Ещё

«Эксперимент на выживание»: как устроен дом «Жемчуг» в Ташкенте 

«Эксперимент на выживание»: как устроен дом «Жемчуг» в Ташкенте
Фото: Strelka Magazine
В 1966 году в Ташкенте произошло землетрясение в 8,3 балла. Большая часть города была разрушена. Чтобы восстановить столицу и избежать повторного разрушения города, правительство объявило конкурс на проектирование и строительство экспериментальных домов с высокой сейсмоустойчивостью.
Проект «Жемчуг»
Одной из участников конкурса стала архитектор Офелия Айдинова. Она придумала дом «Жемчуг» — экспериментальный монолитный керамзитобетонный дом, организованный по принципу самоуправления. Каждые три этажа дома объединены общим двором — зоной рекреации, где жители дома могли отдыхать. Также архитектор придумала для дома общую прачечную и крышу с бассейном для всех жильцов. Проект архитектора победил в конкурсе, и освоение строительства монолитных домов в  началось именно с «Жемчуга». В это же время в Ташкенте начали строить другие сейсмоустойчивые 16-этажные дома, по облику напоминающие «Жемчуг». Но полностью монолитный и керамзитобетонный «Жемчуг» стал единственным в своём роде: подобных больше не строили, в то время как железобетонных 16-этажек построили в Ташкенте около 20 штук. Марат Насирович, один из строителей-начальников экспериментального проекта, вспоминает, что опыта строительства таких домов ни у кого в Ташкенте не было: «Нас было 150 строителей, и мы учились всему сами из учебников».
Видео: Юрий Жалин
Внизу дома организовали дымовую прачечную для всех жителей, построили шестиметровый подвал и сделали три выхода: парадный, задний и запасной. На первом этаже создали зоны для мастерских по ремонту обуви и сумок, а также отдельное пространство для ювелирного магазина «Жемчуг», от которого и взял название дом.
Стройка
«Жемчуг» строили около 11 лет. Часть жильцов не дождалась окончания стройки и отказалась от жилплощади. Всего в доме спроектировали 120 квартир. Их бесплатно выдавали ветеранам, заслуженным деятелям Узбекистана и жителям соседних домов, идущих под снос. В 1985 году дом был достроен. После заселения у первых жильцов появилась шутка: «Офелия Петровна хотела получить здесь квартиру, как жаль, что ей её не дали! Пожила бы в своём эксперименте на выживание!» Одна из первых жительниц дома, искусствовед Татьяна Рогова, объясняет иронию тем, что архитектор хотела построить дом по западноевропейскому образцу, но в итоге почти все эксперименты провалились.
Особенности дома
Видео: Юрий Жалин
Неучтённая площадь
«Жемчуг» состоит из двух— и четырёхкомнатных квартир. В каждой квартире есть балкон, прихожая, а посередине холл — неучтённая площадь, которая не входит в жилой фонд, её не надо оплачивать, она идёт как бонус. Жительница дома Татьяна Абдулова вспоминает, как на новоселье в их первой квартире была сама архитектор проекта Офелия Айдинова. «Она зашла в квартиру и сказала: „А этот холл — мой вам подарок“.
Холл и стенка
По проекту архитектора прихожая в каждой квартире отгорожена от холла стеной. Но первоначальных вариантов почти не осталось. Многие жильцы сразу после заселения начали переделывать квартиры и снесли стенку. Потом стало понятно, что зря: во всех квартирах балкон находится напротив входной двери, и без тамбура-прихожей со стенкой в квартире сильные сквозняки.
Закруглённые углы
В каждой квартире один из углов закруглён снаружи и внутри квартиры. Многих это нервировало, но со временем все привыкли. Под закруглённые углы всем жильцам при заселении выдавали встроенную мебель: стенные шкафы, полки, столы. Большинству такая мебель пришлась не по вкусу, поэтому её не использовали.
В проекте „Жемчуга“ окна в квартирах открываются горизонтально. Многие жильцы сразу переставили их вертикально — так привычнее. В каждом окне изначально установили солнцезащиту, но часть жильцов ее сняла, так как она мешает мыть окна.
Фото:
Открытые балконы
В каждой квартире дома есть открытый балкон. Некоторые жильцы застеклили его и используют как зону хранения или место для отдыха. Кто-то сделал своеобразный топчан, а один из жильцов, итальянец, оказался романтиком и превратил балкон в кухню.
Пожарные шланги
При сдаче дома в каждой квартире был установлен пожарный кран, шланг-гидрант и датчики для того, чтобы каждый человек мог сам потушить пожар. На практике это не получилось. Однажды в доме загорелся мусоропровод. Жильцы решили затушить его самостоятельно. Чтобы пустить воду, надо было открыть вентили на верхнем и нижнем этажах. „Пока будешь бегать с этажа на этаж, все сгорит. Вызвали пожарных, они приехали и потушили все быстрее, чем мы успели что-то сделать“, — вспоминает жительница дома Татьяна Николаевна. После этого датчики с гидрантами в каждой квартире сняли.
Прачечная
Все жители дома могут постирать своё бельё в общей домовой прачечной, но мало кто ею пользуется: для того, чтобы постирать в ней бельё, нужен целый пакет порошка.
Архитектор Офелия Айдинова взяла американскую идею общей прачечной, но вместо небольших стиральных машинок в „Жемчуге“ установили огромную промышленную машину.
Подвал
В „Жемчуге“, по проекту, построили шестиметровый подвал. С 1990-х годов он залит бетоном. Подвал постоянно затапливался, и вода порой поднималась до первого этажа. „Мы сантехника называли гондольером, так как он все время чуть ли не плавал там. Было очень страшно“, — вспоминает жительница дома Татьяна Абдулова, живущая здесь с 1992 года.
Дворы
Фото: Ринат Каримов
Дворы-рекреации — одна из главных особенностей дома. Каждые три этажа объединены общим двором высотой 10 метров. Устройство дворов было продумано по принципу самоуправления, где жильцы должны были бы проводить время вместе и сами обустраивать общую зону.
Каждый двор немного отличается от других, но во всех растут деревья, стоят лавочки, а с балкона открывается вид на город. До 2000-х годов, по воспоминаниям жильцов-старожилов, здесь кипела жизнь. Местные праздновали дни рождения и свадьбы, мусульмане готовили в котлах плов на всех желающих, старики встречались и проводили на лавочках время за играми и чаепитием. Жительница дома Татьяна Рогова вспоминает, что 28 лет назад её дочь праздновала свою свадьбу во дворе „Жемчуга“: „Мы устроили праздник на втором этаже, пришли все соседи. У нас были общие столы, скамейки, стульчики, которыми пользовались все, кто хотел. Праздники во дворах были обычным делом. Сейчас этого всего уже нет“.
Видео: Юрий Жалин
Раньше во дворах все дети дома играли в мяч, катались на велосипедах, а родители следили за ними из окна. Сейчас происходит то же самое, но реже. „В „Жемчуге“ дети растут если не на глазах, то точно на слуху. Ты слышишь, как они верещат во дворе, а если затихли — то выглядываешь. Полы ровные, поэтому все катаются на роликах и велосипедах. Так рос мой сын, и так будут расти мои внуки“, — рассказывает жительница дома Татьяна Абдулова.
За дворами-рекреациями ухаживает ТСЖ и местные жители. Жильцы самостоятельно поливают деревья, собирают деньги на ремонт, меняют конфигурацию двора. Некоторые дворы перестроены капитальным образом. Изначально, по проекту архитектора, перед каждой квартирой был установлен бортик. Но многие жильцы захотели расширить зону своей квартиры за счёт площади двора. Жители первых этажей каждой зоны-рекреации воспользовались тем, что их двери выходят на площадку, и отодвинули стенки квартир к бортикам. Из-за этого в некоторых дворах нет первоначальной планировки и закруглённых стен.
Магазин „Жемчуг“
Фото: Ринат Каримов
Внизу дома построили помещение размером около 500 квадратных метров для ювелирного магазина „Жемчуг“, давшего название всему дому. Магазин и мастерская „Жемчуг“ стали самым популярным местом с ювелирными украшениями в Ташкенте, где закупались главные должностные лица республики. Четыре года назад магазин закрыли.
На его место пришла компания-арендатор с праздниками для детей. Аренда помещения стоит 10 долларов за квадратный метр. Бахадир, владелец помещения, рассказывает, что в 1985 году его мама открывала „Жемчуг“: „Ювелирный магазин был семейным бизнесом, и мама очень его любила. Тогда наш магазин все знали, к нам приезжали люди из резиденции, которая находилась по соседству. Но со временем ювелирных магазинов в городе стало очень много, и конкуренция теперь гораздо выше. Мама вышла на пенсию, и магазин вместе с ней. Я человек, которому интересны другие вещи, поэтому у нас с сыном здесь другой профиль — я сдаю в аренду пространство и слежу, чтобы всё шло хорошо“. В самом помещении бывшего „Жемчуга“ прошёл капитальный ремонт, компания по организации праздников съехала, а на её место въехал российский IT-бизнес.
Крыша
Фото: Ринат Каримов
Одна из главных особенностей „Жемчуга“ — единственная функционирующая крыша Ташкента, ее размер — 1800 квадратных метров. До крыши можно добраться на лифте или по крутой лестнице с 16-го этажа. По задумке архитектора Офелии Айдиновой, при заселении дома здесь открыли детский бассейн. Крыша была площадкой, где отдыхали все жильцы „Жемчуга“. Но гидроизоляция оказалось плохой: бассейн начал протекать в лифтовую шахту, и его спустили. На какое-то время крышу совсем закрыли.
В 1990-х за крышу стал отвечать узбекский предприниматель Ильхом Каримов. Он организовал ремонт и совместно с  создал на этом месте площадку мозговых штурмов, где собиралась элита узбекского бизнеса. Компанию называют Центром инновационного бизнеса или Ташкентским клубом бизнеса. В будние дни на крыше проходили бизнес-тренинги, которые посещали местные банки, Nestle, , Carlsberg, PepsiCo. По пятницам проводили творческие вечера. Несмотря на то, что бассейн для детей тогда уже не работал и крышей владел предприниматель, жильцы при желании всё равно могли посещать место. Андрей Абдулов, полиграфический дизайнер и житель дома, вспоминает, как ходил сюда на творческие вечера: „У меня была рок-н-ролльная банда United, и мы там выступали. Но из-за дворца президента, который был по соседству, сильно не пошумишь. Однажды мы, как Rolling Stones, от души поиграли, после чего нас вежливо попросили быть тише. Офелия Петровна тоже регулярно сюда ходила. Она была душой этого архитектурно-художественного объединения. Сюда ещё приезжал Марк Вайн, , режиссёры театра „Ильхом“. Это был центровой пентхаус, где всё было по дружбе. Сейчас всё не так“.
Видео: Юрий Жалин
До 2005 года Ильхом Каримов проводил тренинги с другими специалистами, а потом начал делать это самостоятельно. Постепенно жизнь крыши стала менее насыщенной. Жильцы перестали сюда ходить. В 2017 году Каримов умер, а за крышу стал отвечать его сын Темур. С его приходом бизнес-клуб и встречи стали ещё более закрытыми. Темур рассказывает, что при жизни его отца всё было спокойнее, потому что тот мог найти общий язык с каждым человеком. В то время в 300–400 метрах от дома находилась резиденция , первого президента Ташкента, и президентская трасса. Из-за этого на крыше находился снайпер, а бизнес-клуб был в связке со службой безопасности президента. Ильхому Каримову доверяли. Но в 2017 году новый президент Ташкента переехал в другую резиденцию, и это отразилось и на жизни крыши.
Как и раньше, сегодня здесь два-три раза в неделю проходят тренинги по тимбилдингу, а по пятницам собирается Ташкентский клуб бизнеса, где Темур Каримов выступает в роли зампредседателя. Раньше в пятничный клуб пускали всех желающих, через него за всё время прошло около двух-трёх тысяч человек. Но с 2009 года он закрылся на вход, и сейчас в нём всего около 30 человек. Время творческих вечеров с размахом закончилось, а им на смену пришли спокойные встречи, лекции, презентации и показы авторских фильмов. На месте детского бассейна располагается аквариум со 150 золотыми рыбками.
Каримов ухаживает за крышей сам, арендуя место у Госкомимущества: „Самая сложная вещь в доме — это крыша, а сейчас у жильцов нет проблем с кровлей, и ТСЖ это выгодно, поскольку мы платим эксплуатационный налог и сами же за ней ухаживаем“. На крыше есть несколько комнат, которых изначально не было. Ильхом Каримов построил их как офисы для тренингов, предварительно согласовав это со своей подругой и архитектором дома Офелией Петровной. В будущем Темур планирует продолжать здесь тренинги и, если получится, приватизировать построенные отцом комнаты.
Предприниматель считает, что если будет говорить о крыше много, то её могут отобрать: „Сколько людей встречаю здесь, они говорят — „Надо сделать ресторан!“. Если раскрутить крышу, можно заработать большие деньги. Но я не сын, не племянник, я никто для верхушки нашей власти, поэтому может найтись человек „достойнее“, чем я. Если я буду много говорить о крыше, то ею заинтересуются, ведь таких в городе больше нет. Поэтому у меня нет открытой рекламы и работаю я через вирусный маркетинг“.
В детских завтраках нашли токсины: чем они опасны
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео