Ещё

Спасение от депрессии. Как в Забайкалье пытаются стимулировать инвестиционную активность 

Спасение от депрессии. Как в Забайкалье пытаются стимулировать инвестиционную активность
Фото: РИА "ФедералПресс"
Громадье планов
приняло постановление о создании в  территории опережающего развития (ТОР) «Забайкалье». В ее границы вошли столица региона , поселок Агинское и 23 муниципальных образования.
В новую ТОР планируется привлечь свыше 196 млрд рублей частных инвестиций и организовать там более 9,25 тысячи рабочих мест. В ней намечено реализовать проекты по строительству нескольких ГОКов, комплекса по сортировке и переработке отходов, завода панельного домостроения, предприятий по выпуску пеллет и погрузчиков, продуктов питания и др. Ожидается, что совокупные поступления налогов от них в бюджеты всех уровней до 2028 года превысят 31,3 млрд рублей.
«Мы уже рассмотрели заявки потенциальных инвесторов на получение статуса резидента ТОР и в самое ближайшее время готовы подписать первые соглашения на осуществление деятельности на территории опережающего развития «Забайкалье». Якорными станут инвестиционные проекты Байкальской горной компании, «Байкалруд», племенного завода «Комсомолец», «Хорт-В», группы «Инновация» и «Маяк-Инвест». С остальными инвесторами мы подпишем соглашения до конца текущего года», — заявил недавно Аслан Канукоев, глава Корпорации развития Дальнего Востока, осуществляющей управление ТОР.
Помимо них, возможность получения статуса резидента ТОР «Забакалье» рассматривают компании «ТорМет», «Золотая гора», «Тасеевское», «Разрезуголь», разрез «Кутинский», завод железобетонных изделий «Новин».
Депрессивный регион
Появление ТОР в дотационном Забайкальском крае может придать импульс его развитию, считают отраслевые аналитики.
«Забайкальский край представляет собой экономически депрессивный регион, где наличие добывающих производств и крупных месторождений нивелируется отсутствием обрабатывающих производств и крупных проектов. Перманентная смена губернаторов, уходящих в отставку до окончания срока, также является в определенной мере лакмусовой бумажкой для инвесторов, готовых рассматривать свое участие в дорогостоящих и долгосрочных проектах», — отметил Сергей Дейнека, финансовый аналитик «БКС Премьер».
По его словам, принимая решение о создании ТОР «Забайкалье», правительство выбрало единственно верную стратегию развития экономики региона. В отсутствии государственной поддержки привлечь инвесторов было бы проблематично. «Иными словами, правительство оказалось в положении цугцванга, когда уже ясно, что отсутствие инвестиций ведет к ухудшению экономической ситуации в Забайкальском крае», — добавляет Сергей Дейнека.
С ним солидарен ведущий эксперт «Финам Менеджмент» . «Состояние региона можно оценить как сложное, но перспективы у него есть. Здесь имеются месторождения различных ресурсов, многие из которых еще только предстоит разработать, регион находится на пересечении нескольких транспортных маршрутов, что облегчает его снабжение сырьем и помогает в вывозе готовой продукции. Есть производственный потенциал, который может быть реализован за счет создания предприятий обрабатывающих отраслей на основе местных ресурсов, для обеспечения потребностей Дальнего Востока, Восточной Сибири и стран Азии», — говорит он.
Резидентство для проекта века
Среди резидентов ТОР «Забайкалье» выделяется Байкальская горная компания (БГК), входящая в состав USM Holdings миллиардера . Она реализует проект освоения Удоканского месторождения меди (одного из крупнейших в мире) и строительства на нем горно-металлургического комбината. Он будет перерабатывать 12 млн тонн руды в год, производят из нее концентрат и чистую медь.
«Резидентство в ТОР позволит решить застарелые инфраструктурные проблемы севера Забайкалья. Сегодня тысячам забайкальцев необходимо интенсивное авиационное сообщение, современный аэропорт в Чаре, качественная автомобильная дорога. Необходима дополнительная электроэнергия, чтобы стало возможным создание новых предприятий. Таким образом, создавая инфраструктуру для комбината, мы создаем стимулы опережающего социально-экономического развития севера Забайкалья, что является главной целью самого института ТОР», — прокомментировали в пресс-службе БГК.
Между тем режим ТОР предоставляет ее резидентам интересные льготы: обнуление налогов на прибыль, землю и имущество в течение первых пяти лет реализации конкретного инвестиционного проекта, снижение страховых взносов в социальные фонды с 30 до 7,6%, привлечение иностранной рабочей силы без учета квот и др. Для Удоканского проекта выгоды от резидентства будут исчислять миллионами рублей сэкономленных налогов.
Без льгот, выходит, Удоканский проект мог оказаться менее рентабельным. Свои же личные средства Алишер Усманов (его состояние Forbes оценил в 12,6 млрд долларов), наверное, в него вкладывать не хочет. Недаром же в июле БГК подписала с консорциумом банков договор о получении кредита в размере до 1,79 млрд долларов.
В пресс-службе БГК утверждают: «Реализация проекта освоения Удоканского месторождения меди в рамках создаваемой ТОР „Забайкалье“ создаст возможности для осуществления более 15 новых проектов на Севере Забайкалья». Но это лишь даст возможности, а не гарантии.
Китайский «заповедник»
Обращает на себя внимание то, что и остальные проекты сосредоточены преимущественно в сфере добычи полезных ископаемых. Например, «Байкалруд» намерена осваивать Нойон-Тологойское месторождение полиметаллических руд.
Однако, судя по прессе, «Байкалруд» уже давно была должна его разрабатывать. Она владеет лицензией на него с 2005 года, в июне же 2017-го Главгосэкспертиза России одобрила представленный «Байкалруд» проект строительства рудника на юго-западном участке Нойон-Тологойского месторождения. Его мощность должна была составлять 850 тыс. тонн руды в год.
До этого Главгосэкспертиза России дала положительное заключение на проект строительства рудника на 350 тыс. тонн в год на юго-восточном участке месторождения. Вместе они должны были добывать свыше 1 млн тонн руды для последующей переработки на обогатительной фабрике в свинцовый и цинковый концентраты. Их запуск планировался в 2019 году.
Сама деятельность «Байкалруд» не раз вызывала нарекания со стороны контролирующих органов. В декабре 2018 года выявила нарушения правил промышленной безопасности, в феврале текущего года — несоблюдение миграционного законодательства, в июне обнаружила задолженность по оплате труда перед 623 иностранными работниками в размере свыше 74 млн рублей.
Причем, похоже, речь идет о гражданах Китая. Официально владельцем «Байкалруд» является Central Asia Silver Polymetallic Group, зарегистрированная на Каймановых островах. Есть основания полагать, что за Central Asia Silver Polymetallic Group стоит китайский бизнес. Для компаний из КНР характерно привозить своих рабочих, а не нанимать местных.
Золото и масло
Не менее интересен проект фирмы «Хорт-В», купившей в декабре 2018 года за 253 млн рублей лицензию на право эксплуатации Уконикского месторождения. Его запасы равны 24,4 тонн, прогнозные ресурсы — 58 тонн золота.
«Хорт-В» планирует построить на нем подземный рудник и золотоизвлекательную фабрику. На Уконикском месторождении сперва будет добываться 2 тонны золота в год, потом добыча вырастет до 4 тонн. Разработка должна стартовать в 2023 году.
Инвестор обещает вложить в его освоение 5,02 млрд рублей — для среднего по запасам месторождения сумма завышена. Впрочем, если в районе Уконикского месторождения нет никакой приличной энергетической и транспортной инфраструктуры, тогда подобные затраты оправданны.
Зато нет уверенности, что проект будет реализован точно в срок. По информации Rusprofile, уставной капитал «Хорт-В» равен всего лишь 250 тыс. рублей, его трудовой штат представлен одним человеком. Каким образом она сможет раздобыть более 5 млрд рублей — неясно. Банки могут отказать в кредите крохотной компании, не имеющей хорошего залогового обеспечения.
Недоумение вызывает и возможность предоставления статуса резидента ТОР «Забайкалье» племенному заводу «Комсомолец» — одному из преуспевающих агрохозяйств региона. Он планирует вложить 1,2 млрд рублей в организацию целого комплекса, состоящего из элеватора с мощностью единовременного хранения 180 тыс. тонн зерна и заводов по помолу муки, выпуску комбикормов, растительного масла и агрохимикатов. Но если у него дела идут неплохо, то какой смысл в льготах? Неужели «Комсомолец» не может без них обойтись?
Вообще, идея ТОР, в значительной степени ориентированного на развитие сырьевого сектора, в регионе, в котором и без того немалые деньги вкладываются в разработку месторождений, выглядит странноватой. Вряд ли можно быть уверенным, что в нем появится свыше 9 тыс. рабочих мест и что предоставленные налоговые льготы дадут желаемый эффект.
Да и всяких рисков хватает. «Экономическая ситуация может оказать влияние на работу ТОР, например, если ситуация в отрасли, которую представляет тот или иной резидент данной ТОР, ухудшится. А так как в ТОР резидентов из одной отрасли может быть несколько, то есть риск того, что состояние дел в конкретной индустрии скажется на показателях всей ТОР, состоянии населенных пунктов или целых районов края», — оценивает Дмитрий Баранов.
И главное — статус резидента ТОР нисколько не защитит инвесторов от давления государственных органов. Проверками можно задушить любой перспективный проект.
Фото: pxhere.com
В детских завтраках нашли токсины: чем они опасны
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео