Ещё

Грандиозные замыслы правительства сломались на Дальнем Востоке 

Грандиозные замыслы правительства сломались на Дальнем Востоке
Фото: Konkurent.ru
Несмотря на регулярное вливание бюджетных средств в реализацию госпрограммы «Социально-экономическое развитие Дальневосточного федерального округа», ситуация в округе далека от благополучной.
В начале августа глава правительства подписал распоряжение о выделении свыше 15,5 млрд руб. на развитие центров экономического роста (всего их 41) в Дальневосточном округе в 2019–2021 гг. Как говорится в пояснительной записке, дополнительное финансирование должно поспособствовать ускорению темпов строительства инфраструктурных объектов и повысить качество жизни в , Приморье, Магаданской и Сахалинской областях, а также Еврейской автономии. Однако премьер, видимо, позабыл о 5,6 тыс. недостроенных зданий, простаивающих в восьми регионах округа, в возведение которых уже вбухано свыше 169 млрд руб. В списке недостроев — детские сады, школы, университетские кампусы, объекты транспортной и коммунальной инфраструктуры.
Больше всего таких объектов — 1036 — в Приморье, на них потрачено 26,5 млрд руб. Самые дорогие недострои стоят на Сахалине: на 869 объектов израсходовано 37,7 млрд руб. В  насчитывается 516 не доведенных до ума сооружений (на них потрачено 22,1 млрд руб.),  — 505 (10,7 млрд, на Камчатке — 352 (11,3 млрд и в Приамурье — 301 (13,4 млрд). Меньше всего незавершенки оказалось в  и на Чукотке — 65 и 78 объектов, на которые потратили 2 и 6,8 млрд руб. соответственно. Якутия, Забайкалье и Еврейская автономия данные о своих недостроях почему-то не предоставили. Сомневаюсь, что регионы смогут достроить перечисленные объекты самостоятельно. По подсчетам на 1 июля, общая сумма кредитной задолженности 11 субъектов ДФО достигла 212,4 млрд руб.
Между тем правительство позитивно смотрит в будущее, рассчитывая в результате реализации госпрограммы «Социально-экономическое развитие Дальневосточного федерального округа» с общим объемом финансирования почти в 427 млрд руб. увеличить численность населения округа к 2025 г. до 8,7 млн человек, а также создать 99,5 тыс. дополнительных рабочих мест. При этом накопленный объем инвестиций на территориях опережающего развития округа без учета бюджетных увеличится до 2 трлн руб., а объем поступлений налогов, сборов и иных платежей в консолидированный бюджет  — до 1,1 трлн руб. Учитывая грандиозность замыслов федеральных властей, давайте разберемся, что мы имеет на сегодняшний день. «Прежний» ДФО имел площадь 6,1 млн кв. км (36% территории России) и 6,1 млн человек населения на 1 января 2018 г. «Новый» ДФО за счет 783,2 тыс. кв. км Забайкалья и Бурятии вырос до 6,9 млн кв км (40,6% площади страны). Но существеннее всего оказался административно созданный двухмиллионный прирост численности населения. В результате чего Дальний Восток стал местом проживания для 5,6% россиян (ранее — 4,2%).
Регионы Дальнего Востока стали аутсайдерами очередного РИА-рейтинга социально-экономического положения территорий по итогам 2018 г. Худший результат оказался у Еврейской автономии — 84-е место. Лучший результат у  — 19-е место. При этом за год регион потерял одну позицию. На 26-й строчке расположилось Приморье, которое за год, наоборот, поднялось на одну строчку. Якутия за год поднялась на две строчки и оказалась на 32-м месте, а Хабаровский край стал 42-м, потеряв две позиции. Остальные регионы оказались на дне рейтинговой таблицы —  — 54-е место, Забайкалье — 66-е, Бурятия — 69-е, Магадан — 74-е, Камчатка — 75-е, Чукотка стала 81-й, а Еврейская автономия — 84-й.
По мнению экспертов, в текущем году экономическая ситуация вряд ли существенно поменяется: инвестиционный и потребительский спрос демонстрируют вялую динамику, частный капитал — как отечественный, так и иностранный — пассивен в своих проявлениях.
Средний класс
Как известно, стабильность и процветание многих развитых стран объясняется высокой долей среднего класса в обществе. Обладающие высокой степенью финансовой независимости представители этого класса и являются драйвером многих общественно-политических и экономических процессов, обеспечивающих устойчивое поступательное развитие государства. Согласно исследованию РИА-Рейтинг, в нашей стране к среднему классу можно отнести порядка 15% семей. Под средним классом экспертами подразумевались семьи, которые могут позволить себе покупку автомобиля и квартиры, соответствующей размеру семьи. При этом после ежемесячных выплат по кредитам на автомобиль и жилье на повседневные расходы у них должно оставаться не менее двух региональных прожиточных минимумов на человека. Рассмотрены семьи, в которых хотя бы один человек имеет работу. Оценка зарплат производилась на основе данных за 12 месяцев (с 1 июня 2018 г. по 1 июня 2019 г.). В исследовании рассматривалась зарплата постоянных сотрудников крупных и средних организаций с учетом подоходного налога. Однако не следует забывать, что у многих россиян есть и другие поступления, например, от сдачи жилья, проценты по вкладам.
Рекордсменами среди дальневосточных регионов по части среднего класса оказались Магаданская область — 34,5% и Чукотка — 33,8%, занявшие второе и третье места в общероссийском рейтинге. Не намного уступает им Сахалинская область — 27,4%, Якутия — 22,8% и Камчатка — 22,2%. Что касается остальных субъектов ДФО, то здесь ситуация несколько хуже. Так, Амурская область — 19,5%, Хабаровский край — 17,9%. В Приморье данный показатель оказался ниже общероссийского — всего 13,8%, как, впрочем, и в Забайкалье — 13,1%, Еврейской автономии — 12,8% и Бурятии — 11,8%. Регионы-передовики во многом успешны за счет имеющихся полезных ископаемых. Там весьма суровые климатические условия, поэтому не так много семей покупают себе жилье на всю жизнь. Многие обзаводятся квартирами и домами в более благоприятных для жизни регионах России с целью последующего переезда туда.
Средний класс фактически определяется балансом расходов и доходов, поэтому его динамика может быть вызвана как изменением расходов, так и ростом доходов. В части расходов каких-то ощутимых позитивных изменений в текущем году ожидать не стоит.
Социальная ориентированность бюджета
Подсчитав бюджетные расходы на образование, культуру и кинематографию, здравоохранение, социальную политику, физкультуру и спорт на одного жителя Дальнего Востока, эксперты РИА-рейтинга также пришли к неутешительным выводам. Большинство регионов ДФО не могут похвастать высокими соцрасходами. Самый низкий показатель на Чукотке — 18 тыс. руб., на Камчатке чуть выше — 25,6 тыс. руб., в Якутии и в Магадане — по 31 тыс., Приморье — 33,8 тыс., Бурятии — 36,6 тыс., Амурской области — 38,3 тыс. По 40 тыс. руб. на человека тратят в Забайкалье и Еврейской автономии, а 42,7 тыс. — в Хабаровском крае. А самым щедрым на соцрасходы оказался Сахалин — почти 80 тыс. руб. И на это уходит почти половина консолидированного бюджета.
Коррупция
Несмотря на незначительное количество выявляемых на территории ДФО коррупционных преступлений (что обусловлено их высокой латентностью и согласительным характером большинства незаконных сделок), некоторые дальневосточные регионы так не смогли избавиться от коррумпированного ярлыка. К их числу можно отнести Приморский и Хабаровский края, Амурскую и Сахалинскую области. Об этом свидетельствуют и регулярно проводимые опросы местного населения. Чаще всего коррупционные проявления встречаются в сфере распоряжения государственным и муниципальным имуществом, контрольно-надзорной деятельности, закупочной сфере, ЖКХ и в бюджетной сфере. Все это, безусловно, сказывается на инвестиционной привлекательности макрорегиона у тех же иностранцев.
Инвестиционный климат
По данным Центробанка России, за 2012–2017 гг. в экономику ДФО поступило более 65 млрд долл. прямых иностранных инвестиций (ПИИ), или более 23% совокупных вложений в основной капитал макрорегиона. Основная их часть (68%) по понятным причинам ушла в сахалинские углеводородные проекты. Сегодня на шельфе добывают более 3% российской нефти и свыше 4% газа, а также производят около 4% мирового объема сжиженного природного газа (СПГ). Для остальных регионов округа ПИИ принимают форму ссуд для софинансирования отдельных проектов.
До 2012 г. основными странами-донорами (по месту регистрации инвестирующих компаний) являлись Нидерланды и Япония. Но в 2015–2017 гг. ситуация существенно изменилась. Их заместили офшорные территории (Багамы, Бермуды и Кипр) и прочие источники (категория «не распределено по странам»), расшифровать которые весьма проблематично из-за конфиденциальности данных. Основная причина — переход к финансированию крупных нефтегазовых проектов через специально созданные для этого офшорки, что отражает общую тенденцию к минимизации инвестиционных рисков на развивающихся рынках, в данном случае российском.
Более 90% накопленных в ДФО инвестиций сконцентрированы в секторе добычи полезных ископаемых и геологоразведке, что привело к формированию асимметричной отраслевой структуры ПИИ, а следовательно, к подавлению инвестиционного мультипликатора. Таким образом, предпринимательский эффект от иностранных капиталовложений весьма небольшой (речь идет о создании совместных предприятий).
Регионы Дальнего Востока по-прежнему не входят в двадцатку национального рейтинга состояния инвестиционного климата (АСИ). Рейтинг рассчитывается по четырем направлениям, объединяющим 44 показателя: регуляторная среда, институты для бизнеса, инфраструктура и ресурсы, поддержка малого предпринимательства. Неразвитость инфраструктуры, нехватка квалифицированных кадров, трудности с обеспечением намеченных проектов электроэнергией и газом, недостаточное число самих проектов, «упакованных» по понятным инвесторам правилам, — основные причины низких позиций в рейтинге. Определенные надежды на улучшение инвестиционного климата в ДФО власти связывают с энергично создаваемыми «институциональными гаванями» — ТОРами, СПВ и офшором на о. Русский.
Завершить сей краткий анализ сложившейся ситуации хотелось бы высказыванием руководителя Института экономических исследований ДВО РАН, д. э.н. Павла Минакера: «Сопровождающая преобразования пропагандистская кампания, включавшая массированный экспертный прессинг населения и бизнеса, вкупе с оптимистичными реляциями об успехах институциональных инноваций в форме прироста инвестиций, улучшения предпринимательского климата, изменения миграционной и демографической ситуации породили предвкушение скорого прорыва в экономической сфере, интеграции с АТР, кардинального улучшения качества жизни и инфраструктуры. Однако прорыва до сих пор не наблюдается. Характер самих институциональных решений, как и общеэкономическая среда, в которой они применяются, не гарантируют успех в деле выращивания на их основе эффективных экономических институтов и получение быстрых результатов в форме устойчивого опережающего роста и структурной модернизации экономики региона».
Реконструкция первого этажа стала адом для жителей дома
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео