Forbes.ru 16 июля 2019

«Мы могли предотвратить сотни смертей»: основатель Bellingcat о том, как сайт расследовал катастрофу MH17

Фото: Forbes.ru
Пять лет назад Элиот Хиггинс разочаровался в ведении блога и принял решение заняться чем-то «более профессиональным». Так в июле 2014 года появилось интернет-издание Bellingcat, которое сосредоточилось на публикации журналистских расследований. Три дня спустя в небе над востоком был сбит «Боинг», выполнявший рейс MH17. Интернет-издание Bellingcat стало одним из ключевых участников расследований катастрофы MH17. Потом проект заинтересовало отравление Сергея и , уничтожение исторических мечетей в провинции Синьцзян, бомбардировки в , и .
Хиггинс дал это интервью спустя несколько дней после того, как  опубликовали видеозаписи и снимки, подтверждающие связь между иранскими военными и нападением на два нефтяных танкера в Оманском заливе. В ходе интервью мы обсудили с ним , катастрофу рейса MH17 и другие темы, которые освещает Bellingcat.
По мнению журналиста, США совершили ошибку. «Американцы до сих пор не понимают, что в наши дни люди ожидают большего. США ведь уже вторглись в Ирак, руководствуясь непроверенными данными из досье о наличии в Ираке оружия массового поражения, которое иракский режим якобы мог применить за 45 минут. Сейчас мы живем в совсем другом мире, в котором нельзя просто показать нечеткие фотографии и заявить, что это доказательство. Даже если они считают, что опубликовали что-то существенное, показав миру видеозапись с каким-то катером у борта нефтяного танкера…». «Для спецслужб это большой шаг», — перебиваю я.
Хиггинс согласен, но добавляет: «Но нельзя просто так утверждать, что это иранский катер. Пусть они докажут, что это иранский катер. Это можно сделать. Не надо просто что-то утверждать. Им нужно использовать открытые источники, чтобы подкрепить свои заявления. Если они говорят, что это иранский катер, пусть они найдут еще одну фотографию иранцев на этом катере и сопоставят оба снимка, а затем укажут на все сходства. Таким образом можно будет убедить аудиторию в достоверности информации».
Хиггинс определенно в своей стихии. Он методично рассказывает, что он сделал бы на месте американских военных и с чего именно он бы начал. «Если мы имеем дело с нечетким черно-белым видео, нужно понимать, что всегда найдутся люди, которые просто не захотят поверить в то, что оно настоящее. Хорошо. Найдется и тот, кто засомневается и подумает о том, чем же именно руководствовалось правительство США, публикуя эти материалы. Особенно когда речь идет об администрации и его советнике Джоне Болтоне, который отчаянно хочет развязать войну с Ираном. Им не доверяют, и это естественно. Им нужно заручиться доверием общественности. Доверие — это не что-то само собой разумеющееся. Им нужно предоставить больше доказательств. Пока правительственные чиновники и США не осознают это, они будут постоянно сталкиваться с подобным пренебрежительным отношением».
Хиггинс «разочарован тем, в США расследования по открытым источникам пока не пользуются популярностью». По словам Хиггинса, Bellingcat могло бы сконцентрироваться только на США, освещая «все, начиная с лагерей для мигрантов на границе с  и заканчивая полицейскими перестрелками». «Можно было бы написать множество статей» — добавил журналист. Всю суть метода работы интернет-издания можно свести к простой фразе: «не говори, а показывай».
История Bellingcat началась с катастрофы рейса MH17. Именно благодаря ей энтузиасты-любители стали профессиональными журналистами, ведущими настоящее расследование. Команда Bellingcat использовала находящиеся в открытом доступе фотографии и видеозаписи, чтобы отследить передвижения российского зенитно-ракетного комплекса «Бук» до места запуска той самой ракеты, которая сбила самолет Boeing 777 и унесла жизни 298 человек. Затем команда Bellingcat воспользовалась онлайн-источниками и установила, что данный ЗРК «Бук» принадлежал 53-й бригаде ПВО Вооруженных сил . Кроме того, журналисты выяснили, что к размещению этого ЗРК на украинской территории были причастны «высокопоставленные офицеры и российской военной разведки ()».
История о катастрофе рейса MH17 — это лучший материал команды Bellingcat. Хиггинс ясно дал это понять. Об этом говорится и в документальном фильме «Bellingcat: Правда в мире постправды» (Bellingcat: Truth in a Post-Truth World), премьера которого состоялась в июне на фестивале правозащитного кино в .
Я спросил Хиггинса о том, какой оборот приняло бы дело, если бы интернет-издание не провело расследование авиакатастрофы. «Я не знаю», — ответил он. «Я не знаю, есть ли в мире кто-то еще, кто бы мог сделать то, что сделали мы. У журналистов из традиционных СМИ на тот момент не было ни навыков, ни времени, ни возможности провести подобное расследование.
За неделю до этого интервью Объединенная следственная группа (JIT), которая провела собственное расследование авиакатастрофы рейса MH17, обвинила четырех человек в причастности к крушению самолета. Трое из них были связаны с российскими спецслужбами и военными.
»Первым делом мы сосредоточили внимание на маршруте, по которому ракетный комплекс передвигался по территории Украины», — пояснил Хиггинс. «Мы нашли видеозаписи по его геолокации и воссоздали график движения ракетной установки. Какой-то пользователь Twitter сообщил, что одна из ракетных установок российской колонны военной техники была похожа на ЗРК, размещенный на территории Украины. Мы взглянули на нее и поняли, что она была очень и очень похожа. Поэтому мы решили провести расследование в отношении этой колонны военной техники и того, откуда она в принципе взялась. Мы начали с самого конца и работали в обратном направлении. Люди, которые занимались этим расследованием, — это люди, которым было не все равно. Они хотели найти причину авиакатастрофы и потратили несколько недель на то, чтобы разыскать любую информацию по этому делу».
Команда Bellingcat оказалась уникальном положении: «Мы были осведомлены лучше, чем Объединенная следственная группа (JIT) и другие участники официального расследования. У нас изначально было больше информации, чем у обычных журналистов, и нам проще было вписывать в контекст новые данные, которые мы получаем. Тем более, что со стороны России велась пропаганда. Если бы мы не занимались расследованием, вокруг авиакатастрофы мог бы возникнуть информационный вакуум, который в значительной степени изменил бы представление общественности о происходящем».
Россия последовательно отрицает свою причастность к катастрофе MH-17 — по версии российской стороны, «Боинг» был ракетой, которого нет на вооружении у России. Подробнее о всех версиях катастрофы можно прочитать здесь.
Правда и вымысел о сбитом «Боинге». Что стало понятно через 5 лет после катастрофы
Сирия
В Сирии интернет-издание Bellingcat занималось тем же — борьбой с информационным вакуумом. «Мы сконцентрировались на освещении гражданской войны в Сирии. Все, кто занимался расследованиями по открытым источникам, в то время так или иначе писали о конфликте в Сирии. Дошло до того, что из подконтрольных боевикам районов Сирии ежедневно поступало по 1000 видеозаписей. Люди активно использовали социальные сети. У каждой бригады и у каждого местного новостного центра был свой канал на YouTube и свои страницы в Facebook и Twitter. Это была целая система», — вспоминает Хиггинс.
Расследования об авиакатастрофе рейса MH17 и о гражданской войне в Сирии объединяла Россия. «Крушение рейса MH17 привело к усилению конфликта на Украине. Россия принимала активное участие в этом процессе. А потом Россия начала наносить авиаудары в Сирии, и все это слилось воедино», — говорит Хиггинс. «Сейчас мы повзрослели. Мы не хотим просто заниматься новостями. Настала пора использовать наши расследования во благо, как, например, в случае вооруженного конфликта в Йемене и в ходе судебного процесса о продаже оружия в Саудовскую Аравию».
Из интернета в суд За пару дней до этого интервью апелляционный суд Англии и Уэльса признал незаконной продажу британского оружия Саудовской Аравии, согласившись с доводами представителей борющейся против торговли оружием некоммерческой организации Campaign Against Arms Trade. Активисты утверждали, что британское оружие в нарушение международного права использовалось для убийства гражданского населения в Йемене.
«Мы занимаемся поиском доказательств того, что Саудовская Аравия нарушала соглашения по контролю над вооружениями», — заявил Хиггинс. «Внезапно наша деятельность в Йемене стала чем-то очень важным. Мы должны провести как можно больше расследований».
Сейчас Bellingcat работает над структурированием данных, полученных из открытых источников, и готовит материалы для их дальнейшего представления в суды. И Хиггинс не намерен останавливаться, он хочет принять непосредственное участие в привлечении виновных к ответственности.
Соцсети закрываются
Я спросил Хиггинса о том, что, по его мнению, спецслужбы и правоохранительные органы думают о Bellingcat и его работе в целом. «Если речь идет о расследовании крушения рейса MH17, то Объединенная следственная группа (JIT) не посвятила нас в подробности. Однако у нас сложилось впечатление, что эксперты группы были очень довольны нашей работой. Перед публикацией наших расследований мы делимся с ними тем, что мы нашли. После публикации материалов найденные нами доказательства из открытых источников незамедлительно удаляют. Объединенная следственная группа (JIT) рада тому, что мы делимся информацией. В Великобритании наше расследование по делу об отравлении Сергея и Юлии Скрипаль тоже восприняли положительно, — говорит Хиггинс. — Я слышал, что мы даже нравимся разведывательным службам. Но напрямую мне никто этого не говорил».
«Кто-то однажды даже назвал меня маленьким грязным секретом разведывательных спецслужб. Меня спрашивают, почему разведывательные службы не обращаются ко мне напрямую. Им это и ненужно. Мы делаем всю работу бесплатно и публикуем материалы в интернете. Они в любом случае получат всю необходимую информацию. Им и не нужно говорить со мной. Все материалы уже опубликованы на сайте».
«А что насчет работы, которую выполняют спецслужбы? Как насчет технологий искусственного интеллекта в расследованиях?» «Мы обычно не используем такие технологии. У нас нет возможности сделать это. Так что многое мы делаем вручную. Раньше Facebook Graph был основным инструментом для загрузки и получения данных из этой социальной сети, поэтому им часто злоупотребляли. В результате Facebook отключил его. Для журналистов, ведущих расследования с помощью открытых источников, обработка данных вручную — это большая проблема. Поэтому теперь мы сотрудничаем с Facebook и пытаемся найти компромисс. Мы должны взаимодействовать с крупными технологическими компаниями, чтобы дать им понять, как именно мы используем их инструменты», — рассказывает Хиггинс.
По словам Хиггинса, он встречался по этому вопросу с представителями Google и YouTube. «Я считаю, что они хотят обеспечить своего рода баланс. Но у них часто что-то выходит из-под контроля, потому что они уделяют многим аспектам недостаточно внимания. Facebook раньше активно сотрудничал с нами, но затем разразился скандал с утечкой данных пользователей и Cambridge Analytica, поэтому наше взаимодействие сошло на нет. То же самое я могу сказать и о Google. Мы показали представителям компании, чем мы занимаемся, и произвели на них большое впечатление».
Хиггинс считает, что последние годы были «золотым веком» для расследователей, использующих открытые источники — пока соцсети, власти и военные тогда еще не понимали, что можно сделать с помощью этого расследовательского метода. Но потом объем доступной информации сократился. В России военным запретили распространять какие-либо данные. Социальные сети начали пресекать распространение записей со сценами насилия или с упоминанием джихадистов. Наибольшую проблему для нас представляют закрытые социальные сети, например, группы WhatsApp и каналы в Telegram. Но я думаю, что половина подписчиков джихадистских каналов в Telegram — это и так люди, ведущие какое-то расследование».
Другие проекты
«Мы начинаем вести другие расследования. Мы уже начали работать в Латинской Америке и помогать различным группам и исследовательским проектам. Следующее расследование будет посвящено мексиканским наркокартелям», — рассказывает Хиггинс.
Среди проектов, которыми занимается Bellingcat, документальный фильм и серия подкастов об авиакатастрофе рейса MH17, в которых будут обсуждаться первые 48 часов после крушения самолета. В фильме есть и видео, снятое парой, которая проезжала мимо места крушения. Они не могли понять, что произошло в небе, и испытали непередаваемые эмоции. «Мы хотим, чтобы как можно больше людей узнало о том, что случилось с MH17», — заявил Хиггинс.
В завершение интервью я спросил Хиггинса, сожалеет ли он о чем-нибудь. «Нет», — незамедлительно ответил он. По словам Хиггинса, это ему не свойственно. Затем он задумался и ответил: «Мы девять месяцев ждали данных от Google Maps чтобы доказать, что Россия наносила артиллерийские удары через границу. Мы могли бы сделать это раньше. Сделай мы это раньше, возможно, мы могли бы предотвратить крушение MH17. Мы могли предотвратить сотни смертей». Последнее он говорит почти шепотом.
Комментарии
Другое , Мигранты , Юлия Скрипаль , Дональд Трамп , Министерство обороны , ГРУ , МВД , Google , Ирак , Иран , Йемен , Мексика , Нью-Йорк , Сирия , США
Читайте также
В Италии призвали отменить санкции против России
5
Видео плывущей из России в Китай рыси снял рыбак на Амуре
Последние новости
SoftBank выделит сотрудникам до $20 млрд для вложений в новый инвестфонд
Банки начали массово снижать ставки вкладов в рублях и валюте
Фантазия за $100 млн: как создатель Cirque du Soleil ушел из культового цирка и придумал новое уникальное шоу