Ещё

Партия власти на выборах серьезно потеряла в авторитете даже при низкой явке и слабой альтернативе 

Спустя неделю после единого дня голосования уже можно спокойно и без эмоций анализировать произошедшее. Итак, все 13 врио губернаторов смогли избавиться от этой приставки, еще трое — успешно переизбраться. Особое внимание из-за протестов привлекла : в нее не попал глава столичного отделения , зато прошли 20 , яблочников и  против 25 поддержанных властью кандидатов. Общая тенденция всех кампаний такова: хоть «Единой России» (или поддержанным ею кандидатам) и удалось одержать победу, все это происходило на фоне низкой явки и фактического отсутствия выбора. Причем в ряде случаев поддержку получили случайные кандидаты, которые не вели кампанию совсем: избиратели по-прежнему готовы голосовать «за кого угодно, кроме партии власти».
Губернский междусобойчик
Самым серьезным опасением для Кремля были потенциальные вторые туры на губернаторских выборах, ставшие стрессом год назад. Пристальное внимание было приковано к  на Сахалине, в  и  в . Выходец из , протеже первого замглавы , Лимаренко был назначен врио на Сахалин после почти двухмесячного отсутствия там губернатора, когда был переведен на работу в .
Рейтинги накануне выборов у Лимаренко были невысокие, а во время кампании были опасения, что очередного варяга на Сахалине не примут. У Хорохордина было только два конкурента, и никто из них не подходил под существующий запрос на кандидата–алтайца по национальности. Беглов на протяжении всей кампании был крайне непопулярен, зато его желал видеть на этой должности Кремль. За неделю до выборов неожиданно для собственной партии снялся кандидат от КПРФ, режиссер , который, согласно прогнозам экспертов, был в силах выбить действующего врио во второй тур.
Негативные прогнозы не оправдались — Хорохордин набрал 59%, Лимаренко — 56%, Беглов — 64%. Не возникло проблем ни у других врио, ни у тех, кто шел на выборы повторно. Как удалось этого добиться? Во‑первых, в Кремле учли опыт прошлого года, когда протестное голосование аккумулировали кандидаты пусть не такие сильные, но представляющие парламентские партии.
Так, в Забайкалье решили обойтись вовсе без них. Врио получил там самый высокий результат из всех кампаний, набрав почти 90% голосов. В  до выборов не допустили популярного депутата от «Справедливой России» , в  не зарегистрировали коммуниста . Другими словами, не регистрировали любого, кто мог вести более-менее активную кампанию. Стоит отметить, что шестеро из 16 кандидатов в губернаторы дистанцировались от «Единой России» и позиционировались самовыдвиженцами.
Довольно высоким в регионах был процент надомного голосования, это фиксировало движение в защиту прав избирателей «Голос». По их данным, на этих выборах в четыре раза выросло число сообщений о нарушениях при надомном голосовании. Сопредседатель «Голоса» пояснил, что есть сомнения в том, насколько добровольно людей включали в списки такого голосования. В ряде регионов, особенно в Сибири и на Дальнем Востоке, процент надомного голосования был аномально высок.
Довыборы в Госдуму тоже прошли гладко: мандат в  получил биатлонист , в Новгородской — , а в Орловской — Ольга Пилипенко. Все трое были выдвинуты «Единой Россией». В  довыборы проводились после того, как в прошлом году депутат Госдумы выиграл выборы губернатора. В парламенте его заменит однопартиец Иван Пиляев — он обошел выдвинутую единороссами певицу .
На Хабаровском крае стоит остановиться отдельно. вслед за Фургалом стала там бенефициаром на выборах всех уровней. Партия получит 30 из 36 мандатов в краевой законодательной Думе. КПРФ и «Единая Россия» взяли лишь по два места, еще два — у самовыдвиженцев. В гордуме Хабаровска сторонники получили 34 места из 35 (одно у «Справедливой России»). Аналогичная ситуация в Комсомольске-на-Амуре — один мандат достался КПРФ.
«Для власти это неприятно, но терпимо, — сказал «Профилю» политолог . — Всегда, начиная с 1993 года, было хорошо известно, что на Дальнем Востоке, и в Хабаровске в частности, были сильны симпатии к ЛДПР, но удельный вес населения этого региона, в общем, не очень велик. Поэтому критического значения для выборов, допустим, 2021 года это иметь не будет. Власть и до этого там проигрывала — это допустимое исключение».
Неизвестные победители
Основное внимание в избирательном цикле‑2019 привлекли к себе выборы в не самый сильный региональный парламент, хоть и столичный. Выборам в Мосгордуму предшествовали два месяца многолюдных протестов из-за недопуска до выборов оппозиционных кандидатов.
Избиратели получили в бюллетенях достаточно скудный выбор между представителями парламентских партий, редкими зарегистрированными оппозиционерами, несколькими выдвиженцами малых партий и кандидатами, которых открыто поддержали власти. Ни одного единоросса на выборах не было — все они также шли в рядах самовыдвиженцев.
Несмотря на интерес к выборам в соцсетях и СМИ, явка осталась традиционно низкой — 21,77% (в 2014 году была 21,04%), потому новый облик Мосгордумы формировали два типа избирателей: мобилизованные с помощью админресурса и мобилизованные оппозицией активные граждане. Ближе к выборам протестующие активисты разделились на тех, кто счел выборы нелегитимными и предпочел их проигнорировать, и тех, кто поддержал идею т. н. «Умного голосования», предложенную оппозиционером . Задумка заключалась в том, чтобы проанализировать ситуацию по каждому округу (не только в Москве) и предложить голосовать за кандидата, имеющего наибольшие шансы на победу, по похожему на 2011 год принципу «кто угодно, кроме Единой России».
Итогом такой конкуренции стала палата, поделенная примерно пополам: 25 мандатов получили кандидаты, поддержанные мэрией, и 20 — не связанные с ЕР. Среди последних преобладают коммунисты: 13 из 20 мандатов достались им, четыре — (в их число относят Дарью Беседину, которая числилась самовыдвиженкой, но при поддержке партии) и три — «Справедливой России».
Формально кандидаты от власти сохранили большинство. Тем не менее потери довольно чувствительны. Так, не сумели переизбраться лидер московского отделения «Единой России» и активно раскручиваемая в 45-м округе проректор .
Округ под последнюю откровенно расчищался. До выборов не был допущен глава Красносельского муниципального округа (соответственно, известный в районе) . Когда он в рамках «Умного голосования» призвал голосовать за коммуниста Владислава Колмогорова, тот практически сразу снял свою кандидатуру. В итоге «Умное голосование» поддержало не имевшего на старте никаких шансов (даже по собственному признанию) справоросса Магомета Яндиева. Касамара в итоге отметила, что Яндиева поддержала проживающая в округе «мусульманская диаспора».
Казусная ситуация сложилась в третьем округе. Там против оппозиционера из Партии перемен был выдвинут другой Александр Соловьев, от «Справедливой России». Чтобы не дать пройти кандидату от власти Сабине Цветковой, «Умное голосование» поддержало Соловьева-справоросса. И он выиграл. При том, что кампанию он не вел вообще. Никто никогда не видел ни его газет, ни кубов, ни билбордов. Более того, после выборов журналисты не могут его разыскать — на сообщения в социальных сетях он не откликается, номера его телефона в партии не знают, даже на звонки из окружной комиссии он не отвечает. Фотография на сайте «Справедливой России» пока служит единственным доказательством того, что Соловьев вообще существует.
Позднее на сайте «Справедливой России» появилось сообщение про встречу победивших кандидатов с лидером партии . Однако на нее позвали лишь Соловьева и Яндиева, а третьего справоросса, Михаила Тимонова, по его признанию, на встречу почему-то не позвали.
В восьмом округе кандидатов от власти не было. По данным источников «Профиля», с мэрией там был согласован коммунист , которого сумела обойти Дарья Беседина. «Похоже, что я выиграла. Это круто. Но нельзя забывать, что вообще-то это были не настоящие выборы, многих реальных кандидатов, которые бы очевидно победили, не допустили. На первом заседании я предложу самороспуск такой Думы. Москве нужны нормальные выборы, — написала она в своем Твиттере. — Ясно, что при таком голосовании, если все кандидаты были бы допущены, Москва получила бы оппозиционную Думу».
Сложная ситуация сложилась в 30-м округе: там с небольшим перевесом победила кандидат от власти . На втором месте после нее идет самовыдвиженец Роман Юнеман. «Умное голосование» его не поддержало, отдав предпочтение коммунисту , пришедшему в итоге третьим. До выборов Юнеман обвинил «Умное голосование» в несправедливости, позднее сам Навальный признал решение поддержать Жуковского ошибочным.
Примечателен еще один факт, поспособствовавший победе Русецкой. В Москве впервые проводился эксперимент по электронному голосованию в трех округах, в том числе и в 30‑м. Во время подсчета Юнеман в основном лидировал, однако проиграл, когда были опубликованы результаты электронного голосования. Кандидат направил жалобу в Мосгоризбирком, отметив, что итоги голосования «не позволяют с достоверностью определить волеизъявление избирателей» из-за сбоя в электронном голосовании. Система действительно дважды за день дала сбой — с 10.20 до 11.00 в блокчейн не добавлялись новые записи, в 11.30 причиной непрогруженности бюллетеней стала перегрузка оборудования для шифрования бюллетеней. Жалобу Юнемана МГИК, тем не менее, не удовлетворил. Кандидат намерен обжаловать ситуацию в суде.
Впрочем, региональные кампании в Кремле оценивают в целом положительно. Секретарь Генсовета «Единой России» так и вовсе доволен результатами своей партии. «Единая Россия» жахнула на этих выборах всех», — заявил журналистам Турчак. Это первая полноценная кампания, которая проходила под его руководством, и фактически ему удалось сохранить статус-кво.
«В Кремле сделают однозначный вывод: политический контроль полностью восстановлен. Протесты удалось локализовать, и они прекратятся сами собой, поэтому ничего менять не надо, — говорит Валерий Соловей. — На то, что не все губернаторы победили легко, не обратят внимания. Здесь действует принцип решения сиюминутных, а не стратегических задач. О стратегии, в общем, никто не думает».
По словам эксперта, ЛДПР и КПРФ продолжают оставаться случайными бенефициарами протестно настроенных граждан. «Для Кремля это нормально. А если все нормально, то менять ничего не надо, потому что лучшее — враг хорошего, — резюмирует политолог. — В этом очень много резонного политического смысла: начни сейчас кардинальные изменения, и система просто рухнет, не выдержит».
Видео дня. Травят в России: гомосексуалист дал интервью СМИ
Комментарии