Евразия Эксперт 10 июля 2019

Выход спутников ЕАЭС на мировой рынок принесет реальную прибыль — казахстанский эксперт

Фото: Евразия Эксперт
Еще в 2018 г. первый президент отмечал серьезные успехи страны в освоении космоса. В условиях современного мира, когда спутниковые системы связи и мониторинга становятся все более востребованными, Казахстан стремится не отставать от лидеров отрасли. Однако выход на международный рынок космических технологий в одиночку — непростая задача. О перспективных проектах в освоении космоса и о том, как в этом могут помочь друг другу страны портал «Евразия. Эксперт» поговорил с издателем специализированного журнала «Космические исследования и технологии», главой компании Сosmos.kz Нурлан Аселкан.
— Как далеко удалось продвинуться Казахстану в освоении космоса? Есть ли планы совместных проектов в рамках ЕАЭС?
— У нас заложена хорошая основа для развития собственной космической индустрии. Есть уже очень значимые ее компоненты. Первый — система связи KazSat, состоящая из двух функционирующих спутников. Они обеспечили импортозамещение в размере 47 млрд тенге за период с 2011 и до конца 2018 года. И сейчас мы обеспечиваем 100% потребностей рынка телевидения и услуг связи в Казахстане. 15 операторов работают с KazSat. Это — пример успешного проекта. У нас также существует система дистанционного зондирования Земли, состоящая из трех спутников. Вот именно она и интересна с точки зрения сотрудничества в рамках ЕАЭС.
Сейчас рассматривается проект объединения возможностей спутников стран ЕАЭС — российских серии «Ресурс», белорусского аппарата и наших. Всего в группировку будет входить 8 спутников. Есть планы выхода на международный рынок в период с 2020 по 2023 гг.
Одного или двух спутников недостаточно, чтобы стать полноценным рыночным продуктом со всем спектром услуг. Поскольку ни одна из стран ЕАЭС, включая , сегодня не может создать полноценную группировку, возникла идея объединить их в такой альянс. Выход этого альянса на мировой рынок позволит получить от $10 млн до $15 млн от продажи спутниковых снимков, различного рода других продуктов.
— А как быть и ? Они останутся в стороне?
— У них нет своих спутников, но они имеют собственные наземные станции и могут принимать участие в обработке и подготовке первичных материалов, превращая их в коммерческие продукты. Существуют технологии, которые трансформируют космические снимки до такого уровня, чтобы они были пригодны для использования всеми заинтересованными — военными, строителями, дорожниками, специалистами по сельскому хозяйству.
— Евразийский союз — в первую очередь экономический. Как космос поможет поднимать экономики в ЕАЭС?
— Однозначно поможет. Особенно если правильно распоряжаться высокотехнологичными вещами. Дело в том, что все наши страны имеют серьезный аграрный потенциал. Это землепользование. Есть потребность заниматься логистикой, а для всего этого нужна картина происходящего в реальном времени. Мы будем получать объективные данные, которых ни в одном отчете Всемирной организации по сельскому хозяйству и не найти. Тем более в оперативном режиме.
Нам нужно четко знать пропускную способность наших коммуникаций, включая морские коммуникации, ведь сейчас серьезно обсуждаются возможности Северного морского пути. Россия предлагает сотрудничать ЕАЭС, Китаю и другим странам. Но его эксплуатация зависит от прогноза ледовой обстановки, способности каравана судов пройти по морскому пути и от обеспечения инфраструктурой. Нужны надежные коммуникации.
Практически оба эти направления закрываются именно спутниковыми технологиями, причем в самом незатратном варианте. Понятно, что прокладывать кабельные системы там очень тяжело, проводить аэрофотосъемку, как это было 50 лет назад, крайне накладно. А нужно иметь информацию реальную. И здесь может прийти на помощь альянс спутников Союза.
— Чтобы все это заработало, какие-то деньги еще нужно будет потратить?
— Основная часть ресурсов уже использована в правильном направлении. Чего-то дополнительного из железа создавать нет необходимости. Я думаю, что здесь основная проблема, как у нас часто бывает, это отсутствие системы поддержки и убедительной для партнеров репутации. Нужен хороший маркетинг.
Я думаю, что Казахстану нужно примерять сейчас на себя роль лидера. Многие начинания, которые может инициировать Россия, имеют риск столкнуться с естественным барьером в виде существующего механизма санкций. Существует также проблема отказа от деловых и иных контактов с Россией.
Казахстан в этом плане выглядит надежно и взвешенно на мировом рынке — это раз. И он может быть лидером, ориентируясь на совместные усилия и ресурсы ЕАЭС. Такой системы дистанционного зондирования Земли, которую нам построила европейская компания Airbus Defense and Space, не имеют на вооружении ни Россия, ни Белоруссия. Наши добрые отношения и многовекторность позволили нам войти в альянс с мировым лидером. Сейчас завершается строительство сборочно-испытательного комплекса в Нур-Султане, и около четверти заказов на нем гарантированы нам европейскими партнерами. Мы можем воспользоваться этими каналами, чтобы выходить вовне со своими услугами, включая белорусские и российские. Казахстан вполне может стать тем мостиком, который соединит вполне лояльное отношение западных высокотехнологичных компаний и возможности наших коллег по ЕАЭС.
У Казахстана работает финансовая система, адаптированная к мировому рынку, у нас действуют международные стандарты финансовой отчетности, вполне наработан добротный политический капитал. У нас можно работать, можно вкладывать надолго. Поэтому роль Казахстана в этом плане для ЕАЭС и наших партнеров — мост в западный мир.
— А этому не помешает тот факт, что Казахстан отдал России в аренду Байконур на очень длительное время?
— Объекты космодрома и сам город Байконур находятся в аренде у Российской Федерации с 1994 г. В 2004 г. аренда была продлена до 2050 г. Но я могу сказать, что сейчас ситуация меняется.
1 июня 2018 г. объекты правого фланга космодрома комплекса «Зенит-М» были переданы Казахстану, чтобы мы могли осуществлять собственную пусковую программу. Недавно мы услышали о том, что объекты, с которых были запущены первые спутники и первый космонавт — «Гагаринский старт»— решением «Роскосмоса» переводятся в режим консервации, потому что носители «Союз-ФГ», выводившие транспортные корабли на МКС, больше не выпускаются. Работает другая площадка — № 31, с которой запускаются модернизированные ракеты.
Россия прекратила серийный выпуск тяжелых носителей «Протон». Осталось порядка 10 штук, которые будут отстреляны в ближайшее время, и их эпоха закончится. Получается, что сейчас России достаточно всего одной, 31‑й площадки, для своей деятельности. Поэтому Россия планирует обсудить с Казахстаном вопрос о выводе из аренды целой группы объектов комплекса «Байконур».
Казахстан намерен создать на космодроме специальную экономическую зону с льготным механизмом работы. Город будет также выведен из аренды, поскольку, в условиях аренды в нем ничего не развивалось и не строилось. Проблема назрела, и надо ее решать.
— Кому-то еще интересен Байконур? И если какая-то часть комплекса перешла Казахстану, в состоянии ли он ее содержать?
— Арендаторов у космодрома больше не будет, я так думаю. Сам механизм аренды устарел. Казахстан уже почти год имеет свой объект на правом фланге космодрома, и он обходится примерно в 1,2 млрд тенге в год. Это не сверхзавышенная цифра: на объекте наведен порядок, проведена инвентаризация, охраняется периметр.
Есть компании, в том числе частные российские, которые заинтересованы работать с нами. Они уже проявляют интерес к нашему стартовому комплексу. Речь идет о том, чтобы совместно запускать там коммерческий носитель-ракету.
Сейчас есть тенденция: не транспортировать ракеты-носители морским или железнодорожным транспортом, а их финальную сборку налаживать прямо на космодроме. Двигатели, электронику, баки и корпуса могут делать в разных местах, доставляться на космодром, здесь окончательно собираться, проверяться, а после готовый аппарат будет запускаться на орбиту. Это позволит оптимизировать стоимость готовых ракет.
— Не устал ли физически и морально сам космодром, построенный много лет назад?
— Устал. И сильно. Естественно, у него есть износ основных фондов. Износ не только стартовых площадок и столов, монтажно-испытательных корпусов, очень сильно износилась инфраструктура, особенно энергетическая. Естественно, выходит из строя оборудование, многое нужно менять. Вообще, ресурс космодрома немного избыточен для возможностей Казахстана и России, даже для ЕАЭС. Он был достаточен для большой великой страны, существовавшей 30 лет назад.
В целом все нуждается в большой модернизации. И производить ее должны те, кто хочет использовать космодром. Потому что его расположение, дислокация в наших широтах с отведенными землями, наличие персонала — это идеальный набор того, что нужно для успешной работы с космическими проектами.
Комментарии
Другое , Санкции , Нурсултан Назарбаев , Роскосмос , Airbus , ЕАЭС , Армения , Кыргызстан
Читайте также
В Италии призвали отменить санкции против России
5
Скляр назвал любимые песни «Ва-Банкъ» участников «НАШИх В ГОРОДЕ»
Последние новости
Сингапур поможет странам Евразийского союза выйти на рынок АСЕАН – эксперт
Стали известны новые сроки запуска первого энергоблока БелАЭС
Стало известно, кто выдвинул рекордное количество кандидатов на парламентские выборы в Беларуси