Федеральный сельсовет: как, имея всё, потерять ещё больше 

Федеральный сельсовет: как, имея всё, потерять ещё больше
Фото: Аргументы Недели
Власти так и не приступили к организации сельского хозяйства через развитие сельских территорий, основанного на развитии крестьянства как подлинного хозяйствования на землях России. Повсеместное увлечение наших премьеров, вице-премьеров и министров созданием и продвижением мегаагрохолдингов и латифундий — это не что иное, как демонстрация «понтов» с миллиардными убытками за счёт, конечно же, бюджета. При этом, если на всю огромную Россию осталось менее 8 млн коров, то, для сравнения, в маленькой  — 7 миллионов.
очень многим знакома — это та фирма, которая за два года получила от  25 млрд рублей субсидий, а так как эта история с «Мираторгом» является долгоиграющей, то государство ещё долго будет давать им деньги, ограничивая помощь крестьянам.
Из последних новостей аграрного сектора России. Источник — информационное агентство Интерфакс: «Самый крупный производитель говядины в РФ — „Брянская мясная компания“ (АПХ „Мираторг“) в 2018 г. получила чистый убыток 13, 899 млрд рублей, в 2017 г. чистый убыток составил 2, 428 млрд рублей. Выручка в 2018 г. выросла до 21, 9 млрд рублей с 16, 1 млрд рублей в 2017 году».
Компанию «Заречное» русский мир узнал пару месяцев назад, когда вице-премьер показывал это хозяйство самому как самое образцовое хозяйство. Только Гордеев при этом не рассказал, что в это «Заречное» грохнули 10 млрд рублей.
Из последних новостей аграрного сектора России. Источник — информационное агентство Интерфакс: «Работающее в  ООО „Заречное“ в 2018 г. получило убытков на 911, 1 млн рублей, годом ранее чистый убыток составил 1, 134 млрд рублей. Выручка в 2018 г. выросла до 2, 955 млрд рублей с 2, 218 млрд рублей в 2017 году».
Крупные агрокомпании концентрируют своё производство в отдельных населённых пунктах, при этом сельское хозяйство становится очаговым — появляются огромные территории запустения, и такая практика не соответствует принципам устойчивого развития, а только приводит к деградации сельской жизни в России. В запреты попадает ведение отдельных традиционных видов сельскохозяйственной деятельности на территориях, где обосновались агрохолдинги, и пример тому — ликвидация свиноводства, как фермерского, так и в личных подсобных хозяйствах. Строительство современных мегаферм и агрокомплексов ведёт к чрезмерной экологической нагрузке на территории.
 — президент ГК «ЭкоНива», которая получила от Минсельхоза России в 2018 г. 9, 1 млрд рублей. Чтобы было более ясно и понятно для всех, «ЭкоНива» на 99% принадлежит германской Ekoland GmbH, по сути, «ЭкоНива» — это немецкая компания, торгующая в России немецкой техникой, а за счёт кредитов с нулевой процентной ставкой и немереных субсидий строит молочные фермы по 2800 голов дойного стада. Эти молочные фермы такие «гнойники» для территорий, похлеще мусорного Шиеса, с огромной экологической нагрузкой и минимальной экономической и социальной пользой для территорий.
Из доклада «Следующие 20 лет: медицинские и биологические угрозы» (профессор, ведущий эксперт по вопросам биологической безопасности и экологии, Московская школа управления «Сколково») на форуме VESTIFINANCE в 2017 г. :
«…Природа антибиотикоустойчивости очень сложная. Причиной её возникновения является человеческая цивилизация: мы кормим антибиотиками скот — нельзя не кормить, потому что иначе не смогут выжить тысячи голов скота в одном месте…»
Так и получается, мы едим мясо, молочные продукты, яйца, и всё это пропитано антибиотиками.
«…Это грозит тем, что через несколько лет как явление исчезнут раковые больные, их нечем будет лечить. Исчезнет такое явление, как кесарево сечение, пропадёт огромный пласт микрохирургии, опасно станет даже лечение зубов. Уже сейчас организм человека наполнен антибиотой так, что врачи в реанимации наугад перебирают антибиотики, стараясь поддержать успешно прооперированного больного, и не успевают, потому что ни один препарат не работает. И нас ждут более серьёзные проблемы…»
«…Для решения проблемы, по идее, нужно немедленно забирать антибиотики из сельского хозяйства. Но как их забрать? Это гормоны роста, без них животноводство не даст доходов аграрным олигархам…»
Так что же нам делать? Могу привести пример (см. таблицу 1).
Этот пример очень наглядно характеризует глава . Вот отрывок из его доклада на форуме VESTIFINANCE в 2017 году:
«…Сегодня нужно понимать следующее: на молочном рынке есть несколько крупных компаний, которые его практически захватили, и малому производству здесь сложно. В этих сложных условиях если не создать кооперативную переработку молока, то конкурировать Россия не сможет. За то, что рынок захватили, ответственны все наши службы, которые отвечают за то, что рынок должен быть раздроблен. Я, например, считаю: первое, с чего должны начать, — это раздробить крупные молочные компании».
Я знаю, как многие мои коллеги, причастные к сельскому хозяйству, критически относятся к фермерству, к работе крестьянских хозяйств. Вот мы надеялись на фермеров, а они не накормили Россию, но я-то знаю, что крестьянство — его становление и развитие в России — власть только декларировала, но никогда реально не поддерживала. Помню, как в назидание за желание организовать КФХ первых фермеров наделяли землёй в самых неудобных местах. Понятно, что с таким отношением государства к развитию крестьянства оно, крестьянство, и не могло состояться. Лишь единицам из той первой команды фермеров 90-х годов удалось случайно выжить в системе тотального удушения духа крестьянства, фермерства. Однако мировая практика показала, что сельское хозяйство, производство безопасного продовольствия основываются на малых и средних фермерских хозяйствах и развитой системе кооперации фермеров (см. таблицу 4).
Смотрите и делайте выводы, так как Ленинградская область — лидер в развитии сельского хозяйства в Северо-Западном федеральном округе. По своему потенциалу земельных и людских ресурсов она превосходит Ирландию. Однако 150 тыс. фермеров, объединённых в кооперативы, производят в 12 раз больше сельхозпродукции, чем вся Ленинградская область с её крупными агрообъединениями. И конечно же, сёла и деревни небедной Ленинградской области выглядят нищими и разорёнными в сравнении с сельскими населёнными пунктами Ирландии.
Фермеры Ирландии в 2018 г. отправили на экспорт сельскохозяйственной продукции на 13 000 000 000 евро. Это практически сопоставимо с экспортом сельхозпродукции огромной России, который за 2018 г. составил 20 млрд евро, а Ленинградская область смогла продать за пределы России сельхозпродукции только на 170 млн евро, что в 76 раз меньше, чем фермеры Ирландии. Ленинградская область — лидер федерального округа, а что же тогда говорить о сельском хозяйстве в Архангельской и Новгородской областях, Карелии и десятках других субъектов Нечерноземья?
Вот ещё одно сравнение (см. таблицу 5).
Польша, которая уступает Нечерноземью России по земельным и людским ресурсам, смогла организовать 2 млн крестьянских (фермерских) хозяйств и войти в тройку лучших стран Европы, с сельскохозяйственной экономикой, по качеству и доступности продовольствия. При этом Польша не потеряла ни одного своего села, ни одной деревни, и поэтому на сельских территориях проживает половина жителей страны.
17 августа в рамках проведения форума «Устойчивое развитие» я с большой делегацией участников совершал рабочую поездку по сёлам Свердловской области. Отъехали от Екатеринбурга аж на 150 км, останавливались в сёлах, знакомились с реальной жизнью уральских сельчан, говорили о невероятных перспективах развития сёл в рамках выполнения национальных проектов. Телеведущая одного из федеральных каналов Алиса Фёдорова, внучка легендарного  — основателя сети клиник «Микрохирургия глаза», плакала и спрашивала кого-то: «…а мы-то что показываем по телевизору… как жить дальше тем, кто увидел правду о сельской жизни?»
А как жить тем, кто уже не может оттуда даже уехать — и некуда и не на что — БЕДНОСТЬ?
Презид