Украина.ру 9 сентября 2019

Помощь так и не пришла. Тяжкий штурм Карпат ради словацких «братушек»

Фото: Украина.ру
В ответ штабы 1-го и 4-го Украинского фронтов в сжатые сроки провели подготовку и 8-9 сентября начали незапланированную Восточно-Карпатскую наступательную операцию.
Изначально штабисты, конечно, рисовали план наступления через горы, но для другой операции.
В ходе июльско-августовского наступления 1-го Украинского фронта сложилась благоприятная обстановка для проникновения в глубокий тыл группы армий «Южная Украина». Войскам маршала предстояло наносить два расходящихся удара, но это было чревато затруднениями с управлением войсками и их снабжением. Тогда в ставке решили «реинкарнировать» 4-й Украинский фронт, расформированный после освобождения .
Герою обороны Одессы и  генерал-полковнику передали 1-ю гвардейскую, 18-ю, 8-ю воздушную армии и целый ряд других подразделений фронтового подчинения рангом поменьше. Этими силами он должен был во фронтальном наступлении штурмовать перевалы главного Карпатского хребта в направлениях словацкого Гуменне, и  с последующим выходом на Венгерскую равнину.
Наступление было назначено на 28 августа, но за два дня до начала операцию отменили — обстоятельства изменились.
Так получилось, что войска двух других Украинских фронтов перешли в решительное и успешное наступление на юге, разгромив немецко-румынскую группировку в . А в  23 августа случился государственный переворот против диктатора Иона Антонеску, организованный королем Михаем I. встала на сторону стран Антигитлеровской коалиции, и войска 2-го Украинского фронта получили возможность выйти на Венгерскую равнину с юго-востока.
И не только оттуда: советское командование планировало обойти неудобную для штурма территорию , защищенную Карпатами с трех сторон. Отпадала необходимость ломиться через узкие высокогорные хорошо укрепленные перевалы, надежно прикрытые «линией Арпада».
Эту цепочку укрепрайонов, прикрывавших восточную границу на протяжении 660 километров, военный режим вице-адмирала любовно возводил с 1939 года в соответствии с теорией гибкой обороны генерала Теофила Хароси. «Гибкие» оборонительные линии отрицали необходимость тяжеловооруженных, крупных и дорогих бетонных ДОТов (типа линии Мажино).
Вместо этого цепочка опорных пунктов, состоявшая из небольших ДОТов и бетонированных огневых точек, контролировала все проходимые для автомобилей и бронетехники дороги. Вражеская пехота могла рискнуть просочиться между ними, но без подвоза боезапасов в глубине обороны ее быстро уничтожило бы полевое заполнение линии.
Танкоопасные направления перекрывались тройным рядом противотанковых рвов, минными полями и железобетонными тетраэдрами. Бетонированные огневые точки прикрывали эти укрепления от посягательств вражеских саперов. Глубина обороны местами достигала 60 километров, а это сулило огромные потери.
Но Словацкое восстание оказалось важнее.
2 сентября 1944 года Сталин приказал провести наступательную операцию на стыке 1-го и 4-го Украинских фронтов. Южной группировке войск маршала Конева, а именно 38-й армии с приданными ей 25-м танковым, 1-м гвардейским кавалерийским и 1-м чехословацким армейским корпусами, предстояло ударить из района польского города Кросно на Дуклю, оседлать Дуклинский перевал и оттуда вырваться на оперативный простор в районе словацкого города Прешов, где соединиться с повстанцами.
Одновременно 4-му Украинскому фронту предстояло прорываться через Карпатские перевалы с востока и освободить Мукачево, Ужгород, Рахов, Хуст и другие города Подкарпатской Руси.
Нашим войскам противостояла «группа Хейнрици», состоявшая из 1-й танковой армии под командованием непосредственно самого генерал-полковника Готхарда Хейнрици, и 1-й венгерской армии. Ее подразделения немецкое командование перемешало с немецкими частями, поскольку с некоторых пор особого доверия к своим союзникам не питало.
Тем не менее, благодаря венграм в районе Карпат силы обороняющихся почти равнялись силам наступающих — 300 тысяч солдат против 380, 3250 орудий против 5140. Зато в танках и самолетах у двух советских фронтов было трехкратное преимущество.
8 сентября началось наступление 1-го Украинского фронта, и сразу с ожесточенных боев еще на подступах к Дуклинскому перевалу, за польский городок Кросно.
Башнер танка Т-34 111-й танковой бригады Михаил Шистер вспоминал:
«Пехота ворвалась в Кросно, на станции стояли эшелоны с подарками солдатам вермахта, цистерны со спиртом, все перепились, и немцы в контратаке быстро всех до единого перебили на станции, а далее — выбили пьяных пехотинцев из другой части города. Нас послали брать Кросно второй раз, и когда мы увидели, что немцы с нашими на станции сотворили, так сразу стали их безжалостно давить и убивать, в плен в тот день никто никого не брал…»
Наконец, подразделениям 38-й армии удалось прорваться к Дуклинскому перевалу, где она успешно и застряла.
175-я танковая бригада, находившаяся на острие удара, несколько дней сражалась в окружении и понесла большие потери. Комсорг моторизованного батальона автоматчиков (МБА — из-за потерь танкисты называли его Амба) Семен Цванг рассказывал после войны:
«…Вся местность вокруг простреливалась. Даже раненых не могли вынести в безопасное место… Внизу находилось озеро, к нему вел крутой спуск. Чтобы добыть воду вызывали добровольцев, поскольку задание считалось смертельным. Каждый второй, отправившийся за водой, погибал или был ранен от немецкого снайперского огня».
4-й Украинский фронт начал свое наступление 9 сентября и поначалу успешно.
На 30-километровом участке к 14 сентября удалось прорваться на глубину в 10-15 километров, а 20 сентября наши войска вступили на территорию Словакии. Немецкое командование парировало этот удар силами восьми дивизий… и дальнейшее продвижение сил фронта остановилось.
Теперь каждый метр приходилось отбивать с боем, вытаскивая орудия и боеприпасы на себе.
Филипп Касатонов, миномётчик батареи 120-мм миномётов 465 стр. полка 167-й стр. дивизии, вспоминал об этом так:
«Высота до 2,5-3 тыс. м над уровнем моря. Матчасть перевозилась на лошадях, а заставить лошадей, да еще с грузом, взбираться на такую высоту было очень тяжело. Всё приходилось встаскивать руками солдат — и матчасть, и боеприпасы. Нужно было ещё окопаться самим бойцам и установить миномёты.
В окопах мы стояли в воде. Ночь, дождь, ноги в воде, а на утро — мороз. Мёрзлые шинели на плечах солдат висели клешем. Бои велись за каждую сопку. Были моменты, когда во всей батарее из 60 после боёв оставалось 8-10 человек».
Тем временем Миклош Хорти искал возможность заключить сепаратный мир. 15 октября он выступил по радио с официальным заявлением о выходе Венгрии из войны. Однако хитрый 76-летний дедушка не предпринял ровным счетом никаких действий, чтобы обезопасить себя от контрходов.
В результате главный спецназовец Гитлера — Отто Скорцени — беспрепятственно ввел в замок Буда колонну из четырех «королевских тигров» и немецкой пехоты. А Хорти публично отказался от перемирия, ушел в отставку, его сын стал заложником, а Венгрию возглавил откровенный нацист Ференц Салаши.
Такое же «мигание» происходило и на передовой. Сначала генерал-полковника Петрова известили, что венгры собираются капитулировать. Перед Валовецким перевалом была сформирована колонна, которую по предварительной договоренности с венгерским генералитетом должны были беспрепятственно пропустить в Венгрию. Но поскольку команды менялись быстро, на советскую сторону перешел только командующий 1-й венгерской армией генерал-полковник Бела Миклош.
Пришлось 4-му Украинскому фронту прорываться в Закарпатье силой.
После 18-дневного штурма силами пехоты, так как техника не могла преодолеть скалистые подъемы, войска 1-й гв. армии генерал-полковника Андрея Гречко оседлали перевал Русский путь и, таким образом, обошли «линию Арпада» с севера.
Но стольких усилий можно было избежать: немцы и венгры все равно ушли из Закарпатья не столько из-за 4-го Украинского фронта, сколько из-за действий 2-го Украинского на границе Румынии и Венгрии, где сложилась угроза окружения всей карпатской группировки.
К 29 октября вся территория современной Закарпатской Украины была освобождена от противника. Однако Словацкое восстание к тому времени немцам удалось подавить. Помощь к восставшим так и не пришла.
Таким образом, победив тактически, поставленную перед ними задачу 1-й и 4-й Украинские фронты не решили, что обошлось в сотни тысяч жертв и новые месяцы войны.
Комментарии
Другое , Ференц Салаши , Иван Конев , Андрей Гречко , Иван Петров , Миклош Хорти , Бухарест , Венгрия , Молдова , Мукачево , Республика Крым , Румыния , Севастополь , Словакия , Ужгород
Читайте также
В Италии призвали отменить санкции против России
5
Скляр назвал любимые песни «Ва-Банкъ» участников «НАШИх В ГОРОДЕ»
Последние новости
Что стоит за требованием Украины распустить ДНР и ЛНР
«Очень приятно, царь!»: украинцы высмеяли поведение Разумкова в Раде
"Замечательная глупость!". У украинцев хотят «забрать» треть зарплат