Ещё

Advance (Хорватия): неужели Македония зря меняла свое название? 

Advance (Хорватия): неужели Македония зря меняла свое название?
Фото: ИноСМИ
Недавно президент скептически высказался по поводу дальнейшего расширения . Однако кое-кто явно не разделяет его мнения. Во время вчерашнего саммита, посвященного Западным Балканам, в польской , лидеры ЕС, среди которых была и , заняли совсем другую позицию.
«Я согласна с президентом Макроном в том, что механизмы Европейского Союза необходимо совершенствовать, но я не связываю этот процесс с отказом от переговоров о вступлении в Евросоюз», — заявил канцлер .
Конечно, когда речь идет о расширении ЕС, в первую очередь подразумеваются балканские страны, которые еще не вошли в состав Европейского Союза. пообещали, что переговорный процесс с ней начнется в июне этого года после того, как македонцы переименовали свою страну в Республику Северная Македония. Однако обещанного так и не произошло, прежде всего, из-за того, что северные члены ЕС против дальнейшего расширения союза, как и Макрон.
«Я с оптимизмом ожидаю осени», — заявила канцлер Германии, подразумевая переговоры с Македонией.
Македония — вопрос щекотливый, поскольку ясно, что изменение названия производилось исключительно для того, чтобы страна начала так называемую евроатлантическую интеграцию, то есть впоследствии вступила в Европейский Союз и . Если переговоры так и не начнутся, многие могут счесть, что страна «зря» меняла свое название. Европейский комиссар по вопросам расширения заявил в интервью «Рейтер», что уверен: тормозить переговоры сейчас — не лучшее решение. «Когда страны-партнеры выполняют обязательства, ЕС тоже должен их выполнять, — сказал Хан. — Нам нельзя оставлять вакуум в этом регионе и бездействовать в нерешительности, так как этим обязательно воспользуются наши конкуренты, такие как , и , а это не в наших интересах».
При этом он забыл упомянуть еще одного потенциального «конкурента». Правда, сделал он это умышленно из политических соображений. Этим конкурентом являются . Факт в том, что в Европе уже давно нет места прежней политике неприсоединения (особенно после распада Югославии), а это означает, что все «оставшиеся» страны на Балканах в какой-то момент так или иначе к кому-нибудь да присоединятся.
Все: , , , Македония и  — стремятся в Европейский Союз. Конечно, внутри этих стран ведутся споры. Спорили и в , у которой ушло целых десять лет на переговорный процесс (с момента заявки на членство в 2003 году до вступления в 2013 году). Однако эти споры скорее создают видимость демократического решения, а последнее слово все равно останется за группами, преследующими свои политические и бизнес-интересы. А они крайне заинтересованы в том, чтобы оказаться в общей экономической зоне. Народу же останется только «приспособиться» (пример Хорватии подтверждает, что добром это не заканчивается, в особенности если принять во внимание нынешнюю волну эмиграции).
Вернемся ненадолго к тому, что сказал Йоханнес Хан. Да, он прав, говоря, что Россия, Китай и Турция являются «конкурентами», которые хотели бы усилить свое влияние на Балканах и обязательно постараются это сделать, если упомянутые балканские страны останутся за пределами Европейского Союза. У России и Турции уже есть свои определенные зоны политического влияния на территории Балкан, и всем хорошо известно, что это за зоны (конечно, политическое влияние всегда сопряжено с определенным экономическим влиянием, в конце концов, для того оно и распространяется). Учитывая это, как и тот факт, что в ближайшее время ситуация не изменится, для самих Балкан, вероятно, хорошо, что отношения между и  развиваются гармонично. Ведь в случае, если бы эти страны перешли к конфронтации через «посредников», Балканы оказались бы в большой опасности. В первую очередь, это касается Сербии и Боснии и Герцеговины.
Китай — разговор отдельный. Ни политически, ни культурно он не интегрирован в определенные балканские сообщества, поэтому Китай будет просто «пастись» на Балканах, пользуясь своей экономической мощью. Случится это очень скоро, только если Запад не придет к выводу о необходимости опустить новый железный занавес, отгородившись на этот раз от Китая и китайского влияния. В конце концов, Китай заинтересован не столько в продолжительной политической лояльности, сколько в благоприятном для бизнеса климате. Речь идет о конкретном проекте: китайский «Новый шелковый путь» должен пройти через Балканы, а значит, сразу в нескольких регионах нужно будет усовершенствовать логистику.
Даже если все перечисленные балканские страны каким-то чудом в ускоренном порядке станут членами Европейского Союза (а этого не произойдет), то влияние России, Турции и Китая все равно никуда не денется. Об этом Йоханнес Хан умалчивает, и все же его беспокоит, что их влияние может усилиться настолько, что правящие классы (политические и предпринимательские) в этих странах радикально изменят свою ориентацию, то есть придут к выводу, что, быть может, Европейский Союз не так уж им и нужен. Правда, вряд ли Хану стоит всерьез бояться такого развития событий (если он действительно боится), поскольку упомянутые «конкуренты» пока так и не предложили никакой привлекательной альтернативы.
А что же «замалчиваемый конкурент», то есть Соединенные Штаты? Это отдельный интересный разговор, и чтобы его начать, нужно рассмотреть определенные предпосылки. Во-первых, что из себя сегодня вообще представляют США? Являются ли современные США, США Трампа, лишь режимом, зажатым между двумя доминирующими партиями, или это по-настоящему новые США, которые движутся в новом направлении? От всего этого, в конце концов, будет зависеть и судьба Балкан. Ведь Трамп — последний, кто поддержит расширение Европейского Союза. Более того, он будет добиваться урезания уже существующего ЕС (Брексит и возможные будущие «экзиты») во время потенциального второго мандата еще активнее, чем сегодня. Да и Макрон уже дал понять, что готов поддержать позицию Трампа, если почувствует, что так для него лучше (отношение к Сирии, критика иранской баллистической программы и так далее). И, скорее всего, Макрон пойдет на это, поскольку ожидает, что Вашингтон благословит его на роль «главного» в том, чем является и останется Евросоюз.
Оппозиционеры в центре города Скопье в день референдума по межправительственному договору с Грецией о переименовании МакедонииПочему бы тогда США, если, скажем, они идут в новом направлении «Америка на первом месте, не подчинить Балканы непосредственно себе, а любое другое влияние в нашем регионе тогда будет зависеть от желания или нежелания Вашингтона его терпеть?
Одним из основных американских инструментов, помогающих США добиваться лояльности от „неприсоединившихся“ стран мира, является, конечно, Агентство США по международному развитию (АМР США). Недавно оно опубликовало свою новую большую стратегию, касающуюся Балкан. Вчера был представлен план под названием „Перечень действий для блокирования вредного влияния Кремля“. Там перечислены четыре цели: защитить европейские страны от внешнего политического влияния и вмешательства, воспрепятствовать дезинформационным кампаниям, снизить европейскую зависимость от российского газа и снизить европейскую зависимость от торговли с Россией.
В центре плана, прежде всего, — Балканы, что подтверждается в заявлении организации: „С помощью АМР США 11 стратегических медиа-партнеров в Боснии, Косово, Черногории, Северной Македонии и Сербии увеличивают свою аудиторию, диверсифицируют доходы и расширяют свое присутствие в цифровой сфере“.
Иными словами, стоит ожидать очередного вливания миллионов долларов США в региональные СМИ, от которых ожидают проамериканской и антироссийской позиции. Конечно, называть их „независимыми“ просто абсурдно, однако ставка (весьма правильно) делается на то, что средняя аудитория не станет доискиваться, кто стоит за тем или иным СМИ.
Да, речь идет о целенаправленной борьбе с российским влиянием на Балканах, однако именно Россия выбрана только потому, что ее уже давно утвердили в качестве дежурной Бабы-яги. АМР США просто не может опубликовать план по борьбе, скажем, с турецким влиянием, хотя это не значит, что АМР США не может с ним бороться. Борьба с китайским влиянием „подразумевается“, но это не отменяет и того, что АМР США может заняться борьбой с экспансионизмом Европейского Союза. Конечно, никаких публичных заявлений на эту тему ожидать не стоит, так как, несмотря на всю изобретательность, у США недостаточно аргументов. Кто бы что ни говорил, но в Европе дела с демократией и правами человека (а именно их США используют в качестве аргумента для вмешательства в разных частях мира) обстоят все еще намного лучше, чем в США.
Ясно, что в Евросоюзе не задумываются о том, что в ближайшем будущем на Балканах в лице США у него может появиться более серьезный конкурент, чем Россия, Турция и Китай. Внутри ЕС, как всегда, борются отдельные регионы. Восточная Европа глубоко убеждена, что к руководству в Брюсселе ее представителей не допускают, ведь на руководящие посты опять назначены француженка и немка ( и Урсула фон дер Ляйен). Видный американский союзник, польский президент , в свою очередь, торопит переговоры о вступлении балканских стран, в особенности Македонии и Албании. „ЕС не может так относиться к странам, которые проводят трудные реформы во имя будущей интеграции“, — заявил Дуда в завершение вчерашнего Саммита по Западным Балканам в Познани. Почему Дуда хочет скорейшего расширения? Потому что Польша сама вот уже какое-то время ведет свою „маленькую войну“ против Брюсселя, и несколько потенциальных союзников на юго-востоке ей очень пригодились бы.
Возможно, именно это вызывает опасения у Макрона и некоторых других лидеров, кто уже прикидывает будущее соотношение голосов при принятии решений на уровне Европейского Союза. Меркель поддерживает расширение, потому что понимает: первой, кто извлечет выгоду из него, станет Германия.
Итак, неужели Македония на самом деле „зря“ меняла свое название? Вероятно, ей долго придется ждать вступления в ЕС, в особенности если трансатлантические союзники, ЕС и США, превратятся в конкурентов. А при Трампе все к этому и идет. Конечно, македонский премьер Зоран Заев говорит, что македонцы готовы сделать все, чтобы скептически настроенные члены Европейского Союза изменили свое мнение. „Мы надеемся, что реформами убедим Францию и другие страны-члены Европейского Союза принять положительное решение, и тогда они позволят начать переговоры с нами о вступлении. Путь я вижу в диалоге, в общении“, — заявил Заев. Что ж, он уже достаточно сделал и может успокоиться и в ближайшие годы наблюдать за тем, как развиваются европейско-американские отношения, ведь именно они очень повлияют на будущее Балкан. Пока Македония может претендовать на „утешительный приз“ в виде членства в НАТО. С экономической точки зрения оно не слишком выгодно, но членству порадуются те, кто хочет, чтобы евроатлантическая интеграция продвинулась хотя бы на полпути. Правда, этим все может и ограничиться. Македония не Норвегия.
Жильцы дома избавляются от соседства с больными детьми
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео