Ещё

Diário de Notícias (Португалия): «Португалия и португалоязычное пространство находятся в поле зрения Казахстана» 

Diário de Notícias (Португалия): «Португалия и португалоязычное пространство находятся в поле зрения Казахстана»
Фото: ИноСМИ
Интервью с Аделину Силвой (Adelino Silva), поверенным в делах в . Глава нашего посольства в Нур-Султане женат на казашке и воспитывает дочь Алму. Аделину Силва высоко оценивает двусторонние отношения, равно как и перспективы расширения взаимных инвестиций.
Diário de Notícias: Поговаривают о возможности преподавания португальского языка в вузах Казахстана. Это вопрос ближайшего будущего?
Аделину Силва: Уверен, что да. Сегодня Португалия и  активно работают в этом направлении, у нас есть проект соглашения, отданный на рассмотрение казахстанским властям, и в настоящий момент мы ожидаем ответа. Казахстанская сторона изначально проявила заинтересованность в реализации этого проекта, и перед нами открываются хорошие перспективы. Довольно сложно сказать, когда именно его можно будет осуществить, но я бы оценил ситуацию как благоприятную.
— Означает ли это, что казахи, получившие независимость только в 1991 году, осознали, что мир лузофонии также может играть значимую роль в сфере бизнеса и даже для утверждения страны на международной арене?
— В этом нет сомнений. Казахстан — страна, которая стремится открыть себя миру. Страна, которая, несмотря на довольно высокую степень географической и исторической изоляции, испытывает сильное желание заявить о себе и воспользоваться возможностями в отношениях с другими странами и регионами. И Португалия, а также португалоязычное пространство в целом, безусловно, находятся в поле зрения Казахстана.
— В Казахстане есть какая-то португальская община?
— Местное сообщество португальцев небольшое, но довольно активное, и я им очень горжусь. Это динамичные молодые люди, которые много сотрудничают с посольством. Речь идет о молодых кадрах португальских и ряда международных компаний, равно как и о специалистах в сфере образования.
— Среди них есть и пилоты компании «Эйр Астана», верно?
— Есть два.
— И вместе получается…
— Около 15 человек.
— Вы упомянули португальские компании.
— Их несколько. В настоящий момент обе стороны проявляют все больший интерес к исследованию новых инвестиционных возможностей, и есть основания надеяться, что в скором времени их станет больше. У нас есть конкретные истории успеха на этом рынке.
— Например?
— Например, компании, продающие технологии, электронику. Или архитектурное агентство, которое довольно успешно обустраивает выставки и другие крупные мероприятия. Недавно мы подписали инвестиционный контракт в области сельского хозяйства: он еще ждет своей реализации. Сотрудничество между странами не сосредоточено в какой-то одной доминирующей области, их несколько, и в каждой мы видим истории успеха.
Когда португальские бизнесмены задумываются об интернационализации, они естественным образом берут в рассмотрение ближайшие страны, с которыми Португалия поддерживает тесные связи, и где существуют более низкие барьеры для доступа к рынку. Казахстан занимает отнюдь не первое место в этом списке, но здесь открываются новые возможности — речь идет о стране, которая дает инвесторам целый ряд гарантий и прилагает большие усилия для улучшения инвестиционного климата.
— Это правда, что Казахстан, несмотря на преобладание исламского населения, либерален в своих обычаях и открыт для иностранцев?
— Это страна, которая культивирует терпимость и продвигает данную позицию на международном уровне, что является результатом ее собственного религиозно-этнического разнообразия. Честно говоря, пример Казахстана в этом смысле очень показательный. Отсюда и открытость иностранцам, понимание отличий, сопряженных с «другой» культурой, при этом казахи неизменно требуют уважения к местным традициям, правилам и поведенческим установкам, но в этом нет ничего, что серьезно затрудняло бы жизнь прибывшим сюда португальцам.
— Я знаю, что Вы женаты на казашке и воспитываете дочь, в жилах которой течет португальская и казахская кровь. Иными словами, перед нами дипломат, который находится здесь не только по долгу службы. Ощущаете ли Вы особую связь со страной благодаря этому более личному взгляду на вещи?
— Страна стала мне близка по упомянутой вами причине — еще до того, как я получил это назначение. Прежде всего, это позволяет мне лучше понимать суть культурных различий. Мне уже довелось побывать во многих странах мира, и у меня сложилось представление, что у людей гораздо больше сходства, чем различий. Но благодаря своей позиции и тому, как я интегрирован в казахстанское общество, у меня есть более отчетливое и непосредственное понимание того, почему все так, а не иначе.
— Как зовут Вашу дочь?
— Алма.
— Почему Алма?
— Потому что это имя существует в обоих языках. Список довольно ограниченный. Мы знаем, что означает Алма в португальском («душа» — прим.пер.), а по-казахски это слово значит «яблоко». Смысловая глубина разная, но все же какое-никакое решение. Это очень распространенное имя в Казахстане.
— Сколько Алме лет?
— Скоро исполнится четыре года.
— Она растет в Казахстане, ее воспитывает мать-казашка, но отец говорит с ней по-португальски, верно?
— Отец говорит с ней по-португальски, и она разговаривает с ним исключительно по-португальски.
— Мы говорим о стране, которая была частью Советского Союза, которая не имеет выхода к морю или океану. И вместе с тем это страна, которая усиленно работает над утверждением своих позиций на международной арене. В данный момент Казахстан активно участвует в борьбе с распространением ядерного оружия. На территории страны долгое время находилось ядерное оружие, от которого Казахстан отказался после распада Советского Союза. Это было главным образом прагматичное решение президента , отца казахстанской независимости?
— На тот момент это было прагматичное решение. И, как мне представляется, правильное, но здесь необходимо подчеркнуть вот что: это решение было принято в нужное время, и впоследствии мы наблюдаем готовность сделать данную позицию на международной арене своего рода знаком качества казахстанской дипломатии, и Казахстан занимает лидирующую позицию в области ядерного нераспространения, которая сохраняет свою актуальность сегодня. Португалия, очевидным образом, разделяет эти устремления и всячески их поддерживает: это одна из точек сближения в нашем понимании мироустройства. И в случае Казахстана для этого есть конкретные причины. В период советской власти в Казахстане располагалось несколько крупных центров испытания ядерного оружия, и в пострадавших районах по-прежнему борются с экологическими последствиями, которые, в частности, отразились на здоровье людей. Здесь этот вопрос стоит особенно остро.
— Имеется в виду Семипалатинский полигон?
— Этот был самым крупным, но не единственным местом в Казахстане, где испытывали ядерное оружие и радиоактивные материалы.
— На одном только полигоне в Семипалатинске было проведено более 400 ядерных испытаний, в том числе первое из них в истории Советского Союза — в августе 1949 года.
— Этот район в силу своей удаленности и низкой плотности населения считался идеальным. Они также проводили испытания в Арктике, но тамошние погодно-климатические условия были менее благоприятными.
— Столь низкая плотность населения — а речь идет о стране с населением 18 миллионов человек, в 30 раз превышающим население Португалии — также свидетельствует о стоящей перед казахами необходимости поддерживать крайне сложный баланс с двумя соседями-гигантами: Россией и Китаем. Как это ощущается?
— Казахстан поддерживает с обоими хорошие отношения и стремится развивать их, по возможности, сохраняя равновесие. Сами казахи относят свою дипломатическую политику к разряду многовекторной: иными словами, они не хотят делать ставку на кого-то одного, хотя интегрированы в постсоветское пространство и особенно близки России. Казахстан демонстрирует открытость китайским инвестициям и встречает ответную заинтересованность со стороны Китая. Каждый день мы наблюдаем рост китайского присутствия в казахской экономике. Но эту картину не стоит приукрашивать и романтизировать. Главным экспортером и инвестором в Казахстане остается .
— Вероятно, именно по причине этой «зажатости» между двумя гигантами Казахстан с 1991 года делает ставку на крепкие связи с Европой и США?
— Во многом это результат возможностей и потребностей, которые в то время были еще более насущными, чем сегодня. В настоящее время Казахстану необходимо, как и прежде, следовать по сбалансированному пути, который позволил бы ему использовать возможности, предоставляемые этими отношениями.
— На основе Вашего опыта общения с казахами — что Вы можете сказать об их представлениях о роли Португалии в мировой истории?
— Это один из немногих народов, с которыми у нас не было особых контактов. Они знают о Португалии в рамках концепции, которой их учат, и которая существовала уже в советское время. И хотя наша экспансия в советской идеологической системе оценивалась негативно, португальцы все равно вызывали восхищение своей способностью распространить влияние по всему миру. Их также считают мореплавателями великой Евразии, связующим звеном между разнообразными странами этого огромного континента.
— Мы говорим о тюркоязычном народе, в состав которого также входят многочисленные меньшинства (русские, узбеки, немцы, корейцы, татары). Они мирно сосуществуют друг с другом?
— Да, и на это уходит очень много усилий, власти и сообщества отдают себе отчет в необходимости быть терпимыми друг к другу и показывать этот пример на международном уровне, что также актуально для тех регионов, где наблюдаются большие трудности.
— Президент Назарбаев — ключевая фигура в истории Казахстана, отец независимости. Оставив президентский пост в этом году и передав бразды правления Касыму-Жомарту Токаеву, он продолжает удерживать в своих руках значительную власть, даже новая столица была переименована в его честь. Серьезным испытанием для Казахстана станет эпоха после Назарбаева?
— Политический аппарат намерен обеспечить преемственность. Очевидно, что Назарбаев пользуется безусловным авторитетом, к нему с уважением и пиететом относится большинство жителей Казахстана, он сумел обозначить цели, к которым двигалась страна все эти годы и которые позволили ей сохранить единство. Они также обеспечили ей существенную степень развития. Но никто не вечен. Я не думаю — и здесь я говорю как выразитель интересов Португалии — что существует какой-то риск существенной нестабильности, что бы ни случилось впоследствии. Казахи смогут найти решения, всегда руководствуясь прагматизмом и делая ставку на развитие, в частности экономическое.
— Вы бы посоветовали португальским компаниям сотрудничать с Казахстаном?
— Я советую им рассматривать такой вариант. Разумеется, существуют значимые барьеры для доступа: языковые и культурные, Казахстан — это своеобразные ворота Китая… Даже нынешнее присутствие Португалии в стране показывает, что ничто не меняется в одночасье, однако случаи успеха доказывают, что это возможно. Главное — хорошо знать рынок, иметь толковых местных партнеров, и компании знают, как это делается. Приезжайте, пробуйте. Обе стороны нуждаются во взаимном изучении.
В детских завтраках нашли токсины: чем они опасны
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео