Ещё

Каратист против журналиста. Или немного о чести, достоинстве и деловой репутации 

Каратист против журналиста. Или немного о чести, достоинстве и деловой репутации
Фото: Karelia.news
Есть такая журналистская то ли шутка, то ли аксиома, что, если на тебя не подают в суд, это вовсе не значит, что ты хороший журналист. Напротив, это значит, что твои материалы никому не интересны и не написаны, так сказать, на злобу дня. Думаю, что это не про меня.
Весь 2019 год участвую сразу в двух длительных судебных процессах. И оба раза в суд подавали на меня обиженные герои публикаций. И суммы требовали немаленькие — если сложить, то с меня хотят 1,1 млн рублей. Причем оба раза подавали те, кто наворотил, скажу мягко, глупостей, а потом обижался, что я об этих глупостях написал.
Первый долгоиграющий и очень комичный процесс, кажется, подошел к концу. Это история о жителе Питкяранты Максиме Корепанове, который несколько лет подряд воровал (да и сейчас тоже продолжает) чужие тексты и ставил их к себе на сайт, выдавая за продукт своего ресурса. Этот «редактор» требовал с меня 400 тысяч, поскольку я написал текст про его интернет-жульничество. Тот факт, что он даже у меня умудрился спереть мой авторский материал и выдать за свой, его не смущал. В иске он говорил про ущемленные честь, достоинство и деловую репутацию, которые, как он пытался убедить суд, у него все же есть (где-то, видимо, очень глубоко). Не убедил. В суде он ожидаемо проиграл, выставив себя и своего забавного и слабо понимающего предмет спора юриста посмешищем в глазах других журналистов и слушателей.
Вторая история продолжается и сейчас. Она интереснее и серьезнее. На меня в суд, опять в защиту чести, достоинства и деловой репутации подал мастер спорта по карате и самбо, чемпион и некогда гордость Джахангир Кадашев. Потребовал 300 тысяч за моральные страдания, которые я ему нанес. Все из-за моего материала «Эхо Кондопоги. Группа кавказцев провоцирует в  новый межнациональный конфликт», который был опубликован на нашем сайте в августе прошлого года. Эта нашумевшая история об избиении группой лиц одного жителя Петрозаводска. Крайне жестокое избиение попало на камеру, а потом и в эфиры федеральных канал — Рен ТВ и «Россия».
Главный драчун — как раз Джахангир Кадашев. Два других его товарища в кадре — скорее статисты, которые прямых ударов не наносили, но в драке участие все же приняли, придав ей форму группового избиения. Жертва Кадашева тоже очевидно не ангел, даже из травматического пистолета в воздух палил (Кадашев утверждает, что и в него тоже, хотя на видео этого нет). Но избили в итоге только этого самого стрелка, причем избили очень серьезно.
К сожалению, никто из журналистов не попытался получить хоть какие-то подробности этой истории. Все опубликовали только видео. А я попытался, потому что все это произошло у нас в Петрозаводске и потому что это реально страшно. В истории всплыл важный нюанс. Джахангир и его товарищи относятся к представителям так называемых кавказских национальностей (причем разных), а потерпевший к ним не относится. Как позже выяснилось, он молдаванин. СМИ обычно такие контексты не замечают. Национальный момент, вроде как, здесь не виден. У преступления нет национальности. И это правильный подход. Но в этой истории национальный момент все равно всплыл, причем не после самой драки, а когда я узнал новые интересные подробности.
В силовых органах официально комментировать драку отказались, но неофициально все же предоставили данные об участниках конфликта и рассказали кое-какие детали. Я также пообщался с руководителями охранных заведений города. Мне в итоге рассказали о группе молодых людей, представителей национальных диаспор Кавказа, занимающихся в бойцовских клубах, которые разъезжают по клубам и барам Петрозаводска и провоцируют мирных посетителей на конфликты. Сразу несколько охранников сообщили мне об этом, назвав в числе главных провокаторов как раз Джахангира Кадашева. Эту информацию один из работников охраны клубов потом лично подтвердил в суде.
Многое из того, что мне рассказали работники клубов, я не стал писать, чтобы, как говорится, не нагнетать. Много крайне неприятных историй с драками, приставаниями к девушкам, с провокациями, нежеланием подчиняться правилам поведения в клубах, а также избиениями, которые не попали в сводки, потому что потерпевшие просто боялись писать заявления в полицию, опасаясь мести.
Я написал лишь о том, что было очевидно — вопиющем по своей жестокости избиении на улице Варламова группой лиц, о последующим за дракой уродовании дорогой машины жертвы, о хамском и грубом поведении агрессора по отношении к приехавшим полицейским. А также о том, что Кадашев и его товарищи — постоянные участники потасовок в ночных клубах. Я ничего не придумал — есть видео, последующее задержание СОБРом участников избиения и четыре уголовных статьи, которые лежат в основе уголовного дела Джахангира Кадашева, а также информация руководителей служб охраны развлекательных учреждений.
Только вот Джахангир Кадашев решил обвинить во всех своих уголовных бедах не себя и своих товарищей, а почему-то меня и наш ресурс «Карелия. Ньюс». Он посчитал, что его честь, достоинство и деловая репутация задеты именно моим материалом. Не его длительным агрессивным поведением в клубах, не попавшим на камеру избиением группой лиц человека, который не нанес ни одного удара. Не последующим его агрессивным поведением в суде, когда он напал на журналиста издания «Губерния», вырвал у журналистки телефон, задев ее по лицу. Не всем этим, а именно материалом в СМИ.
Джахангир Кадашев (справа) и адвокат Иван Варфоломеев
Отмечу, что сам Кадашев в суде запрещает себя фотографировать, он не хочет огласки, но при этом подает в суд, добиваясь справедливости. Человек, на чьей стороне правда, не будет прятаться от журналистов, как мне кажется. Так кто портит его деловую репутацию?
Но у моего материала был иной посыл — не допустить межнационального конфликта в Петрозаводске, который явно и открыто провоцирует герой публикации. Широкая аудитория видит то, что она видит — группу кавказцев, видео, избиение и ночные выходки в клубах. И это вызывает очевидное недовольство. Не в Министерстве по национальной политике, которое часто не хочет видеть очевидное, не в , которое любой конфликт называет бытовым.
Евгений Белянчиков и юрист Елена Пальцева. Фото Валерия Поташова, «Столица на Онего»
Недовольство растет в соцсетях, где люди за словом в карман не лезут. Оно растет среди жертв этой группы, у охранников заведений, многие из которых тоже бойцы и бывшие силовики и которым все это очень не нравится. Очень важно было не допустить взрыва. Я помню события 2006 года в Кондопоге. Кадашев тогда был ребенком, подростком и мало что знает. Но ведь и тогда весь этот федеральный скандал вырос из обычных бытовых конфликтов — в барах, на улицах, у подъездов домов. «Бытовуха» переросла в информационную бомбу федерального масштаба, в погромы жилищ невиновных и бессмысленные оскорбления по национальному признаку.
А еще все это вышло из замалчивания в СМИ, из бездействия силовиков и чиновников, которые отвечают за межнациональный мир.
Повторюсь: единственная задача моего материала была — не допустить повторения, пресечь в зачатке сами попытки повторения подобного. Мне кажется, что в этом смысле поведение каратиста Кадашева ничем не отличается от выходки грузинского журналиста Габунии, который разразился матом в адрес российского президента в прямом эфире, чем опозорил не себя, а, в первую очередь, свою страну и народ, чем пытался разжечь национальный конфликт между дружескими народами. Жалко, что Кадашев не понимает, что позорит своим поведением не только себя, но свою семью, отца, который сейчас не жалеет сил в защите сына, свою диаспору, своих товарищей.
Сейчас Кадашев требует проведения лингвистической экспертизы моего материала в Санкт-Петербурге. Его не волнует, что по жалобам его отца меня уже проверили и в , и в отделе по противодействию экстремизму МВД, и в , и даже в . Это все время и силы, которых мне безумно жаль тратить на суды с этим человеком. Уже проведено минимум две лингвистические экспертизы, которые не нашли ни экстремизма, ни разжигания розни в моем материале. Материалы одной экспертизы уже есть в суде, второй — отправлены в суд из отдела «Э» МВД, который еще в прошлом году после жалоб отца Кадашева вызывал меня на допрос. Материал читал и оценивал наш известный судебный лингвист, преподавать ПетрГУ , мой текст проверили в Роскомнадзоре. И нигде нет экстремизма, разжигания и оскорблений.
Откликнувшись на просьбу азербайджанской диаспоры, я взял интервью у ее руководителя в Карелии Акифа Гулиева, который осудил поведение спортсмена, но при этом высказал мнение, что задержание Кадашева могло быть менее жёстким. Несмотря на все это, судом все же назначена еще одна лингвистическая экспертиза моего материала. А значит, это судебное дело растянется еще на месяцы.
Акиф Гулиев
Между тем, скоро Джахангиру Кадашеву вынесут приговор по уголовному делу. Тому самому с четырьмя статьями и избиением. Очень велика вероятность, что чемпион окажется за решеткой. По всей видимости, в его понимании, об этом тоже нельзя будет рассказывать, чтобы не ущемить его честь, достоинство и деловую репутацию.
Но только наш портал обязательно расскажет. Потому что очень важно, чтобы люди видели — преступления не остаются без наказания, независимо от национальности преступников. А главный враг чести, достоинства и деловой репутации участников конфликтов и скверных деяний не СМИ или конкретные журналисты, а сами их носители.
Видео дня. Билан, Басков и Тодоренко получат деньги от государства
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео