АиФ Казань 12 сентября 2019

«Единожды и навсегда». 250 лет в России открыли первый татарский класс

Фото: АиФ Казань
Из переводчиков в учителя
250 лет — в 1769 году — в  появился первый в  класс, где начали изучать татарский язык. Его открыли в Казанской мужской гимназии по личному указу Екатерины II. Императорский указ гласил: «… учредить единожды навсегда при казанской гимназии для охотников того языка и определить учителем оного старой и новой в Казани татарских слобод депутата и тамошней адмиралтейской конторы толмача Сагита Хальфина, которого, жаловав в переводчики чином и жалованьем против губернского переводчика… дабы он со своей стороны к обоим ему поручаемым должностям прилежание, а дети его к изучению себя вперёд годным к службе надёжное одобрение иметь могли». То есть сама императрица назначила переводчика (как тогда говорили, толмача — Прим. ред.) Сагита Хальфина на должность учителя.
Где получил начальное образование сам Хальфин, неизвестно. Но есть данные, что он был очень грамотным и широко образованным человеком. Поэтому и был назначен переводчиком Адмиралтейской конторы.
Татарские книги тогда почти не издавались типографским способом. Поэтому трудно было Хальфину в начале преподавательской деятельности: не было учебных пособий, программ, руководств. Ему самому приходилось их разрабатывать. Согласно правительственному указу, только воспитанники русского происхождения, которые совсем не знали татарского языка, обучались ему. На 1 марта 1785 года у Хальфина было 16 учеников из 90 обучающихся в гимназии.
Сагит Хальфин относился к своим обязанностям исключительно добросовестно. Когда здание гимназии пострадало во время осады города Емельяном Пугачёвым, он проводил занятия в своей квартире в Старо-Татарской слободе. Это шло на пользу делу, так как учащиеся общались с коренным населением и лучше осваивали язык.
Первая татарская азбука
Поскольку учебных пособий для занятий не было, Хальфин сам занялся исследованием языка своего народа, его лексического богатства, грамматических конструкций. И через 9 лет после начала его работы в гимназии, в 1778 году, появляется «Азбука татарского языка с обстоятельным описанием букв и складов, сочинённая для казанских гимназий учителем и переводчиком адмиралтейской конторы Сагитом Хальфиным, в татарских в Казани слобод муллами в оных гимназиях рассмотренная и одобренная».
«Азбука» Сагита Хальфина стала первой в России печатной татарской азбукой, изданной в типографии с применением арабского шрифта.
Столь необходимое учебное пособие было разослано в губернские пограничные управления как пособие для переводчиков в школу солдатских детей , в . Около 100 экземпляров получила и Казанская гимназия.
В 1785 году Хальфин издал свой новый труд — «Татарский словарь и краткая татарская грамматика в пользу обучающегося при казанских гимназиях юношества татарскому языку». Этот «Словарь» был уникальным по своим масштабам и объёму сочинением того времени и содержал более 20 тфсяч слов. В первом томе было 6553 страницы (А — К), во втором — 874 страницы (Л –Я) рукописного текста.
В начале первого тома была представлена «Краткая татарская грамматика для чтения и правописания на татарском языке». К сожалению, этот труд Хальфина напечатан не было. А сам автор сделать это на свои средства не смог. «Словарь» в рукописном виде сохранился в трёх экземплярах. Один из них хранится в Научной библиотеке имени Лобачевского КФУ, остальные два — в рукописных отделах библиотек Санкт-Петербурга.
«Азбука» и «Словарь» были незаменимы для учащихся как учебное руководство по татарскому языку. В них Хальфин умело и точно применил разработанные им методы, которые отвечали требованиям и уровню филологических наук того времени. Они занимали в своё время одно из первых мест в Европе. Ведущие учёные по достоинству оценили этот огромный труд. Да и сегодня он не потерял своей актуальности и научной ценности.
Патриот Казани
Сагит Хальфин играл огромную роль в жизни Казани того времени. Он всегда охотно помогал жителям Старой и Новой татарских слобод в переводах с одного языка на другой. Он не отказывал и в просьбах сделать всё возможное, чтобы воспрепятствовать насильственному крещению татар.
И здесь Хальфин выступал с «особым мнением», что было в то время исключительно смелым и мужественным поступком. Как незаурядного переводчика Сагитта Хальфина не раз приглашали в Московский университет, предлагая должнось корректора при университетской типографии. Одновременно он должен был преподавать татарский язык студентам, желающим изучать его. Однако Хальфину было тяжело покинуть Казань. И он отказался от столь заманчивых предложений.
Сагит Хальфин умер в 1785 году в Казани. Учительскую династию продолжили сын и внук. Сын Сагита Хальфина Исхак также работал преподавателем татарского языка в гимназии с 1785-го по 1880 год. Он перевёл на татарский язык «Учреждение о губерниях» и «Устав управы благочиния». За этот труд Хальфин получил чин губернского секретаря.
Автор бриллиантовой хрестоматии
Внук Сагита Хальфина Ибрагим — представитель третьего поколения знаменитой династии педагогов-просветителей, учителей татарского языка. Ибрагим Исхакович Хальфин — первый адъюнкт-профессор Казанского Императорского университета среди татар.
Он родился в 1778 году в Казани. Под руководством отца и деда получил всестороннее образование. Преподавать Ибрагим Хальфин начал, когда ему было 22 года. Одновременно он исполнял обязанности цензора восточных книг в типографии Казанского университета.
Ибрагим приложил немало усилий для увеличения числа воспитанников, изучающий татарский. В 1803 году в его классе было 12 учеников из 159 учащихся гимназии, а в середине 1804 года — 21 ученик. В 1825 году обучалось уже до 35 учащихся.
Ибрагим Хальфин знал русский, арабский, персидский, турецкий, татарский языки, основы латыни. Это давало ему преимущество в работе с учениками над учёными-иностранцами, которые преподавали на латинском языке.
Отличительной чертой методики Ибрагима Хальфина было преподавнаие языка в тесной связи с его историей и историей народа. Сочинения средневекового историка Абуль-Гази Бахадур-хана и «Краткую Российскую историю» И. Яковкина он использовал не только в качестве текстового материала в обучении переводу, но и как учебник по истории.
Хальфин пропагандировал образование, обращался к народам Востока России с призывами направлять детей в гимназию и университет, напоминая: здесь «восточные языки преподают достойные люди, избранные из вас». Он предлагал привлечь для просвещения татарского народа студентов университета.
В 1822 году Ибрагимом Хальфиным была напечатана старинная рукопись «Жизнь Чингиз-хана и Аксак Тимура» с русско-татарским словарём. Таким образом он хотел обратить внимание татар «на отыскание и познание памятников событий истории племён татарских».
Ибрагим Хальфин — автор татарской хрестоматии, которая после её выход в свет в 1820 году, с интеерсом была встречена публикой. А сам автор был удостоен «за сей и другие труды бриллиантовым перстнем».
Тяга к книге, образованию среди татарского населения была чрезвычайно сильна. Книги, издаваемые на татарском языке, раскупались нарасхват. Так, на Макарьевской ярмарке было продано более 10 тысяч экземпляров Ал-корана, отпечатанного в Казани.
Друг Фукса и Казем-бека
Дружеские чувства питал к Ибрагиму Хальфину. Николай Лобачевский. В доме Хальфина любил бывать первый этнограф казанских татар, профессор Карл Фукс. Они были близкими друзьями. «Домашний татарский быт мне очень нравится, — не раз говорил Фукс своему другу, — особенно тишина и мир». Фукса и Хальфина связывали и общие интересы к собиранию рукописей на татарском, арабском, турецком и персидском языках. Их стараниями библиотека Казанского университета почти ежегодно обогащалась десятками ценнейших рукописей.
Внезапная смерть Ибрагима Хальфина на службе 13 января 1829 года на 51 году жизни оборвала просветительскую деятельность семьи Хальфиных. Однако труды Ибрагима Хальфина были замечены такими видными учёными-вотосковедами, как Сильвестр де Саси, Парч, Шпулер, чарльз рей, несмецким историком Йозефом Гаммер-Пургештелем, американским учёным Отто Реригом.
В Казани дело Ибрагима Хальфина продолжил Александр Казем-Бек, видный деятель отечественного востоковедения. Он прямо указывал, что сам преподаёт « татарскую хрестоматию по Хальфину».
Использованы материалы исследования краеведа Рената Бикбулатова.
Комментарии
Другое , Карл Фукс , Николай Лобачевский , МГУ , МИД , Астрахань , Казань
Читайте также
В Италии призвали отменить санкции против России
5
Скляр назвал любимые песни «Ва-Банкъ» участников «НАШИх В ГОРОДЕ»
Последние новости
В одном из сел Татарстана ввели карантин по бешенству
Казанцу не разрешили реконструировать дом в зоне аварийной посадки самолёто
В Казанском кремле прокомментировали кадровые перестановки