Ещё

Кремль с пенсионной реформой оказался у разбитого корыта 

Кремль с пенсионной реформой оказался у разбитого корыта
Фото: Свободная пресса
1 июля исполнится полгода, как в стране официально стартовала пенсионная реформа. «Красный день» календаря 1 января 2019 года, когда началось повышение пенсионного возраста, уже вошел в список самых черных дат современной .
Сегодня власть старательно делает вид, что ничего особенного не произошло. Даже на последней «Прямой линии» президент Путин обошел тему пенсионной реформы стороной, хотя вряд ли кто поверит, что из двух с половиной миллионов вопросов, поступивших главе государства, не набралось и тысячи, которые касались бы повышения пенсионного возраста.
Антинародная реформа, которую сразу прозвали «людоедской», и сейчас, спустя шесть месяцев после старта, вызывает в стране возмущение. Это только кажется, что протест стих, на самом деле он «ушел в подполье».
Миллионы людей до сих пор не могут понять, почему правительство решило поднять планку сразу на пять лет? Ведь перед глазами у всех был пример соседних стран.
В , например, где тоже идет пенсионная реформа, рассматривался вариант повысить возраст выхода на пенсию до 65 лет для мужчин и 60 — для женщин. Как теперь и у нас. Но Лукашенко на это не пошел, остановившись в итоге на более мягком варианте — 63/58.
То же самое было и в . Там повышение пенсионного возраста начали обсуждать еще в начале 2010-х годов, а в 2013-м мажилис (парламент) принял решение о поэтапном поднятии возрастной планки. С 2016 года мужчины уходят на пенсию в 63 года, женщины в 58 (с 2018 года было предусмотрено плавное повышение).
Что любопытно. В России и в Казахстане уровень жизни практически одинаковый, экономическая модель, в которой ставка делается на нефть, газ, металлы, другое сырье, похожая. Вполне сопоставимы и демографические показатели.
Так, средняя продолжительность жизни в Казахстане составляет 71,1 года. В России — 71,9 (по данным на 2018 год). Средняя продолжительность жизни мужчин в Казахстане 66,4 года, в России — 66,8. У женщин — 75,3 и 77,2 соответственно.
Еще немного статистики. ВВП на душу населения в Казахстане — $9 977. В России — $10 950. (данные 2018 года). То есть здесь РФ выглядит чуть лучше.
Тогда тем более логичен вопрос: почему Назарбаев, поднимая в свое время пенсионный возраст, ограничился 63 годами (для мужчин), а Путин, располагая значительно большим экономическим потенциалом, сразу «рванул» на 65?
Кстати, по части проведения либеральных реформ Казахстан всегда шел впереди России. Там и льготы для пенсионеров отменили давно, и за услуги ЖКХ население платит в полном объеме. Но вот с пенсионным возрастом власть действовала предельно аккуратно. Как и в Белоруссии. Понимали, видимо, что шутить с этим опасно.
Возможно, потому, что и Назарбаев, и Лукашенко имеют, как говорили раньше, рабоче-крестьянские корни. Лукашенко начинал путь к вершинам власти с колхозных полей, Назарбаев — из металлургических цехов. То есть, понимали настроения простых людей, знали, где можно закрутить гайки, а где рискованно — может и сорвать. А Путин начинал в разведке, по определению больше изучал жизнь чужих, чем своих. Потом была
Как бы то ни было, но в России сочли, что «прокатит» более жесткий, чем у соседей, вариант. Почему? Дело только в триумфальной победе Путина на президентских выборах в марте 2018 года, дававшей гаранту Конституции карт-бланш на проведение непопулярных реформ? Или в чем-то еще?
— То, что произошло с пенсионной реформой в России — это, действительно, следствие эйфории, головокружения от успехов, — считает секретарь , доктор политических наук . — На президентских выборах-2018 капитализацию Владимира Владимировича раздули до небес. Замечу, большинство у Путина, бесспорно, имелось, но все же не 76,69% голосов. Чистота выборов во многих регионах вызывала вопросы. Тем не менее, в марте 2018 года власть решила, что получила карт-бланш на все.
Напомню, самый первый вариант пенсионной реформы был еще более жесткий. На мой взгляд, Кремль рассчитывал одним махом решить все накопившиеся проблемы, и исходил из того, что следующая президентская шестилетка Путина — с 2024 по 2030 годы — вопрос решенный.
Резкое повышение пенсионного возраста, по расчетам Кремля, позволяло до 2030 года не накапливать новых проблем. Мне, по крайней мере, видится такая логика.
«СП»: — Кремль достиг этих целей?
— Не думаю. Напомню, на октябрьском совещании в правительстве Путин заявил, что пенсионная реформа после президентских поправок даст отрицательный финансовый результат для государства. И потому правительство должно найти средства в федеральном бюджете для финансирования этих изменений.
Сошлюсь также на выводы экономистов , что пенсионная реформа не способна полностью сгладить негативный эффект сокращения трудоспособного населения. По оценке ВШЭ, спустя примерно 25 лет, Россия вернется к уровню 2019 года по демографической нагрузке — пенсионеры будут, как и сейчас, составлять четверть населения страны.
«СП»: — Почему в бывших республиках СССР власти не решились на резкое повышение пенсионного возраста — так произошло только в России?
— Потому что экономический блок нашего правительства — это бухгалтеры. На предприятии, замечу, умный директор никогда не дает волю своему главному бухгалтеру. Есть даже термин, который характеризует логику бухгалтера с точки зрения управленца — «бухгалтерский кретинизм».
Но в  возобладал именно такой подход. Тогда как решать должны политики — взвешивать риски, доводы «за» и «против». Плюс, повторюсь, сказалась эйфория от раздутой капитализации политического веса Путина.
Сейчас, как мы видим, эта капитализация скукоживается. Отсюда все проблемы: межэлитные разборки, передел собственности. А бухгалтера из правительства заявляют, что после 2020 года придется, возможно, принимать новые решения по повышению пенсионного возраста.
Можно сказать, Кремль с пенсионной реформой оказался у разбитого корыта. Но самое обидное, у разбитого корыта оказалась вся страна. И случилось так, замечу, потому, что при нынешнем мягком авторитаризме все институты в РФ — только декорации. Они нужны лишь для реализации решений, принимаемых в узком круге путинского «Политбюро 2.0».
При этом обратной связи не предусмотрено: кто первым вошел в кабинет к главе государства, и рассказал о величии замыслов — тот и прав.
«СП»: — Кремль сохраняет планы на еще одну «шестилетку» Путина — несмотря на негатив пенсионной реформы?
— Я считаю, сохраняет. Внутриэлитные расклады по-прежнему исходят из того, что в 2024-2030 годы Путин будет управлять страной. Как элиты этого добьются — вопрос политтехнологий. Другое дело, что система перешла в режим самоедства. И ее ожидания, на мой взгляд, не оправданы.
«СП»: — Можно ли сказать, что Назарбаев и Лукашенко не стали играть с огнем, повышая пенсионный возраст, потому что лучше чувствуют настроения низов?
— В Казахстане и Белоруссии совершенно другие масштабы экономики и государства. Все же Россия — страна огромная, и здесь должны работать институты. Напрямую управлять Россией невозможно, а Белоруссией и Казахстаном — вполне.
Ведь что такое Белоруссия? По численности населения республика меньше Москвы — при всем уважении к белорусам. А Казахстан? Да, территория огромная, но населения — 18 млн человек. То есть, как в Московской агломерации.
Именно поэтому Лукашенко и Назарбаев лучше чувствуют низовые настроения, чем Путин. К тому же президенту РФ, как показывает жизнь, эти низовые настроения не очень интересны. Куда больше его занимает внешняя политика.
— Наше неолиберальное правительство исходит из постулата, что народ в России не любит и не умеет работать, — отмечает председатель наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития . — Поэтому с точки зрения неолиберальной группировки, повышение пенсионного возраста — вопрос практически религиозного мировоззрения. Мол, раз вы не хотите работать как надо — мы вас заставим, ленивых скотов, поработать пять лет дополнительно.
Элита в том же Казахстане рассуждает по-другому. При всей схожести ситуации с Россией, есть принципиальное отличие: казахская элита строит национальное государство. Главная задача при этом — выстоять как нация, особенно в условиях соседства с мощным Китаем.
Необходимость выстоять в какой-то мере объединяет казахскую элиту и простой народ. Отношения между ними более демократичные, чем в России. Отсюда и взвешенность при повышении пенсионного возраста в Казахстане.
Тот же фактор — национального строительства — консолидирует сейчас Украину.
А вот в России ничего не строится. У нас те, кто вслух объявили себя новыми дворянами, ведут себя в логике сословного общества. Та же неолиберальная группировка смотрит на «глубинный народ» (в терминах помощника президента РФ ) как на новую нефть. И готова выжать эту нефть до капли — под свои, «великих» и «несравненных», нужды.
И должен заметить: если наша элита не переменит своих умонастроений — не покается в пенсионной реформе — негативное социально-экономические последствия совершат тектоническую деструкцию России. И в плане ее территориального разрушения, и в разрушительном социальном противостоянии.
Пенсионная система: «Слова „пенсионная реформа“ вызывают у меня содрогание»
Новости социальной политики: Власть уличили в невыполнении своих обещаний относительно индексации пенсий
Спецназ взял штурмом дом вора в законе
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео