Ещё
Фото: Дальний Восток
«Почему я выбрал именно сап? Я отвечу словами одной знакомой девушки, которая впервые встала на доску и сказала — „это свобода и восторг“. Это очень точно описывает моё состояние! Ты стоишь на воде и видишь всю красоту морского дна, каждое мельчайшее движение морской поверхности. И эмоции от непосредственного общения с живой водой — непередаваемы», — рассказывает Максим Харченко.
1 августа 2019 года спортсмен исполнил мечту, которую вынашивал несколько лет: в одиночку переплыл на сапборде с материка до Сахалина по проливу Невельского, повторив путь первооткрывателя, и воткнул весло в нехоженый песок у мыса Погиби.
Этому предшествовал путь в тысячу километров по открытой морской воде, полной штормов и неожиданностей, — и всё это без сопровождения и страховки, буквально на доске шириной в метр и длиной в пять.
«Я не пользовался спутниковым телефоном и прочими современными средствами навигации принципиально. У меня был только мобильник, обычный компас и видеокамера. Я хотел максимально повторить те условия, в которых находился адмирал Геннадий Невельской и его команда, как если бы он дал мне задание пройти Охотским морем вдоль побережья , перейти на Сахалин и провести фото— и видеосъёмку моей экспедиции», — добавил спортсмен.
Только вертолётом можно долететь
Два года назад Максим Харченко решил преодолеть сложнейший и тоже тысячекилометровый водный путь вдоль берега Приморья до северного посёлка Самарга. К тому моменту спортсмен занимался сапсёрфингом всего три года, однако имел немалый стаж в других экстремальных видах спорта.
«Я инструктор по сноуборду, помимо этого занимался скалолазанием, альпинизмом, зимним кайтингом, горным велосипедом. И вот меня захватил этот молодой вид спорта. Моё увлечение спортом и путешествиями, экстримом началось ещё со школы. За это спасибо Павлу и Фёдору Конюховым. Мне в юности посчастливилось жить с ними по соседству, в посёлке Береговой в Приморье. Ещё школьником я слушал их рассказы после возвращения из очередной экспедиции, видел, как горели их глаза, и сам заражался этим восторгом дальних странствий. Я безмерно благодарен им за то, что братья уделяли мне, тогда ещё подростку, своё внимание. И в 90-х годах я бросил себе первый вызов: в одиночку проехать из  до  на велосипеде, и смог добраться до », — рассказал Максим.
Потом был долгий перерыв — семья, бизнес, госслужба.
«Стал замечать, что мои глаза начали гаснуть, как и у 90% моих сверстников. Чем я живу? Зачем? Спросил себя: а что я умею? Концентрироваться и выживать в тяжёлых условиях. Захотелось попробовать что-то новое», — вспоминает спортсмен.
Так Максим впервые встал на сапборд. Несколько лет тренировок, и у него родилась идея первого большого проекта: дойти до Самарги. Летом 2017 года сапрайдер в одиночку прошёл тысячу километров за 70 дней по воде Японского моря от Владивостока до посёлка и устья реки Самарга, расположенного на границе Приморского и Хабаровского краёв. С материка там глухая тайга, с воды — неприступные скалы. Туда можно добраться только вертолётом или попутным судном. Для Максима Харченко такой опыт был первым. Экспедиция закончилась успешно.
Максим увлёкся изучением истории тех мест, где он ходил на доске. Заинтересовался деятельностью первооткрывателя капитана Невельского, начал изучать его книги и захотел пройти по следам первых русских экспедиций XIX века, описанных адмиралом Невельским в книге «Подвиги русских морских офицеров на крайнем востоке России». Спортсмена-смельчака заметили спонсоры.
«Собирали меня всем миром. Ведущие фирмы из России, Англии, США помогали, всё оборудование у меня высшего качества. Успех экспедиции складывается из мелочей. Потому что всего одна дуга палатки, сломавшаяся под шквальным ветром, или промокший спальник могут стоить вам отдыха, здоровья и в конечном итоге даже жизни. Не говорю уже о качестве сапдоски. Ей столько пришлось пережить! Для фирм это тоже вызов, возможность протестировать своё оборудование в тяжелейших условиях, получить уникальные кадры и сделать выводы о том, что нужно изменить, улучшить в снаряжении. Когда появляется связь, я сначала звоню родителям, потом моим партнёрам — они очень переживают за меня: как я там, как снаряжение себя ведёт», — рассказал Максим.
Первую попытку пройти по маршруту Невельского путешественник предпринял в 2018 году. Однако она оказалась неудачной: спортсмену пришлось сойти с дистанции после 260 километров пути из-за сильных штормов.
По словам сапрайдера, специалисты предупреждали его о сложных погодных условиях, но он «хотел убедиться сам, понять, каких усилий мне это будет стоить».
Татарский пролив сильнее тебя
Год спустя Максим снова вышел на непокорившийся маршрут. Экспедиция «По следам капитана Невельского» началась 22 мая в Приморье, на мысе Олимпиады около посёлка Усть-Соболевка. Из-за сильного волнения на море вблизи Самарги спортсмену пришлось на берегу четыре дня ожидать подходящей погоды, чтобы выйти в воду. К 5 июня Максим дошёл до первого поселка Хабаровского края — Нельма.
«На участке от мыса Олимпиады до мыса Золотого застал сильные осадки, на меня едва не обрушилась волна высотой с дом. Пришлось экстренно выйти на берег, тут мою жизнь спас обычный спасательный жилет, так что не пренебрегайте им никогда! Это был мой первый экзамен, который я прошёл. Потом был сильный ветер, из-за него потерял термос и ещё некоторые вещи. Местные рыбаки дали мне телефон, я перевёл дух и сразу же отправился дальше», — рассказал путешественник.
Впереди были ещё два месяца пути по морю вдоль побережья Хабаровского края на север, через Советскую Гавань к Де-Кастри и мысу Лазарева и затем финальный рывок — переход через пролив Невельского между материком и островом Сахалин.
«Прогноза погоды я не знал. Утром встаёшь и принимаешь решение — выходить на воду или нет. Дальневосточный берег непростой — длинные скальные бастионы, не дай бог там оказаться во время шторма — разобьёт о камни. Татарский пролив сильнее тебя, каким бы ты сильным ни был», — рассказал спортсмен.
Апогеем стал финишный переход Максима на Сахалин в самом узком месте — от мыса Лазарева на материке до мыса Погиби на острове.
«Я вышел в четыре часа утра — низкая облачность, ещё темно и не видно ни зги, и ветер вдобавок, вопреки ожиданиям, встречный — мешает идти, сап крутит зигзагами. Что делать? Снова возвращаться? Но за спиной же сотни километров в таких же условиях. И тут я замечаю маленький огонёк в районе мыса Погиби — это придаёт мне сил.
Я шёл и шёл в темноте. И тут, к своему удивлению и разочарованию, я вижу, что тот огонёк, что так вдохновил меня вначале, — это фарватерный буй всего в двух километрах от берега… Хорошо, вскоре начало светать — пошёл строго на восток, борясь с волнами, и наконец в шесть утра достиг цели!» — рассказал Максим.
Большие планы на Сахалин
Сейчас спортсмену-экстремалу предстоит дорога домой. «Хочу в будущем пройти на сапборде вдоль сахалинского берега. Поэтому на обратном пути планирую на машине вместе с единомышленниками проехать вдоль побережья, чтобы визуально оценить береговую линию и понять, где в будущем смогу останавливаться. Как бы мне сейчас ни хотелось после двух месяцев опасностей скорее оказаться дома, но это необходимо сделать, чтобы подготовиться к будущему путешествию», — говорит сапрайдер.
Путешественник выступит с докладом в отделениях во Владивостоке, Хабаровске, Южно-Сахалинске, Москве и Санкт-Петербурге.
«Всё покажу и расскажу, все факторы — ветры, погода, течения, и то, как я это пережил. Опишу, с чем на самом деле столкнулись русские первооткрыватели. Чтобы мы понимали, какой ценой наши моряки открывали Дальний Восток».
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео