Ещё

Марина Ракова: «Больно смотреть, когда варварски ведут себя в центре города» 

Марина Ракова: «Больно смотреть, когда варварски ведут себя в центре города»
Фото: Нижегородская правда
: «Больно смотреть, когда варварски ведут себя в центре города»Не утихают споры между нижегородскими градозащитниками и приверженцами нового облика города. Одни пытаются сохранить крупицы старины, другие ратуют за снос «гнилушек» и возведение на их месте современных зданий из стекла и бетона. Как найти разумный компромисс? Об этом мы поговорили с главой областного департамента градостроительной деятельности Мариной Раковой.
«Царственно поставленный город»
— Марина Владимировна, до приезда в Нижний Новгород вы работали в этой сфере и . Вы, наверное, заметили, что в Нижнем Новгороде скептически относятся к «варягам» во власти. Но в вашем случае это, скорее, плюс, чем минус. У вас была возможность посмотреть со стороны на город, сравнить с тем, что вы уже видели. Каковы были первые впечатления от города?
— Нижний Новгород — прекрасный город, многослойный, по моим впечатлениям это город 3D. Этот ландшафт, вода, воздух, рельеф создают неповторимую красоту, и ты каждый раз открываешь для себя город с какого-то нового ракурса. Он интересен не только историческими зданиями, но и работами нижегородской архитектурной школы конца 1990-х — начала 2000-х. В последние десятилетия штучных авторских проектов не так много по городам — все в основном ушли в массовую застройку жилья. Объекты-события появляются редко, но в Нижнем, мне кажется, самый большой сгусток архитектурных жемчужин.
— В последние годы мы потеряли много исторических зданий. Прежний губернатор активно противился идее придать центру города статус исторического поселения, ограничивающего новое строительство. Хотел всё перестроить и сделать из Нижнего Новгорода маленькую , Возможно, такой статус все-таки нужен и поможет сохранить оставшиеся памятники?
— Безусловно, архитектура и наследие Нижнего достойно этого статуса. Но для исторических поселений разработало очень жесткие регламенты по строительству, которые не учитывают планов по развитию города. Поэтому этот вопрос надо обсуждать, но подходить очень взвешенно. Всегда возникает конфликт между развитием города и сохранением старины. Кстати, в  и в Нижнем очень хорошая ситуация по защите объектов культурного наследия посредством установления зон охраны. Ведь есть города, которые даже и не начинали заниматься этой работой. — Но мы были свидетелями, как много раз ради будущих строек эти зоны переделывались. В частности была урезана охранная зона собора , чтобы построить стадион. Теперь ее опять сокращают, чтобы поставить рядом Ледовую арену. Это окончательно превратит Стрелку в спортивную зону.
— Вы говорите о том же — о поиске извечного баланса между старым и новым. Ну разве городу не нужна Ледовая арена? Разве ее не ждут нижегородцы? И Стрелка не будет чисто спортивной зоной. Там достаточно места для появления культурных и музейных объектов. Эта территория достаточно сложная, я думаю, ей надо заниматься спокойно и вдумчиво.
— В Краснодаре вокруг стадиона разбили прекрасный парк, а у нас просто закатали участок в асфальт. Возможно, если бы спортивные объекты появлялись в таком окружении, нижегородцы иначе бы к ним относились?
— Соглашусь, благоустройство влияет на восприятие. Последние 20 лет мы только строили, а благоустройство было падчерицей при большом брате. Но теперь государство развернулось в сторону городской среды. В стране реализуется федеральная программа «Комфортная городская среда», в эту отрасль возвращаются специалисты, учатся новые. И мы учимся говорить с населением и спрашивать у него совета, учимся проектировать. Это реализуемая задача, а вот построить стадион — у города другой такой возможности не будет. Это слишком дорогостоящий проект, чтобы вытянуть его самостоятельно.
Строить в одну точку
— В Нижнем Новгороде постоянно разгораются скандалы из-за того, что буквально на пятачке во дворе пытаются возвести многоэтажное жилье. Последний пример — строительство многоэтажки с двухуровневой парковкой вплотную к историческому памятнику — дому знаменитого конструктора . Как нам защитить город от точечной застройки?
— Я в Нижнем засилия точечной застройки, как это происходит во многих южных регионах, не наблюдаю. Скандальные истории остались в прошлом. Сейчас к нам долетают отголоски ранее принятых решений. Один из них — строительство рядом с домом Алексеева, разрешение на него выдали в 2013 году. Это пример варварского и недопустимого подхода. — Нижний Новгород обрастает спальными районами, они отодвигаются всё дальше, уже в пригороды. Урбанисты считают, что это не экономно. Туда надо проводить коммуникации, запускать транспорт. И это притом, что население сокращается.
— И градостроители и архитекторы так же считают, не только урбанисты. Выход в поля — это дорогое удовольствие. В условиях колоссального дефицита средств на магистральную инфраструктуру, конечно, нам надо говорить об управляемом сжатии и искать резервы внутри тела городской застройки. И этих резервов предостаточно.
— В 2016 году Законодательное собрание разрешило строить храмы в парках и скверах. С тех пор вокруг таких строек не утихают страсти. В прошлом году горожане защитили от религиозной застройки парк «Дубки». Сейчас идет борьба за сквер имени Прыгунова. Может, чтобы не провоцировать конфликт между верующими и градозащитниками, вернуть закон к исходному состоянию?
— Правовой механизм, который сегодня существует, позволяет эти вопросы обсудить на публичных слушаниях. Поэтому я здесь не вижу большой беды и необходимости корректировать региональное законодательство. Потому что какие-то территории за счет культовых объектов возрождаются, а не деградируют. Там появляется смысл, появляются люди. Я являюсь сторонником такого подхода: всегда надо примерить объект на территорию. Протестное настроение «не пущать и никому не давать» живет во многих. Но давайте смотреть: если среда деградированная, если объект, который предлагается, сомасштабен, если его функции не несут агрессии и разрушения — если это все собирается воедино, то почему нет? Только вы должны показать людям, что там будет. И аргументировать проектными методами: показать 3D-модель местности со всей окружающей застройкой — без вранья в фотошопе. Тогда конфликты сойдут на нет, потому что здравый смысл всегда, на мой взгляд, преобладает.
— Город поделен на зоны — зеленая, памятник природы и т. д., определяющие, где можно вести строительство, а где нет. В парке «Швейцария» их все решили объединить в одну. Там будет разрешено практически любое строительство. Что будет с входящим в него памятником природы «Урочище Слуда»?
— Разработчики нашего Градостроительного кодекса часть системы зонирования взяли из американского законодательства. Но американцы до появления этого документа 30 лет проектировали свои города. У нас в России произошла обратная ситуация. На мой взгляд, детальное зонирование и виды разрешенного использования должны браться из проекта, а не из предположений, что такие могут быть. Администрация города делает проект планировки на основании концепции, которую она уже представила на слушаниях. Мы договорились, что эти процессы идут параллельно. И когда город выйдет на публичные слушания по внесению изменений в правила застройки и землепользования, представлять их будут совместно с проектом парка «Швейцария».
Что касается памятника природы, то регламенты и защита особо охраняемых природных территорий всегда «сверху» строительных регламентов и региональных правил. Если в положении об «Урочище Слуда» не допускаются какие-то виды хозяйственной деятельности, значит, их не будет.
— В свое время , будучи мэром Москвы, приказал просто снести несколько зданий, построенных с нарушениями — заступ за «красную линию», превышение этажности. Не стоит ли и нам обратиться к таким жестким мерам?
— Конечно, больно смотреть, когда варварски ведут себя в центре города. Любой отступ от красной линии здесь — это градостроительное преступление. По самовольным объектам есть два пути: снос либо приведение в соответствие с разрешенными параметрами. Нам еще предстоит эту работу выстроить. Органы местного самоуправления будут такие факты выявлять, а комиссия при правительстве примет решение о судьбе объекта. Каждая ситуация индивидуальна.
Я больше не могу: звезда Playboy идет в президенты страны
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров