Ещё
Песков назвал Россию островком стабильности
Песков назвал Россию островком стабильности
Политика
В России ответили Киеву о новом плане по Донбассу
В России ответили Киеву о новом плане по Донбассу
Политика
На Украине готовы к «хорватскому сценарию»
На Украине готовы к «хорватскому сценарию»
В мире
Ротару оценила прием публики в Москве
Ротару оценила прием публики в Москве
Шоу-бизнес

Антон Силуанов: решение об отмене ЕНВД окончательное и обратной дороги нет 

Антон Силуанов: решение об отмене ЕНВД окончательное и обратной дороги нет
Фото: Konkurent.ru
Единый налог на вмененный доход (ЕНВД, или «вмененка») как один из специальных режимов налогообложения появился в Налоговом кодексе в 2002 г. и должен был решить сразу две проблемы. Во-первых, упростить жизнь малому бизнесу, заменив всю совокупность налогов одним платежом, который платится бизнесом сразу с заранее заданного уровня доходов. Во-вторых, местные бюджеты получали стабильный источник дохода без сложного администрирования. В 2012 г. от ЕНВД решили отказаться (с 2014 г.), сделав ставку на патентную систему, но она не пользовалась спросом со стороны бизнеса, поэтому отмену ЕНВД перенесли на 2018 г., а потом и до 1 января 2021 г. Глава уже заявил, что решение об отмене окончательное и обратной дороги нет. Станет ли это ударом по предпринимателям?
Почему отменяют?
Логика государства ясна. Довольно часто под ширмой малого предприятия или ИП на самом деле скрываются вполне крупные
компании, использующие так называемое искусственное дробление бизнеса в качестве способа налоговой оптимизации. Там, где вчера была крупная фирма, де-юре возникает множество мелких, продающих друг другу товары и услуги. Де-факто они все по-прежнему являются одним целым. «ЕНВД оказался не самым эффективным режимом налогообложения. Потому что через ЕНВД происходит существенное уклонение от уплаты налогов», — сказал Силуанов.
По оценкам аналитиков, в результате уклонения от уплаты налогов фискальные органы недосчитываются 4–5 трлн руб. ежегодно, включая потери от неформального сектора и различных мошеннических схем. Перед поставлена задача вывести «уклонистов» «из тени», и сегодня на Дальнем Востоке как часть большой системной работы обкатывается судебная практика в отношении налогоплательщиков, применяющих незаконные схемы дробления бизнеса. Положительные решения, подтверждающие неправомерные действия предпринимателей, уже вынесены в судебном порядке. Штрафы зашкаливают за сотни миллионов. Только недавно «К» писал, как УФНС по Приморью вычленяет «уклонистов».
«При использовании схемы дробления и несоизмеримо низкой налоговой нагрузке налогоплательщик может столкнуться с риском назначения выездных налоговых проверок, по итогам которых налоговые органы будут вынуждены восстановить интересы бюджета, доначислив, помимо суммы недопоступивших налогов, суммы пеней и штрафов. Кроме того, могут быть последствия в виде привлечения должностных лиц к уголовной ответственности (ст. 199, 199.1 Уголовного кодекса РФ).
На сегодняшний день налоговые органы края проводят информационно-разъяснительную работу с представителями бизнеса и предлагают налогоплательщикам самостоятельно отказаться от схем дробления бизнеса, не дожидаясь назначения выездных налоговых проверок, во избежание риска негативных последствий и для сохранения деловой репутации», — предупреждали в приморской налоговой.
А ведь еще несколько лет назад собственнику бизнеса было трудно представить, что широко распространенная практика минимизации налоговых издержек может вылиться в уголовное дело (собственно, и сегодня далеко не все осознали этот факт). Принцип «разделяй и властвуй» действовал в разных отраслях. Ретейлеры повсеместно дробили торговые площади на участки ИП, так как торговый зал площадью до 150 кв. м позволяет применение единого налога на вмененный доход, а разница в фискальной нагрузке между ЕНВД и НДС (на который переходят собственники либо арендаторы помещений) составляет до 10–12 раз. ЕНВД платится с площади, НДС — с маржинальной прибыли. Грубо говоря, речь идет о том, платить 50 или 500 тыс. руб. налога.
Сегодня, если говорить о том, что совокупное налогообложение при использовании НДС в 10–12 раз больше, чем при ЕНВД, надо понимать, что искусственное разбиение бизнеса — не просто хлопотное дело, но и очень дорогая в обслуживании схема. Возникают дополнительные рабочие места, дополнительные кассовые аппараты, дополнительные проверки многочисленных ИП и так далее.
Почему за него так держатся?
Тем не менее бизнес не готов отпустить ЕНВД от себя. «Во всех цивилизованных странах оптимизация налогов направлена на поддержку малого и среднего бизнеса, и только в России каждая новая инициатива правительства все более перекрывает кислород МСБ. Вопрос изменения системы налогообложения поднимается не первый год. Он обсуждается на всех общественных и бизнес-форумах, о последствиях отмены единого налога на вмененный доход говорят „Опора России“, »», все предпринимательские сообщества. Два раза нам удалось повлиять на решение чиновников по отмене ЕНВД, но сегодня Минфин взялся за бизнес с удвоенной силой. Что произойдет в случае лишения предпринимателей льготного налогообложения, предположить не сложно», — говорит , генеральный директор ООО «Минерал–1» и сети магазинов «Золотой ажур».
При условии резкого снижения покупательной способности, увеличения НДС, прожиточного минимума, иных расходов, переход с ЕНВД на иные системы налогообложения может повлечь закрытие малого и среднего бизнеса. По данным УФНС России по Приморскому краю, количество налогоплательщиков, представивших налоговые декларации по ЕНВД в прошлом году, составило 38 095, в том числе организации — 6099, ИП — 31 996.
Отмена ЕНВД приведет к тому, что малый бизнес будет вынужден выбирать между оставшимися спецрежимами — патентом и УСН, ни один из которых не способен полноценно заменить ЕНВД, уверены предприниматели. «Существующая система льготного налогообложения для российского предпринимателя сейчас понятна и доступна. Это и упрощенный бухгалтерский учет, и упрощенная отчетность, ясный алгоритм действий при расчете налога и так далее», — сообщила «К» , председатель президиума общественной организации «Общественный совет предпринимателей Приморья».
«Общая система налогообложения касается компаний с оборотом от 150 млн в год. Остальной бизнес может использовать два налоговых режима на выбор: УСН (упрощенная система налогообложения) с процентными отчислениями 6 и 15% соответственно и ЕНВД. Разница в том, что минимальный налог по УСН — 6%, а в рамках ЕНВД налоговые отчисления могут доходить до 1–2% с дохода. Для небольших компаний это весьма удобно», — считает , председатель коллегии адвокатов «Власов и партнеры».
Проблема в том, что Минфин готов поработать и над УСН. Ведомство, в частности, уже подготовило предложение об изменении порядка исчисления страховых взносов индивидуальных предпринимателей (ИП) в рамках упрощенной системы налогообложения (УСН) и передало его кабмину. Каждый ИП самостоятельно определяет объект налогообложения, применяемый при УСН. Это может быть как «доходы», так и «доходы минус расходы».
«Однако в настоящее время, независимо от выбранного объекта налогообложения, ИП уплачивают страховые взносы в размере 1% с дохода, превышающего 300 000 рублей (без вычета из них расходов). Поэтому предлагается взаимоувязать определение объекта обложения страховыми взносами с объектом налогообложения, выбранным при применении УСН. То есть для ИП, которые уплачивают налог при УСН с суммы «доходы минус расходы», страховые взносы будут формировать в размере 1% также с учетом вычета расходов из общей суммы доходов. Это создает более комфортные условия для осуществления деятельности ИП», — считают в Минфине.
Денис Власов: «Так что с отменой единого налога на вмененную
прибыль в большей степени пострадают малый и средний бизнес. В основном дополнительная налоговая нагрузка коснется розничной торговли и сферы обслуживания (парикмахерских, фитнес-клубов, магазинов, ресторанов и так далее), там, где бизнес привязан к площади. С отменой ЕНВД рост цен в этом сегменте может существенно измениться в сторону увеличения, что также приведет к негативным настроениям в обществе. Одним словом, хочется надеяться, что законопроект, касающийся МСБ, будет четко продуман, согласован с общественными организациями и профильными комитетами, пройдет открытое обсуждение и не станет очередным экспериментом над населением».
А что патент?
Антон Силуанов заявил, что ЕНВД будут отменять, как и предполагалось изначально, в пользу патента. Этот спецрежим ввели в 2012 г. для ИП, у которых предельный размер доходов по предусмотренному патентом виду деятельности не превышает 60 млн руб. в год, а средняя численность наемных работников — не более 15 человек. Стоимость патента рассчитывается по ставке в 6% от «потенциально возможного к получению дохода».
На сегодняшний день в Приморье цена патента варьируется в зависимости от вида деятельности и числа работников. По данным «К», фирма, в которой работает до пяти сотрудников, платит 11,8 тыс. руб. в год, от 6 до 10 работников — 32 010 руб., от 11 до 15 — 64 020 руб. При этом разработчики регионального закона о патентах рассчитывали на мощный эффект такого налогового стимулирования, в частности на массовый выход малого бизнеса и разного рода самозанятых лиц «из тени». Но как-то не сложилось.
Если в 2013 г. в Приморье было выдано 1868 патентов, то сейчас — только чуть более 3 тыс. Для масштабов Приморья, где, по данным Приморскстата, работает более 41 тыс. мп, цифры выглядят смехотворными. Почему патенты оставили равнодушным подавляющее большинство своей целевой группы? Отчасти это может быть обусловлено тем, что патент, в отличие от ЕНВД и УСН, не предоставляет возможность уменьшать сумму налога на уплаченные предпринимателями страховые взносы в пределах 50% с привлечением работников, либо на фиксированный платеж до 100%, работая без привлечения работников.
В предпринимательской среде также отмечают то обстоятельство, что патент в основном получает самозанятое население, которое регистрируется (должно регистрироваться) в качестве индивидуальных предпринимателей и начинает деятельность с нуля, без наемных работников. Эти люди имеют право оставаться на патенте, доведя численность наемных работников до 15 человек. Но на практике «самозанятые» обходятся собственными силами либо силами членов своей семьи и чураются всяческих отношений с государством, да и предпринимателями себя особо не ощущают, скорее ремесленниками. А потому предпочитают оказывать мелкие услуги, вроде сдачи жилья, репетиторства, ремонта бытовой техники и т. п., находясь «в тени».
Юлия Пак: «Патентная система налогообложения спросом у малого и среднего бизнеса (МСБ) не пользовалась и не пользуется. Патент как рычаг отчисления налога не может заменить единый налог на вмененный доход. Ключевой момент заключается в том, что переход на патентное налогообложение доступен далеко не каждому бизнес-сегменту. Таким образом, отмена ЕНВД и отсутствие внятной его альтернативы может создать дополнительные условия для ухода некоторых предпринимателей „в тень“.
, председатель приморского регионального отделения „Деловой России“: „Далеко не все виды деятельности, которые работают с единым налогом на вмененный доход, могут применяться на патенте. То есть многим российским компаниям придется перейти на общий режим налогообложения, а значит, взять на себя дополнительную нагрузку в части уплаты НДС. При этом пострадает и сам бизнес, поскольку далеко не все, кто работает в режиме ЕНВД, к примеру, ретейл или логисты, смогут сохранить льготное налогообложение, а значит, будут терпеть убытки. Это может стать фатальным шагом в разрезе конкуренции МСБ с крупным бизнесом. Одним словом, если альтернатива отмены ЕНВД не будет доработана и не будут найдены адекватные компенсирующие механизмы, то в первую очередь это ударит по малому бизнесу в сфере розничной торговли“.
И бюджету тоже будет плохо?
Не стоит забывать, что единый налог на вмененный доход поступает в местный бюджет, давая возможность районам принимать самостоятельные решения по планированию и развитию территорий. С отменой ЕНВД основной источник финансирования муниципалитетов будет утрачен.
Надежда Ткаченко: „Отмена ЕНВД обрушится не только на малый бизнес, но и на муниципальные бюджеты, оставив районы практически без средств к существованию. Сегодня все налоги от „вмененки“ остаются муниципалитетам, а с отменой ЕНВД муниципалитеты края останутся практически без финансовой поддержки. Вопрос, с каких средств власти собираются развивать города и поселки, где возьмут зарплату учителям, врачам, как организуют обеспечение малоимущих граждан и как будут решать другие вопросы, связанные с бюджетным финансированием, остается открытым“.
Алексей Тимченко: „При отмене ЕНВД, который идет в местный бюджет, существует вероятность возникновения дефицита муниципального бюджета и его стабильного наполнения. В случае перехода малого и среднего бизнеса на общее налогообложение 100% налога на добавленную стоимость будет уходить в федеральный бюджет, притом что налог на прибыль делится пропорционально: часть средств остается в региональном бюджете, а часть отчисляется в федеральный. Очевидно, что, с точки зрения Бюджетного кодекса, в первую очередь пострадает муниципалитет. На мой взгляд, такие „перекосы“ можно исправить, либо внеся изменения в Бюджетный кодекс, либо изменяя распределение налога на прибыль. Каким именно образом — без точных расчетов сказать сложно“.
Адекватной альтернативы ЕНВД пока не существует, а патентная система налогообложения спросом у малого и среднего бизнеса не пользуется.
КОММЕНТАРИИ
, депутат Законодательного собрания Приморского края: „К любым инициативам правительства, не связанным с понижением налоговой базы для МСБ, нужно относиться с осторожностью. Российским бизнесменам нужны устойчивые правила игры, но они, к сожалению, слишком часто меняются. Все это приводит к путанице, зарегулированности бизнеса и увеличению административной нагрузки. Как следствие — очередное повышение цен, недовольство как самих предпринимателей, так и общества, массовое банкротство компаний и расширение поля теневого бизнеса в России“.
Юрий Коломейцев, политолог, руководитель Центра социальных инноваций „Черный куб“: „Текущее решение, как и все остальные, принятые в последний год правительством, сделано с прицелом на стратегический посыл президента РФ  о дальнейшем „процветании“ страны в нынешних непростых экономических условиях. Последний президентский срок станет для Путина временем, когда тот без оглядки на свой электорат и рейтинги сделает ровно то, что, по его мнению, приведет Россию к „прорыву“. Об этом „прорыве“ президент России говорил довольно много, в том числе в ходе большой пресс-конференции, послания ФС РФ и прямой линии.
Еще год назад было очевидно, что все последующие реформы будут такими же болезненными, как и пенсионная. В том числе это касается, по сути, и инициированной Минфином смены налогообложения для бизнеса. Но к чему это в конечном счете приведет, ни ведомство, ни президент, ни мы с вами знать не можем. Единственное, что нам остается, — предполагать и рассчитывать. Одно понятно четко: малый и средний бизнес опять „должны будут потерпеть“. Как говорится, „Бог терпел и нам велел“.
Видео дня. Учитель года обложил матом школьника
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео