поправляется, однако с тех пор его никто не видел. 16 месяцев назад Скрипали попросту пропали. Живы они сейчас или мертвы? Находятся ли они в Великобритании добровольно или по принуждению?
Спустя месяц после отравления правительство Соединенного Королевства отправило биологические образцы, взятые у Скрипалей, в Организацию по запрещению химического оружия (ОЗХО). Эта организация перенаправила образцы в свою лабораторию в Шпице, Швейцария.
Заявление Лаврова о веществе BZ, апрель 2018
Спустя несколько дней министр иностранных дел России Сергей Лавров объявил в Москве о том, что лаборатория в Шпице обнаружила в образцах следы нервно-паралитического вещества BZ, которое применяли США и Соединенное Королевство и никогда не применяла Россия, и которое на несколько дней лишило Скрипалей дееспособности, но не убило их. Лавров также сообщил, что швейцарская лаборатория пришла к выводу, что образцы, взятые у Скрипалей, дважды вскрывались, пока они находились на хранении в Соединенном Королевстве, — первый раз это случилось вскоре после отравления, а второй раз — незадолго до передачи их в ОЗХО. По словам Лаврова, лаборатория в Шпице обнаружила высокую концентрацию «Новичка» (А-234) в его первоначальной форме. Это было крайне подозрительно, потому что А-234 — нестабильное вещество, и его невозможно сохранять в чистом виде в течение двух недель. Та доза, которую эксперты лаборатории в Шпице обнаружили в образцах, должна была убить Скрипалей. ОЗХО под давлением Великобритании опровергла заявление Лаврова, однако при этом отказалась обнародовать отчет экспертов.
Давайте теперь обратим внимание на предполагаемых убийц.
«Боширов и Петров»
Эти два оперативника ФСБ, которые приехали в Солсбери под вымышленными именами «Боширова» и «Петрова», не выглядели и не вели себя как настоящие убийцы. Гораздо больше доверия вызывает версия о том, что их отправили на переговоры с Сергеем Скрипалем, который, по слухам, хотел вернуться с Россию. Чтобы поехать в Соединенное Королевство, им нужно было подать документы для получения визы за месяц до поездки, — этого времени вполне достаточно, чтобы британские агентства идентифицировали их как оперативников ФСБ и разработали план покушения, которые те якобы хотели совершить. В этой ложной легенде множество противоречий. В британских соцсетях полно альтернативных теорий и опровержений. Русские вообще считают всю эту выдуманную британским правительством историю о Скрипалях нелепой. Они уже создали множество комедийных сценок и видеоигр на основе этой истории. Тем не менее фальшивое покушение на Скрипалей оказало мощное влияние на отношения между Россией и Западом.
Фальшивая история о применении химического оружия в Думе
Теперь обратимся к истории о том, что в апреле 2018 году Асад якобы применил в Думе химическое оружие. Эта выдуманная атака послужила поводом для мощного авиаудара НАТО по сирийским целям, который был нанесен по приказу Трампа. В те дни мы приблизились к началу третьей мировой войны. Но благодаря сдержанности министра обороны США Джеймса Мэттиса (James Mattis) и его российских коллег, нам удалось ее избежать.
Обвинение в том, что президент Сирии Башар Асад применил запрещенное химическое оружие против своего собственного народа, было основано исключительно на фальшивых видеокадрах, на которых мы увидели детей, якобы пострадавших в результате той атаки. Эти видео были сняты уже дискредитировавшими себя «Белыми касками» — спонсируемой Великобританией «гуманитарной» организацией, которая связана с сирийскими повстанцами и несет ответственность за гибель множества сирийцев. «Белые каски», основанные в 2013 году британским специалистом в области безопасности, ранее работавшим на разведку, по имени Джеймс Ле Мезурье (James Le Mesurier), специализировались на создании фальшивых видеороликов о мнимых преступлениях режима Асада против сирийских граждан. Сейчас это уже полностью дискредитировавшая себя организация, которая была готова убивать заключенных, а затем снимать их трупы на камеру, чтобы выдавать их за жертв химических атак режима.
«Белые каски»
Когда город Дума уже был готов сдаться под натиском сирийских правительственных сил, «Белые каски» заполнили комнату трупами убитых заключенных и сфотографировали их, выдав за жертв газовой атаки. Они также сняли видео о том, как они поливали из шланга детей, якобы подвергшихся воздействию отравляющих веществ. На Западе быстро распространился видеоролик с участием мальчика по имени Хасан Диаб (Hassan Diab).
Позже в Гааге Хасан Диаб публично рассказал, что его силой вытащили из дома, измазали чем-то жирным, а затем стали поливать водой из шланга, снимая это на видео. И в одно мгновение в глазах Запада этот мальчик превратился из героя в полное ничто, потому что западные правительства и СМИ отвергли его слова, назвав их российской и сирийской пропагандой.
Активисты из организации «Белые каски» в Алеппо, Сирия. 21 сентября 2016 год Позже стало известно, что ОЗХО скрыла доклад своих экспертов, побывавших в Думе, которые сообщили, что баллоны с отравляющим газом попросту не могли быть сброшены с воздуха — один из баллонов лежал на кровати в одной из жилых комнат, якобы упав туда через аккуратную дыру в крыше.
Я могу бесконечно описывать подробности этих ложных историй. Однако неважно, как часто критики разоблачают их фальшивую природу, наши политики и ведущие СМИ продолжают апеллировать к ним так, будто все они — чистая правда. После того, как люди поверили в ложные нарративы, разубедить их практически невозможно.
Точно такая же история произошла с фальшивыми рассказами о том, что вмешательство России в президентские выборы в США помогло Трампу победить в 2016 году. Хотя спецпрокурор Роберт Мюллер так и не смог найти убедительные доказательства того, что это правда, либеральные демократические СМИ в Америке продолжают на этом настаивать. То же самое произошло и с крушением MH17.
Управление мнением масс
Эта сгущающаяся атмосфера русофобии на Западе не случайна. Этим процессом управляют, и его регулярно подпитывают новыми порциями свежей лжи. Каждая новая порция лжи служит надежной платформой для следующей порции где-то еще. Лейтмотив: за всем плохим в мире стоит Россия.
Итак, откуда берется вся эта дезинформация? Фирмы в Вашингтоне и Лондоне, специализирующиеся на информационных технологиях, которые тесно связаны с представителями правящей элиты, — зачастую их связывает обучение в одних и тех же колледжах и университетах, — тщательно исследуют и проверяют на практике методы воздействия на мнение масс посредством ведущих СМИ и соцсетей. Они хорошо знают, — Оруэлл и Геббельс даже не могли себе представить такое, — как можно вбрасывать и бесконечно повторять желаемые сообщения. Они хорошо знают, как именно можно формировать критическую массу русофобских сообщений и посланий, и как привлечь внимание достаточного количества доверчивых последователей, чтобы процесс распространения этих сообщений стал самоподдерживающимся.
В Соединенном Королевстве пионерами в этой области стали такие компании, как «Эс-си-эл груп» (SCL Group), а затем ныне уже несуществующая «Кембридж аналитика» (Cambridge Analytica). В Вашингтоне тоже очень много подобных компаний, и все они занимаются наблюдением, генерированием и управлением мнением масс. Это гигантский бизнес, который работает в тесном сотрудничестве со службами национальной безопасности.
Начиная с ноября 2018 года группа неизвестных хакеров из Соединенного Королевства, называющих себя «Анонимоус» (Anonymous), приоткрыла окно в этот тайный мир. Всего за несколько недель они взломали, украли и выложили в сети огромное количество подлинных документов, созданных организацией «Институт государственного управления» (Institute for Statecraft) и проектом Integrity initiative, в которых подробно рассказывалось об их деятельности.
Из этих документов нам стало известно, что «Институт государственного управления» и проект Integrity initiative — это две британские организации по распространению дезинформации, работающие «на расстоянии вытянутой руки» от служб безопасности и правящего истеблишмента Соединенного Королевства, но при этом получающие от них финансирование. В них работают высокопоставленные офицеры вооруженных сил и разведки, зачастую ушедшие в отставку лишь номинально, а также журналисты и ученые, которые вместе создают и распространяют пропаганду в интересах Соединенного Королевства и его союзников.
Потрясенный этими утечками, Крис Доннелли (Chris Donnelly), ключевая фигура в «Институте государственного управления» и Integrity initiative и бывший офицер британской военной разведки, выступил в известном семиминутном видео, появившемся на сайте Ютуб в декабре 2018 года, в котором попытался обосновать свою работу.
Он заявил — довольно неубедительно, на мой взгляд, — что «Институт государственного управления» и проект Integrity initiative защищают западные общества от дезинформации и вредоносного влияния, исходящего в первую очередь от России. Он похвастался тем, как во многих западных странах, якобы подвергавшихся атакам со стороны России, они создали так называемые «группы влияния», чтобы «просвещать» общественность и тех, кто принимает решения, направляя их в пронатовском и антироссийском направлении.
Доннелли честно рассказал о том, что Запад уже ведет войну с Россией, — «новую разновидность войны», в которой, по его словам, «все становится оружием». Он заявил, что «дезинформация — это то, что объединяет все другие виды оружия в этом конфликте и добавляет им третье измерение».
Он подчеркнул, что Запад должен нанести ответный удар, если он хочет защитить себя и одержать победу.
Из документов, которые в сеть выложили хакеры группы «Анонимоус», мы можем узнать имена множества людей, которые работали в этих «группах влияния». Ими, как правило, становились люди, заработавшие себе репутацию в области журналистики, издательского дела, в университетах и внешнеполитических аналитических центрах, то есть «властители умов». В опубликованных хакерами документах объясняется, как проходил отбор идеологически подходящих кандидатов: сначала с ними проводили собеседование, а затем, когда им предлагали присоединиться к группам влияния, с них брали обещание хранить все в тайне.
Что интересно, австралийские СМИ не сообщили ни о разоблачениях «Анонимоус», ни о реакции Доннелли на эти разоблачения. Даже в Великобритании, где росло количество доказательств того, что проект Integrity Initiative проводил кампанию, направленную против лидера лейбористов Джереми Корбина (Jeremy Corbyn), это вызвало довольно вялый интерес со стороны прессы. Эта история быстро исчезла из ведущих СМИ и Би-би-си. Один помощник министра иностранных дел Великобритании позже признал, что Министерство иностранных дел Соединенного Королевства спонсировало «Институт государственного управления» — примерно по 3 миллиона фунтов стерлингов в год. Оно также предоставляло различного рода нематериальную поддержку.
Речь идет вовсе не о шпионаже в его традиционном понимании и не о поисках агентов влияния, близких к правительству. Речь идет о генерировании дезинформации с целью формирования у общественности определенной точки зрения.
Я думаю, что эти британские и американские кампании по распространению дезинформации — посредством секретных групп влияния, посредством системы обмена разведданными между пятью англоязычными странами и, вероятно, при поддержке британских и американских дипломатических миссий, — проводятся в Австралии уже много лет.
Вполне возможно, что их деятельность была направлена и против меня, — начиная с середины 2017 года, — чтобы ограничить коммерческий успех моей книги и воздействие содержащейся в ней опасной идеи о необходимости разрядки в отношениях между Востоком и Западом, а также чтобы заглушить мой голос в Австралии. Есть ли у меня доказательства? Да.
Российский государственный флаг в Санкт-Петербурге
Тот факт, что на фестивале писателей, который проходил в Мельбурне в августе 2017 года, каким-то загадочным образом пропали все мои книги, которые я должен был подписать и продать после своей лекции, нельзя назвать простой случайностью. Неслучайным было и то, что дебаты с [австралийским писателем и политическим аналитиком] Бобо Ло (Bobo Lo), которые должны были состояться в Уилеровском центре в Мельбурне, были отменены его спонсором, институтом Лоуи, за две недели до назначенной даты. Неслучайно и то, что последний раз я получал приглашение на фестиваль писателей 15 месяцев назад, в мае 2018 года, что мою книгу «Возвращение в Москву», не выдвинули ни на одну премию в Австралии, хотя я подавал заявки на все возможные конкурсы, что с момента презентации моей книги в августе 2017 года меня больше ни разу не пригласили в дискуссионные группы на Эй-би-си, ни разу не предложили выступить с лекциями о России в институтах и университетах, — кроме Австралийского института международных отношений.
Мои статьи и комментарии касательно отношений России и Запада больше не публиковались в ведущих СМИ или в таких солидных онлайн-журналах, как «Эврика стрит» (Eureka Street), «Конверсейшн» (Conversation), «Иинсайд стори» (Inside Story) или «Австралиэн бук ревью» (Australian Book Review). Несмотря на мое звание почетного научного сотрудника Австралийского национального университета, меня больше не приглашают выступить с публичными лекциями или присоединиться к дискуссионным группам в этом университете или любом другом аналитической центре Канберры. В начале 2018 года меня пригласили выступить с лекцией перед студентами старших курсов, которые отправлялись в Россию на обучение «методом погружения». В 2019 году я уже не получил приглашения, потому что руководство Австралийского национального университета решило, что я придерживаюсь слишком пропутинских взглядов.
Все эти скрытые методы способствовали тому, что мой голос непредвзятого писателя и эксперта в области отношений России и Запада звучал в Австралии все тише. Мне бы очень хотелось заблуждаться на этот счет, но все доказательства налицо.
Вполне возможно, здесь речь идет о методах «мягкого сдерживания», призванных заглушить мой пророссийский голос и остановить мое пророссийское перо, чтобы отбить у других — особенно тех, кто работает в или близко к правительству, — желание следовать моему примеру. Никто не собирается сажать меня в тюрьму, если только я не окажусь настолько глуп, чтобы нарушить теперь уже довольно жесткие австралийские законы, касающиеся иностранного влияния. Такие методы сдерживания должны внушить страх перед последствиями тем людям, которые все еще хотят построить карьеру, которые платят кредиты за недвижимость, которым нужно дать образование своим детям. Никто не хочет упускать возможность продвинуться вверх по карьерной лестнице.
Есть и другие признаки того, что элите австралийской системы национальной безопасности предусмотрительно внушили страх перед любыми публичными дискуссиями касательно положительного взаимодействия с Россией (а также с Китаем).
Сейчас наши ведущие СМИ, включая Эй-би-си и Эс-би-эс, имеют право сообщать только два вида новостей о России — негативные новости и комментарии или молчание. Если той или иной новости невозможно придать антироссийскую окраску, ее попросту нельзя публиковать. Важные новости, такие как состоявшийся на прошлой неделе Восточный экономический форум во Владивостоке, где председателем был президент Путин, и куда помимо 8,5 тысяч участников из 65 стран приехали премьер-министр Японии Абэ, премьер-министр Малайзии Махатхир и премьер-министр Индии Моди, попросту игнорируются.
Канал Эй-би-си придерживается довольно четкого представления о сбалансированной дискуссионной группе специалистов, которые могут обсуждать связанные с Россией вопросы, и воплощением этого его представления стал круглый стол на программе «Санди экстра» (Sunday Extra) под председательством Элеанор Холл (Eleanor Hall) от 22 июля 2018 года, — то есть он прошел уже после саммита Трампа и Путина в Хельсинки. Эта группа экспертов — бывший аналитик австралийского управления национальных разведывательных оценок, профессор в области истории России и Советского Союза из университета Мельбурна, а также эмигрант из России и журналист, которого представили как «корреспондента „Эхо Москвы“ в Вашингтоне», — потратили большую часть времени на насмешки над Путиным и Трампом. Другие точки зрения там так и не прозвучали.
Сейчас ведущие австралийские СМИ придерживаются строго антироссийской точки зрения по всем спорным вопросам: Украина, крушение самолета MH17, Сирия, Скрипали, Навальный и общественные протесты в России. В Австралии вы обнаружите либо ничем не подкрепленную критику, либо просто молчание по таким важным вопросам, как контроль над вооружениями, стратегические и экономические отношения между Россией и Китаем, а также их влияние на национальную безопасность и экономику Австралии. Не предпринимается никаких попыток проанализировать негативное влияние антироссийских санкций на Австралию. Не ведется практически никаких дискуссий по вопросу о том, как укрепившиеся отношения Китая и России могут повлиять на национальную безопасность и экономическое благополучие Австралии теперь, когда влияние Америки в мире и в нашем регионе уменьшается, и когда надежность США в качестве союзника оказывается под вопросом. Замалчивание неудобной правды — это важная составляющая дезинформационной кампании.
Я вижу два противоречащих друг другу нарратива: преобладающий англо-американский ложный нарратив и попытки небольших групп несогласных, опирающихся на источники за пределами англо-американского нарратива, представить альтернативную версию событий, которая гораздо ближе к истине. Именно так сейчас воспринимают ситуацию большинство россиян.
Саммит Трампа и Путина в Хельсинки в июле 2018 года был испорчен историями со Скрипалями и сирийским химическим оружием. Трамп покинул тот саммит, лишившись друзей, напуганным и униженным. Вскоре он подчинился власти американского глубинного государства, которое тогда представляли госсекретарь Помпео и советник по вопросам национальной безопасности Болтон — обоих назначили на должности в апреле 2018 года, и после саммита в Хельсинки оба активно принялись за дело. Теперь Помпео ловко руководит внешней политикой Трампа.
Раны, нанесенные самим себе
Наконец, позвольте мне перечислить политические жертвы, которые появились за последние два года в Америке — раны, нанесенные самим себе, — в связи с этой секретной информационной войной против России. Позвольте мне их просто перечислить, не углубляясь в то, виновны они или нет. Итак, жертвы антироссийской информационной войны.
Первый советник Трампа по вопросам национальной безопасности, удостоенный высоких наград Майкл Флинн (Michael Flynn) лишился должности спустя всего три недели работы, а вскоре отправился в тюрьму. Его преемник Г. Р. Макмастер (H R McMaster) продержался всего 13 месяцев, после чего его сменил Джон Болтон. Первый госсекретарь Трампа Рекс Тиллерсон (Rex Tillerson) продержался на посту 14 месяцев, после чего его место занял бывший глава ЦРУ Майк Помпео. Главный стратег Трампа Стив Бэннон (Steve Bannon) проработал только семь месяцев. Бывший глава предвыборного штаба Трампа Пол Манафорт (Paul Manafort) сейчас находится в тюрьме.
Министр обороны США Джим Мэттис
Министр обороны Джейм Мэттис (James Mattis) проработал на посту почти два года, став бесценным источником стратегической стабильности. Он ушел в отставку в декабре 2018 года. Чрезвычайно опытный посол в России Джон Хантсман (Jon Huntsman) тоже проработал два года, — он уходит в отставку в октябре. Джон Келли (John Kelly) занимал должность главы аппарата Белого дома 18 месяцев. Менее значимые фигуры, такие как Джордж Пападопулос (George Papadopoulos) и бывший юрист Трампа Майкл Коэн (Michael Cohen), находятся в тюрьме. Я прихожу к выводу, что все те люди, которые, заняв высокие должности в новой администрации, возможно, со всей ответственностью пытались реализовать изначальное стремление Трампа найти способы налаживания отношений с Россией, — именно такое обещание Трамп дал во время своей предвыборной кампании, — последовательно устранялись один за другим. Теперь американское глубинное государство, настроенное против России и представленное приверженцами обеих партий, полностью вернуло себе контроль над ситуацией. В вопросах отношений с Россией Трампа надежно сдерживают.
Русские не верят, что разрядка напряженности или какие-либо серьезные переговоры по вопросу о контроле над вооружениями могут состояться, пока такие люди, как Помпео, контролируют Трампа. В Америке у закрепившейся за последние два года русофобии были и другие жертвы. На ум приходят Джулиан Ассанж (Julian Assange) и Челси Мэннинг (Chelsea Manning). А наивная Мария Бутина стала особенно трогательной жертвой косности американской судебной системы и мстительности глубинного государства.
Возможно, в Москве смеются над лживыми антироссийскими историями, исходящими со стороны Лондона и Вашингтона, однако им безоговорочно верят в Канберре. Мы оказались самой легковерной аудиторией. Мы не проводим никакого критического анализа. Важная фактическая информация о России или из России попросту не попадает в австралийские новости и комментарии — а также, боюсь, и в оценки австралийской разведки. Мы стали узниками ложных нарративов, которыми нас пичкают наши старшие партнеры по блоку «Пять глаз», США и Соединенное Королевство.
Заключение. Некоторые, возможно, не смогут принять то, что я сегодня говорю. Я это понимаю. Сейчас я опираюсь на информацию о России, почерпнутую мной из открытых источников, с которой многие попросту незнакомы, потому что предпочитают не читать в сети различные точки зрения, которые читаю я. И я уже очень далеко ушел от навязываемого Западом восприятия отношений между Россией и Западом.
Кризисы в Сирии и Иране показали, что при Трампе и Помпео риск глобальной ядерной войны, которая может начаться по случайности или из-за некомпетентности западных политиков, так же высок, как и во времена холодной войны. Западу нужно снова научиться тому, как можно эффективно и уважительно вести диалог с Россией и Китаем. Эти экспертные знания постепенно уходят в прошлое вместе с нашими более зрелыми и более мудрыми чиновниками и военачальниками.
Тони Кевин — бывший австралийский дипломат, который работал в Москве с 1969 по 1971 год, а затем был послом Австралии в Польше и Камбодже. Его новая книга называется «Возвращение в Москву» (Return to Moscow).
Гей-пара сбежала в США, прихватив усыновленных детей
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео