Ещё

Российский химик создает в США мобильные приложения 

Российский химик создает в США мобильные приложения
Фото: Инвест-Форсайт
увлекся химией еще в школе. Его, олимпиадника, взяли без экзаменов в СПбГУ. После окончания вуза он поступил в аспирантуру в . В 2012 году устроился постдоком в Беркли. Но через год передумал делать карьеру профессора и занялся разработкой образовательных мобильных приложений. Ученый рассказал «Инвест-Форсайту», как можно заработать на викторинах и почему он медлит с расширением бизнеса.
Химия и жизнь
Я учился в 8 классе, когда соседка дала прочитать энциклопедию по химии. Вскоре я стал разбираться в предмете. Потом записался в химический кружок. Участвовал в школьных олимпиадах. К моменту поступления в университет я был победителем нескольких олимпиад, включая всероссийскую, и серебряным призером международной олимпиады по химии в Гронингене (). С такими результатами я мог выбрать любой вуз  — без вступительных экзаменов. Так как я родился и жил в , остановился на СПбГУ. После 4 курса попал на стажировку в небольшой университет Bowling Green State University (штат Огайо). Разница между оснащением приборами и реактивами, доступом к литературе в России и США была очень высокой. После стажировки для себя решил: если хочу заниматься наукой, нужно ехать за границу.
Ближе к окончанию вуза мы с братом-близнецом Алексеем, который учился на факультете прикладной математики — процессов управления, подали документы в аспирантуру США. Поступить в американский университет сложно: нужно сдать стандартные тесты, собрать рекомендательные письма, выписку об оценках, отправить этот пакет документов осенью, за год до начала учебы. Поэтому в качестве запасного варианта рассматривали аспирантуру в Германии, куда намного проще попасть. Но в 2007 году нас взяли в университет (штат Пенсильвания).
Наша адаптация прошла легче, чем у многих: мы знали, чем будем заниматься и где будем жить. С письмом о поступлении в аспирантуру проще снять жилье. Медстраховку оплачивал университет. Открыть банковские счета тоже было легко — во время стажировки я получил social security number (номер социального страхования). Наша жизнь была расписана на ближайшие 4-5 лет аспирантуры. После ее окончания в 2012 году я устроился работать постдоком в Беркли (штат Калифорния). Но годы учебы и работы в лаборатории охладили мой пыл стать профессором химии.
Сегодня профессор занимается не только наукой. У него больше менеджерских задач — много времени приходится тратить на поиск денег. Погоня за публикациями и грантами совсем меня не прельщала. Ближе к окончанию аспирантуры также выяснилось, что у меня нет собственных идей, ради которых стоит оставаться в академической сфере. Я представил себя заурядным профессором в очень маленьком университете и задумался о других способах заработка.
Андрей Соловьев
Полсотни викторин
В 2011 году мой брат-математик предложил заняться разработкой мобильных приложений. Мне понравилась идея. Я подумал, что так можно быстро заработать хорошие деньги, а потом вернуться в химию независимым исследователем и больше не думать о грантах. Сначала мы хотели приступить к воплощению задумки во время учебы в аспирантуре. Но оказалось, что нежелательно заниматься бизнесом по студенческой визе. Идею пришлось отложить до получения грин-карты в 2012 году.
В нашем тандеме роли распределились вполне логично: брат взял на себя написание кода, а я отвечаю за все остальное — контент, переводы на разные языки, маркетинг и пр. Первое приложение мы сделали за месяц. Оно почти ничего не принесло. Поскольку мы искали свою нишу, то делали приложения разных жанров, ориентируясь на рыночные тренды. Затем выпустили несколько приложений по химии. Оказалось, это довольная узкая в мировых масштабах область. В один момент увидели, что маленький, но стабильный доход приносят образовательные викторины.
Я предложил брату написать универсальный код, который можно использовать под разные викторины. Так Алексей мог меньше заниматься разработкой и больше времени посвящать научной работе (он тогда работал постдоком). На основе кода я начал делать викторины. В общей сложности у нас получилось около 50 приложений на разные темы. Одни викторины стали приносить $10 в день, другие — $50. Но чтобы выйти на месячный доход, равный постдоковской зарплате, мне потребовалось 1,5-2 года. Все это время я жил на сбережения, а жилье оплачивал брат. Сейчас наш месячный доход составляет $15 000 до уплаты налогов. На жизнь хватает, но для открытия независимой химической лаборатории надо в 10 раз больше.
Методом кросс-продвижения
Чем проще приложение, тем оно прибыльнее. Наши самые популярные викторины — это «Флаги всех стран мира», «Столицы всех стран мира», «Животные, все звери и птицы в тесте по зоологии» и «Известные люди — тест по всемирной истории». Названия могут показаться странными, но это app store optimization (оптимизация поиска в магазине приложений). Я называю приложения так, как их обычно ищут люди. Это лучше, чем если бы викторина называлась «Андрей Соловьев представляет животных».
Обычно успех приложений измеряют такой величиной, как ARPU (average revenue per user — средний доход с пользователя). Она должна быть больше, чем CPI (cost per install — стоимость установки), то есть маркетинговые затраты на привлечение пользователя. У меня глобальный ARPU около 3 центов при нулевом CPI. Мы не покупаем рекламу и платные статьи. Продвижение идет за счет «органического» поиска (пользователи находят приложения по описанию и ключевым словам) и кросс-промотирования (в одном приложении даются ссылки на другие). Если приложение становится популярным, оно тянет за собой другие викторины. Некоторые пользователи писали мне, что скачали все наши приложения.
Прибыльные приложения я перевел на более чем 20 языков. Это было просто — те же флаги и столицы можно найти на любом языке в «Википедии». В последнее время основная часть доходов приходит из Германии и чуть меньше — из Франции. Думаю, там меньше конкурентов. На английский все переводят свои приложения, а на французский и немецкий — нет. Хотя это тоже большие рынки с хорошими доходами от рекламы и образованным населением.
Раньше я много экспериментировал — делал приложения то платными, то бесплатными. Оказалось, популярные викторины приносят больше денег, если они бесплатны. Непопулярные, включая химию, наоборот, лучше оставлять платными. Сейчас 95% нашего дохода приносит реклама и 5% внутренние встроенные покупки. Мы планируем изменить стратегию развития — брать не количеством, а качеством. Некоторые викторины объединить, самые неудачные закрыть. Из 50 оставить 5 самых популярных приложений с большими базами вопросов.
Почему в США проще
После окончания аспирантуры у меня были мысли заняться мобильной разработкой в России. Но там добавляются такие сложности, как валютный контроль. В США мы даем или  номер счета в банке — больше никаких вопросов и дополнительных бумажек. Здесь тоже много бюрократии, но если работать с американскими компаниями, делать бизнес в США проще, чем из любой другой страны. Если вы ведете здесь бизнес, автоматически становитесь sole proprietors (нужно просто правильно заполнять налоговую декларацию). В этом статусе даже можно нанимать работников. Получение бизнес-лицензии требует штат или город. Оформление делается очень дешево и быстро. На уровне федерального правительства у меня есть SSN (номер налогоплательщика), который присваивается всем, кто работает в США. Этого достаточно, чтобы вести налоговую отчетность. За прошлый год я заплатил 25% налогов, включая федеральные, штата и города. Переход из sole proprietors в компанию есть в наших планах. Нам нужны дизайнеры и, возможно, еще программисты. Но мы с братом не бизнесмены. Есть люди, которые умеют и любят руководить людьми, договариваться, искать инвесторов и заниматься бухгалтерскими делами.
Меня устраивает наша полная свобода от работодателей, без штата сотрудников. Мы не связаны дедлайнами и временными ограничениями. Можем в любой момент уехать в путешествие. Наш доход от приложений можно назвать пассивным — пользователи сами находят их, скачивают, даже если мы долгое время ничего не обновляем, смотрят рекламу. В теории мы бы хотели расти, но когда выходишь на хороший уровень дохода, начинаешь тратить время и деньги на другие проекты и развлечения.
Разумный выбор
Я не жалею, что ушел из постдоков и сосредоточился на образовательных приложениях. У нас больше 20 млн скачиваний. Не знаю, насколько полезны наши приложения, но мы получаем положительные отзывы. Мои научные статьи такая аудитория никогда бы не прочитала. Хорошо, если бы набралась тысяча человек. А тут миллионы людей, которым я помог с подготовкой к экзамену и с расширением кругозора. Но я все равно уверен, что принесу больше пользы человечеству, если буду заниматься околонаучной деятельностью — хотя бы вести химический блог или делать химические приложения. Для меня идеальная ситуация: быть независимым исследователем со своей лабораторией. Если наука ничего не принесет или уйду в минус, всегда есть приложения, которые покроют расходы.
В прошлом году я получил гражданство и не вижу смысла возвращаться в Россию. США давно стали моим домом. Я живу в этой стране 12 лет, большую часть сознательной жизни. Ориентируюсь в американском налогообложении и политике лучше, чем в российских. В США проще вести бизнес. Россия может привлекать относительно низкими налогами. Но этот плюс нивелируется нестабильностью — неизвестно, как отношения России и США повлияют на бизнес мобильных приложений. Насколько я знаю, другие разработчики переезжают из России на Кипр, в Сингапур или Ирландию, где больше возможностей и лучше инвестиционный климат.
Текст: Ольга Гриневич
Фото из личного архива Андрея Соловьева
Сколько выпить: сомнительный ответ о полезных дозах
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео