Ещё
Не так проста: кем является невеста Шепелева
Не так проста: кем является невеста Шепелева
Шоу-бизнес
На Украине пожалели об успехах Путина
На Украине пожалели об успехах Путина
Политика
"Убийство": Раскрыты причины взрыва в общежитии
"Убийство": Раскрыты причины взрыва в общежитии
Криминал
Кардиологи прокомментировали смерть Исаева
Кардиологи прокомментировали смерть Исаева
Происшествия

Как советский автомат оказался в руках друзей и недругов Советского Союза 

Как советский автомат оказался в руках друзей и недругов Советского Союза
Фото: Профиль
СССР щедро поставлял автоматы Калашникова, передавал или продавал лицензии на их производство своим друзьям, сателлитам, всевозможным борцам за свободу и просто тем, кого считал «хорошими парнями». Но куда интереснее случаи, когда технологии оказывались в руках режимов, которые советское руководство считало злейшими врагами. А те не просто налаживали производство, но развивали АК-платформу, да так удачно, что в итоге теснили нас на мировом оружейном рынке.
Практически все страны Варшавского договора производили собственные варианты АК (имеются в виду всевозможные модификации автомата) — ГДР, , , , , Югославия. Особняком стояла только Чехословакия, имевшая довольно сильную оружейную школу и не желавшая ее терять. Гордые чехи отказались от советского автомата и к 1958 году разработали свой под названием CZ Sa vz.58 (Samopal vzor 58). Внешне он очень походил на калашников, но имел совершенно иную конструкцию. Vz.58 простоял на вооружении полвека и только в последнее десятилетие стал заменяться более современным CZ 805 Bren.
В целом социалистические АК мало отличались от советского прототипа — иногда новые пользователи вносили изменения в эргономику и дизайн оружия. Так, румыны ставили деревянное цевье с дополнительной рукояткой. Венгры на своих АК‑55, AMD‑65 и проч. тоже ставили переднюю рукоятку, но сильнее переработали цевье и приклад, плюс снабдили автомат дульным тормозом-компенсатором. Получилось вполне симпатично, поэтому венгерские клоны калашникова стали закупать , , и т. д. Китайцы, едва получив наш автомат, поставили на него архаичный игольчатый штык (в походном положении он складывался назад) и отказались от хромирования ствола и газового поршня, что снизило ресурс и надежность оружия. В общем, ухудшили оригинал и назвали все это Тип 56. Уже рассорившийся с СССР передал технологии производства , и .
Кстати, качество восточноевропейских «калашей» до сих пор является предметом дискуссий. Оценки варьируются от «полный отстой» до «круче советских». К примеру, военные, служившие в ГДР, весьма лестно отзывались о немецких MРi‑AK‑74 (в  наш автомат называли пистолет-пулемет Калашникова), отмечая высокую кучность оружия.
Гораздо интереснее оказалась судьба калашникова, который закупили у нас финны в 50‑х годах. Именно благодаря им советское оружие попало в  и , а главное, появилась альтернативная ветвь эволюции знаменитого автомата, которая привела к появлению футуристических «винтовок XXI века».
Финский вариант
Наши северные соседи всегда питали слабость к русскому оружию. Даже в зимнюю войну 1939–1940 гг. финны сражались с Красной армией винтовками Мосина (разумеется, своими версиями). Конструкторы Суоми пытались скопировать самозарядную винтовку Токарева СВТ‑38/40. И у них это получилось — образец под маркой ТаРаКо готовился к серийному производству, но с началом Великой Отечественной от этого отказались, во многом потому, что в руках финнов были тысячи оригинальных трофейных СВТ.
В общем, когда в 1950 году встал вопрос о новом стрелковом оружии для армии, военные чиновники в  недолго думая решили, что лучшим выбором будет автомат Калашникова. Тем более тогда и потом активно закупала у СССР тяжелое вооружение: танки Т‑55 и Т‑72, боевые машины пехоты, средства ПВО, истребители МиГ‑21.
Приобретя необходимые лицензии и документацию, местная компания Valmet создала прототип автомата под названием Valmet Rk.60. Это был советский АКМ в калибре 7,62х39 мм, но с оригинальной эргономикой. По версии финнов, она лучше подходила к суровым условиям севера. Прежде всего бросался в глаза топорный приклад — стальная труба с приваренным плечевым упором. Что должно было происходить с лицом стрелка, прижимавшего его в мороз к щеке, непонятно. Еще была убрана спусковая скоба — так удобней стрелять в рукавицах, плюс стояло трубчатое цевье, оставлявшее открытой газовую трубку. Ну и деревянную рукоятку АК заменили пластиковой. Еще пару лет поколдовав над дизайном (например, спусковую скобу решили вернуть, но увеличили ее размер), автомат приняли на вооружение под обозначением Valmet Rk.62.
Позже Valmet не раз модернизировался, менялся его облик, появились варианты в калибрах 5.56х45 и 7.62х51 НАТО. Для десантников финские конструкторы попытались сделать оружие по схеме булл-пап (когда магазин, затвор и УСМ расположены за рукояткой управления огнем), но вышло крайне неудачно, и после войсковых испытаний идею забросили. Вернее, «Валметы» в такой компоновке пустили на гражданский рынок. А самой удачной моделью, по крайней мере, с точки зрения эргономики и дизайна, пожалуй, можно назвать Valmet Rk.95. Он очень похож на израильский автомат Galil, который в свое время был сделан по финской лицензии.
«Калаш» с еврейским акцентом
В 60‑е годы горячие еврейские парни, перманентно воевавшие с горячими палестинскими парнями и многочисленными арабскими союзниками СССР, искали себе новый автомат. Дело в том, что солдаты использовали бельгийскую автоматическую винтовку FN FAL, которую американцы поставляли всем своим союзникам, за что она получила прозвище «длинная рука свободного мира». Однако в ходе Шестидневной войны «бельгийки» показали себя не ахти — механизм винтовок оказался слишком чувствителен к песку и пыли.
В 1969 году Тель-Авив объявил конкурс на новую винтовку/автомат для армии. В нем участвовали конструкторы Узиэль Галл (создатель пистолета-пулемета «Узи») и Исраэль Галили, каждый из которых представил нечто очень похожее на автомат Калашникова. Победил калашников от Исраэля Галили — немного переработанный финский Valmet Rk.62, который получил название Galil и был принят на вооружение в 1972 году. Хельсинки продал Тель-Авиву документацию, оборудование и даже вроде как поставлял ствольные коробки для первых Galil.
Отдадим должное израильтянам, они неплохо поработали над дизайном автомата — он приобрел характерные черты FN FAL. В частности, складной рамочный приклад целиком был заимствован у бельгийской винтовки. Калибр изменили на 5,56 НАТО, удлинили ствол до 50 см, поставили на него щелевой пламягаситель по типу М16, установили новое цевье со складными сошками, на которых смонтировали открывашку для бутылок. Еще одной «фишкой» Galil стала удлиненная и загнутая вверх рукоятка затвора, позволявшая легко взводить оружие левой рукой.
В целом Galil считается весьма удачной модификацией АК-платформы. Правда, продержался он в израильской армии (по крайней мере официально) относительно недолго. В конце 80‑х его стали вытеснять американская М16 и ее укороченный вариант CAR15. Формально все дело в массе. «Это было отличное оружие, но проблема в том, что они были слишком тяжелыми», — так говорил о «Галилах» Зальман Шевс, главный разработчик нового израильского автомата TAR‑21 Tavor. Да, Galil весил 4,5 кг, а М16 — около трех. Но дело не только в этом — американцы сумели замотивировать своих ближневосточных союзников: в ходе арабо-израильских войн Вашингтон поставил Тель-Авиву несколько партий М16 по цене чуть ли не ниже себестоимости. А производство Galil с фрезерованной ствольной коробкой обходилось дорого. В итоге израильтяне перешли на М16, а свои автоматы оставили в качестве резерва — вдруг дешевые поставки из США прекратятся.
Надо заметить, что военных произведенный размен не обрадовал. «Когда мы в песках, когда мы в воде, когда мы в грязи, оружие часто заедает, оно не работает, — говорил бывший инструктор по стрельбе и снайперской подготовке ЦАХАЛ, разработчик оружия подполковник ЦАХАЛ Майки Хартман. — Поэтому была такая проблема, солдаты шли в бой и не были уверены, что оружие будет работать. Это была серьезная проблема».
Впрочем, израильская компания IWI продолжила выпускать Galil в различных калибрах. Оружие поставлялось на экспорт, также продавались лицензии на его производство. Израилю даже удалось потеснить СССР (а затем и РФ) на рынках, которые тот традиционно считал своей вотчиной, — в Латинской Америке, в Азии и Африке. На сегодня израильский автомат стоит на вооружении более чем в двух десятках стран, даже в Эстонии.
Все это время израильтяне не переставали совершенствовать свой калашников и часто быстрее наших конструкторов реагировали на изменение оружейной конъюнктуры. Прекрасный пример — серия Galil АСЕ, которая вполне попадает под определение «оружие XXI века». Основное внимание было уделено эргономике и удобству использования — установлен телескопический приклад, затворная задержка, предусмотрена возможность монтажа дополнительных прицельных и иных приспособлений. Довольно оригинально решена проблема попадания грязи в ствольную коробку (известная беда АК-платформы). Для этого рукоятку затвора поместили на левую сторону ствольной коробки и закрыли прорезь подпружиненной шторкой, которая опускается и поднимается по мере движения затвора.
Galil АСЕ выпускаются в трех наиболее распространенных калибрах: 5.56х45 НАТО, 7.62х51 НАТО и 7.62х39 мм. Первой новый израильский автомат приняла на вооружение Колумбия, купив лицензию на его производство. А в 2014‑м IWI запустила завод по производству двух модификаций — Galil ACE 31 и Galil ACE 32 — во Вьетнаме, армия которого несколько десятилетий вооружалась советскими автоматами.
Африканские гастроли
Через Землю обетованную путь калашникова лежал дальше на юг, в Южную Африку. В 70‑х годах израильтяне продали лицензию на производство Galil ЮАР, где компания Vektor наладила выпуск оружия под обозначением R4. Как водится, дизайн слегка подрихтовали — рослым потомкам буров требовались более массивная рукоять и цевье. Интересно, что в ЮАР, как и в Израиле, клон калашникова сменил стоявшую на вооружении «бельгийку» FN FAL.
А дальше случилось вот что: на рубеже тысячелетий конструкторы Vektor поддались моде на строительство винтовки XXI века. Не мудрствуя лукаво, они вмонтировали ствольную коробку R4 со всеми ее «потрохами» в космического вида пластиковый корпус. Получилась булл-пап версия АК под названием Vektor CR21 (Compact Rifle 21). Идея была весьма интересной, но, что называется, не выстрелила — новые «Векторы» не нашли спроса ни у военных, ни на коммерческом рынке.
Тем не менее с точки зрения дизайна и эргономики это едва ли не самый удачный вариант «обуллпапленного» АК, а их существует огромное множество. Как правило, попытки сделать булл-пап версию автомата Калашникова приводят к усложнению конструкции, скажем, оружие нельзя разобрать без отвертки. Либо получается «хромой гоблин» с крайне сомнительной эргономикой. В данном случае все сделано идеально, сохранен легкий доступ к узлам, при необходимости ствольная коробка со стволом легко извлекаются из корпуса. Судя по видео, CR21 вполне пригоден как для правшей, так и для левшей (гильзы выбрасываются на одну сторону, но установлен отбойник, защищающий лицо стрелка). Однако пока самый известный дебют «Вектора» — это съемки в фантастическом фильме «Район № 9», где он предсказуемо сыграл роль оружия будущего.
От Швейцарии до Индии
А еще советский автомат не раз становился источником вдохновения для конструкторов разных стран. Наиболее известные и удачные образцы, разработанные по мотивам или с учетом решений АК-платформы, — это итальянская Beretta AR и швейцарский SIG 550 и их модификации.
Свой новый автомат (или винтовку) Beretta начала разрабатывать в 1968 году. Он должен был заменить в итальянской армии устаревшую модель той же фирмы ВМ 59, созданную на базе американской винтовки Гаранда. Beretta AR‑70 стала поступать на вооружение в начале 1970‑х и используется по сей день (хоть и вытесняется более новой Beretta ARX). Затвор оружия очень напоминает аналогичный узел автомата Калашникова. Он запирается на два боевых упора за муфту ствола, вваренную в ствольную коробку. Автоматика использует газовый двигатель с длинным ходом поршня. Ствольная коробка состоит из двух частей, а сам ствол крепится специальной гайкой, что позволяет довольно быстро менять его в условиях мастерской.
Швейцарский SIG 550 на российских оружейных форумах иногда называли «доведенным до ума АК». Строго говоря, это оружие никак нельзя считать клоном АК-платформы. Возможно, ее развитием, да. Затворная группа SIG очень напоминает калашниковскую. Ствольная коробка состоит из двух частей, ствол жестко смонтирован в верхней части, там же размещена затворная группа.
Критики автомата Калашникова не раз сетовали на то, что большие допуски, обеспечивающие высокую надежность системы, снижают кучность стрельбы. Швейцарский SIG прекрасно это опровергает. Например, модель SIG 551 под патрон 7,62х51 позиционируется именно как высокоточная винтовка.
Справедливости ради, заметного распространения за пределами маленькой горной страны автомат не получил. Одна из причин — традиционно высокая (очень высокая) стоимость швейцарского оружия. Еще в нулевых в московских оружейных магазинах продавалась гражданская версия SIG 550 Sport, уже тогда ее цена превышала 180 тыс. рублей.
Индийские солдаты с автоматами INSAS, отличающимися весьма низкой надежностью
Yawar Nazir / Zuma / TASS
Это примеры удачной переработки АК-платформы. Но есть и провальные варианты, например, индийский проект INSAS (Indian National Small Arms System). В середине 80‑х индийцы искали замену все той же FN FAL, и местные конструкторы занялись разработкой комплекса из полноразмерного автомата, компактного карабина и ручного пулемета. Удалось сделать только автомат, который и начал поступать на вооружение в конце 90‑х. В 1998 году солдаты с новым оружием прошагали на параде в честь Дня независимости страны.
Система INSAS сделана на базе автомата Калашникова. И вроде бы дорожка проторенная: дизайн с отсылками к FN FAL, калибр 5,56 НАТО, газоотводный узел с регулятором, как у бельгийской винтовки, рукоятка затвора перенесена на цевье с левой стороны, как у немецкой G3.
Однако, по словам оружейных экспертов, индийский автомат не отличается большой надежностью. В настоящее время не менее 300 тыс. единиц INSAS стоят на вооружении армии, их даже успели опробовать в военных действиях против сепаратистов в Кашмире и в конфликте с Пакистаном. Но… военные хотят его заменить чем-то получше.
Не взлетевшая «Альфа»
В 2016 году немало шума на оружейном рынке наделал проект израильской компании Command Arms & Acessories (CAA) AK-Alfa. Впервые он был представлен американским подразделением фирмы (и позиционировался как американский) на выставке Shot-Show в Лас-Вегасе. «Альфу» преподнесли как попытку радикально улучшить эргономику и возможности АК-платформы при сохранении ее главных достоинств — простоты и надежности. Автомат имел дизайн с явным отсылом к модным винтовкам Bushmaster ACR, FN SCAR, Beretta ARX‑160. Создатели заявляли оружие как боевое, однако российские эксперты назвали AK-Alfa чисто коммерческим проектом.
Осенью 2016‑го образцы CAA показали на московской выставке «Оружие и охота 2016», но в формате самозарядного карабина. Разобрать оружие и осмотреть узлы представитель компании не разрешил, сославшись на коммерческую тайну. По его словам, «Альфа» представляла собой ствольную коробку, ствол и основные узлы карабина «Сайга», заделанные в пластиковый корпус с пистолетной рукояткой и шахтой магазина. Ствол был вывешен и оснащался дульным тормозом. Сильно переработанная крышка ствольной коробки с планкой Пикатинни жестко крепилась в двух местах, обеспечивая надежную (по словам разработчиков) установку прицельных комплексов. Представитель компании также заявил, что САА предлагала свой автомат российским силовикам, но разработка их не заинтересовала. Неудивительно, если учесть, что всего пару месяцев назад представил новые автоматы АК‑12 и АК‑15, обладавшие тем же функционалом, что заявлялся для AK-Alfa.
Еще израильтяне пообещали зимой 2017‑го вывести свою разработку на российский гражданский рынок. Но проект выглядел мертворожденным, поскольку рекомендованная розничная цена оружия составляла 1,8 тыс. евро.
Видео дня. Популярного секс-тренера подозревают в мошенничестве
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео