Lenta.ru 24 июня 2019

Модели с подиума и русские американцы: что россиянин нашел в ЮАР

Фото: Lenta.ru
«Лента.ру» продолжает публиковать путевые заметки россиянина Константина Колотова, который отправился в кругосветное путешествие на велосипеде с деревянной рамой. Мы уже рассказывали о пересечении  — самой бедной и отсталой страны мира, о первых днях в , о жизни в двух столицах страны — Сен-Луи и , о нападении на напарника Колотова, о пути в  и встрече там с «черной пантерой», о первых днях в  и начале новой жизни там. Сегодня речь пойдет о путешествии Колотова в Дурбан — место проведения очередного триатлона Ironman.
Пока я жил у Лесли, через Facebook я нашел нового друга — Галину. Галя жила недалеко от , в 30 километрах от города, в небольшой, но очень красивой деревне под названием Комметжи. Ее можно сравнить с элитными поселками на Рублевке в  или на Крестовском острове в , хотя, конечно, это очень грубое сравнение. Элитные дома на береговой линии, горы вокруг — красота неописуемая. Живут здесь богатые белые люди.
Галина с семьей приехала в ЮАР более 30 лет назад. Приехали из , без денег, без связей, без глубокого знания языка, зато с детьми на руках. С нуля они с мужем отстроили жизнь африканской мечты. Те, кто жалуется на жизнь в своих странах, — что вас останавливает? Собирайте свой скарб и езжайте. Мир огромный, в нем больше 200 стран, выбирайте ту, что вам по душе. Вот только надо помнить, что от себя не убежишь.
Познакомившись со мной в Facebook, Галя сразу предложила мне пожить в ее доме, — сама она в это время была в . «Приезжай, возьми ключ у соседей и живи, сколько тебе захочется», — крутое предложение! Галя — удивительный человек. Но мне было уютно и комфортно жить у Лесли, я полюбил Лесли как мою южноафриканскую маму, поэтому никуда от нее мне ехать не хотелось. Но Галя возвращалась из Таиланда, а я хотел познакомиться лично.
В ЮАР практически нет общественного транспорта, а тот, что есть, для белых непригоден, так как в нем процветают грабежи и убийства. Поэтому добраться из Веллингтона в Комметжи — дело непростое. На велосипеде через пригороды Кейптауна не проедешь — убьют. Автобусов нет, ехать нужно только на машине, которой у меня не было. Но и тут мне встретилась добрая душа — Наташа. Она тоже много лет живет в ЮАР, с ней мы тоже познакомились через Facebook. В пятницу утром они с дочкой заехали за мной на машине.
Мы покатались по городу и купили мне новый телефон. На этот раз я купил дешевый Huawei, чтобы в случае ограбления не переживать, а еще раньше купил совсем старый Samsung. Его держу всегда под рукой, чтобы в случае ограбления первым делом предложить грабителю именно его. Также купил кошелек и положил в него немного денег, опять же на случай ограбления.
С Наташей мы посетили пляж пингвинов. Очень смешные ребята эти пингвины, правда, совсем не похожи на тех бойцов, что в мультфильме «Мадагаскар». Побывали и на мысе Доброй Надежды. Кстати, прежде он назывался мыс Штормов, так как рядом с ним разбились сотни кораблей. После небольшой экскурсии по основным достопримечательностям Наташа отвезла меня к Галине.
Галя в жизни оказалась еще более обаятельная и гостеприимная. Она открыла ворота в свой красивый дом, вместо светских приветствий первым делом обняла нас с Наташей и позвала пить чай. Через ворота мы вошли в прекрасный сад: зеленые деревья, газон, каменные лабиринты, цветы. Среди всей этой красоты стоял небольшой, но очень уютный кирпичный дом в английском стиле. С каждым шагом по участку моя душа наполнялась спокойствием и радостью. Мы выпили чаю, Наташа с дочкой отправились домой, а я остался переночевать у Гали. С Йеном мы договорились, что я вернусь через два дня и стартую в дальнейший путь до Дурбана.
Я задумался: что самое главное в моем путешествии? И понял, что не количество стран, не дорога, не километры, пройденные на велосипеде, и даже не красота окружающего мира. Все это замечательно, но самое главное — это люди. Люди! Во всем мире, на каждом континенте живут люди — черные и белые, желтые и красные, со своими судьбами, историями, опытом и культурой. Чем больше я еду, тем глубже ощущаю, что все встречи неслучайны, все люди связаны между собой невидимыми нитями.
На следующий день к Гале в гости приехали подружки Настя и Валерия. Две очаровательные девушки, профессиональные модели, работавшие на подиумах Лондона, Токио и Нью-Йорка. Настя — непосредственная, легкая, воздушная, с горящими глазами и захлестывающей энергией. Из небогатой семьи и небольшого украинского городка, она отправилась в самостоятельное плавание в 15 лет, отметилась на подиумах Лондона и Токио, а в какой-то момент жизнь занесла ее в Кейптаун, она влюбилась в этот город и осталась здесь жить.
Кроме того, она открыла художественную мастерскую и начала рисовать картины. Через пару дней мы с Галей посетили Настину студию. Я был поражен. Большие белые залы, украшенные ее работами — масштабно и красиво. Когда Настя сделала выбор и уехала из своего городка, жизнь не гарантировала ей успех, безопасность или достаток, наоборот — она сделала шаг в неизвестность. Шаг навстречу себе настоящей. И она выиграла и продолжает шагать, каждый день вперед и вперед.
Валерия. Ее красота — очень мягкая, спокойная, умиротворяющая, хочется сказать глубокая, но не уверен, что так можно сказать про красоту. Хочется смотреть на нее и растворяться в пространстве и времени. Валерия, кроме карьеры успешной модели, занимается производством десертов. Мне посчастливилось есть торт, сделанный ее руками. После первого куска все рецепторы подали сигналы радости и даже счастья и потребовали второй, а за ним и третий — остановиться невозможно.
Вместе с девушками приехал Браин — спортивный журналист и всеобщий друг. Открытый, добрый, классный парень. Через пару дней он поднял всю нашу компанию по одному из красивейших горных треков. То восхождение подарило мне, пожалуй, самые красивые виды за все мое кругосветное путешествие. Ну, а я, в свою очередь, провел небольшую тренировку по джедай-йоге. Кому интересно, что это, посмотрите в поисковиках. Я единственный в мире инструктор по этому виду йоги, а ее автор — мой друг и учитель Алексей Сергиенко, художник, йог, бизнесмен и отец семерых детей.
Из текста вы уже, вероятно, поняли, что в понедельник я никуда не поехал. Ну, а вы бы уехали из одного из самых красивых мест в мире, от жизни в окружении моделей? Я же не дурак! На самом деле все несколько прозаичнее: вечером того дня у меня сломался второй зуб. Совпадение? Не думаю. У многих путешественников в Африке возникают проблемы с зубами. Я связываю это с местной водой, а в моем случае еще и с экстраординарной нагрузкой. Если отсутствие переднего верхнего зуба в основном негативно сказывалось на моем внешнем виде, то нижний зуб откололся так, что ехать дальше было просто невозможно.
Галя предложила мне помощь. На следующий день мы запланировали поездку к ее стоматологу, и я мог жить у Гали необходимое мне время. Так я остался у Гали на две недели — столько длилось мое лечение. Стоматолог поставил мне два импланта, поменял три пломбы и провел необходимую профилактику. Это лечение обошлось мне в две тысячи долларов. Таких денег у меня, естественно, на тот момент не было. Галя помогла мне и с этим.
Эти две недели были очень богаты на приключения. Настя научила меня купаться в ледяном Атлантическом океане. Первый раз я делал это с опаской, но начал практиковать каждый день, и к концу моего «отпуска» я уже мог не вылезать из воды по десять минут. С новыми друзьями мы ходили в разнообразные рестораны Кейптауна и окрестностей, гуляли по променаду, по рынкам выходного дня, арт-галереям и выставкам, поднялись на Столовую гору и Львиную гору, сходили в океанариум и даже посетили фестиваль российского кино в Кейптауне.
Наконец я был готов отправиться в дальнейший путь. До старта Ironman 70.3, в котором я планировал участвовать, оставалось две недели. Я проехал на велосипеде уже больше 12 тысяч километров. И даже в пустыне Сахара я встречал велопутешественников, в Сенегале и Гвинее, они есть везде. Не встречал я их только в ЮАР. Из Кейптауна я вернулся в город Веллингтон к моим друзьям Йену и Лесли. Мне было немного неловко, я не знал, не перегибаю ли палку, используя гостеприимство моих добрых друзей, но Йен и Лесли сказали, чтобы я ничего себе не придумывал и оставался у них столько, сколько захочу. Йен начал звать меня «мой сын» или «сынок».
Мы вместе нарисовали новый план моего путешествия по ЮАР. Прошлый не подходил, так как 1,6 тысячи километров за две недели я уже проехать не успевал, особенно учитывая то, что я уже месяц не садился на велосипед. Согласно новому плану, маршрут пролегал от города Джордж до города Порт-Элизабет. Общее расстояние — 360 километров. Немного, но для подготовки к Ironman важно было проехать хотя бы это. До Джорджа Йен ехать своим ходом мне запретил — это очень опасно. К сожалению, после отмены апартеида в этой стране для белых людей спокойная жизнь стала возможна только в окружении заборов и охраны.
Поэтому из Веллингтона до Джорджа я должен был доехать на автобусе, далее — веломаршрут до города Джеффрис-Бей, а оттуда 70 километров на такси в аэропорт — въезжать на велосипеде в Порт-Элизабет тоже оказалось небезопасно. План меня устраивал. До его реализации у меня было еще четыре дня, которые я провел, штурмуя на велосипеде одиночные треки в горах Веллингтона. Виноградники, скалы, леса, горные речки — красота неописуемая. Я был в восторге от этих дней.
Как бы там ни было, день Х настал. В 5:40 стартует мой автобус до Джорджа. Я проснулся в 4:30. Позанимался английским (делаю это каждое утро), позавтракал. Проснулась Лесли, приехал Йен. Мы обнялись с Лесли. Было грустно с ней расставаться, Лесли стала мне близким другом, несмотря на языковой барьер, на разницу культур и тридцатилетнюю разницу в возрасте. Йен помог погрузить мой байк в машину и провез меня 60 километров до места, откуда отходит мой автобус. Расставаться с ним мне тоже было грустно, но это была приятная грусть, за ней стояли новые открытия, новые дороги, новые встречи.
Кое-как протиснувшись в узкий проход автобуса, я отправился в путь. Моей соседкой оказалась женщина из Зимбабве. Мы разговорились. Она рассказала мне о красоте Зимбабве, о пути до Мозамбика по спланированному мной маршруту. Было интересно. В 13:00 автобус прибыл в нужный мне город. Я оперативно вытащил из багажа свой велосипед. За час собрал его, поставил велосумки. Пока собирал велосипед, познакомился с двумя старичками — они подошли ко мне сами. Моя история удивляет всех. Она удивляла всех еще в Италии, а здесь, на краю Африканского континента, люди с трудом могли поверить в нее. Я спросил, опасный ли город Джордж. Они однозначно заявили, что в ЮАР абсолютно все города и места очень опасны с наступлением темноты, но днем здесь спокойно.
Мне сегодня предстояло проехать 25 километров от города и переночевать в кемпинге, в палатке.
В кемпинге меня ждал сюрприз. Я уже больше месяца не ездил на велосипеде и не ночевал в палатке. Начав ее собирать, я выяснил, что сгнила резинка в дуге, а без дуги установить палатку невозможно. Солнце почти село. Палатка сломана.
Помимо палатки из строя вышли: * джетбойл — печка, на которой я готовил еду; * спальник, молния на котором окончательно перестала застегиваться; * кроссовки, продержавшиеся всего шесть месяцев; * пенка под основной коврик — порвалась.
Шутки шутками, но в Южной Африке ночью температура опускается до пяти-семи градусов, а если еще и дождь начнется, станет совсем жестко. Вот смешно будет, если я замерзну насмерть в Африке! Неожиданная концовочка. Сценаристам «Игр престолов» до такого не додуматься. Но я упрямый. Вместо горячей еды купил вкусных свежих фруктов, палатку починил благодаря смекалке и дерзости — походил по кемпингу и отыскал проволоку подходящего диаметра. Закончив приготовления, улегся спать. Проснулся в четыре часа утра — замерз. Из-за того что спальник не застегивается, тепло внутри не сохраняется. Залез в сумку, нашел вещи, обмотался им. Получилось уснуть. Будильник зазвенел в 7:30. Мне предстояло проехать либо 100, либо 130 километров — на сколько хватит времени и сил. Варианта пути было два: по шоссе М2 (скоростная четырехполосная магистраль, не предназначенная для велосипедов) или старая горная дорога.
Я выбрал второй вариант, но хватило меня лишь на 40 километров. Дорога то резко поднималась вверх на 200-250 метров, то так же резко обрывалась вниз. Ехать вверх — просто ад, но и при спуске отдохнуть особо не получается, так как приходится быть в постоянном напряжении и не ошибаться с тормозами. Все же пытаться проехать 130 километров на второй день после перерыва более чем в месяц — это неоправданная дурь, думал я, лежа на дороге и глядя в бездонное небо ЮАР.
Но долго лежать нельзя. Дорога сама себя не проедет. Прыгнул в седло. На очередном перекрестке оказалось, что старая дорога дальше еще и лишена асфальта. К этому я был совсем не готов и решил съехать на скоростное шоссе. Но пока ехал к трассе, обнаружил альтернативный вариант — тоже неасфальтированную, зато значительно более пологую дорогу. Еще 40 километров я проехал по ней, а затем еще немного — по автомагистрали. После гор и гравийных дорог ехать по трассе было в удовольствие.
В город Найсна я въехал в 15:40, а в 17:30 солнце уже садится. Я очень устал, но теоретически еще успевал в запланированную точку ночевки и двинулся в путь. В Найсне я не хотел оставаться потому, что в этом городе совсем не было дешевых отелей. До ближайшего подходящего отеля было 32 километра, а я уже проехал больше 100 километров. Сразу за границей Найсны начинался суровый подъем длиной три-четыре километра. День вымотал меня, а подъем добивал. Время близилось к 17:00, я еще успевал до заката доехать до отеля, который мне подходит, но интуиция в моей голове включила сирену.
Я не сразу понял, что происходит, но все мои органы чувств обостренно сигнализировали мозгу о том, что маршрут надо завершать. Я остановился на подъеме. Впереди, где-то в километре от себя, я видел населенный пункт. Справа от меня была большая заправка, но мне на нее было не попасть, так как нас разделяло шесть полос дороги. На обочину мне тоже не съехать — ее просто нет: слева забор и обрыв. Я остановился так, что никуда, кроме как вперед, ехать нельзя. Но вперед меня не пускала интуиция. Я постоял минут пять, пытаясь отследить свои ощущения.
Этого мне хватило, чтобы оценить ситуацию, развернуться и поехать навстречу автомобилям по обочине. Знали бы вы, как я не люблю разворачиваться, как не люблю отступать, тем более по обочине, против шерсти. Зачастую я достигаю цели вопреки здравому смыслу, заплатив за это цену намного выше той, что стоила сама цель. Но в этот раз я все же развернулся и поехал назад, в город Найсна.
Наташа (член моей команды) нашла самый приемлемый вариант ночевки в Найсне, и я отправился туда. Вернулся в город, остановился на перекрестке. Красный свет, слева — тротуар шириной метр, за ним скала, справа остановилась машина. Тут я слышу скрежет сзади, поворачиваю голову и вижу, что на меня летит микроавтобус. Вероятно, он потерял управление и вырулил на обочину, чтобы не врезаться в стоящую машину. Два колеса он закинул на обочину, а два все еще катили по земле. Он несся прямо на меня.
Не знаю, как это произошло, но я успел дернуть велосипед в сторону, а сам всем телом прижался к машине справа. Микроавтобус пролетел мимо меня в сантиметре, зеркало заднего вида даже слегка коснулось моего плеча. Скорость была такая, что его не остановил даже массивный светофор: он снес столб с ним и вылетел на дорогу. Я не успел даже испугаться. Но испугаться успел водитель машины, к которой я прижался. Он несколько секунд с округленными глазами смотрел на меня, а я на него. Это была немая сцена. Потом он пришел в себя, открыл окно, и спросил: «Вы в порядке?» Я улыбнулся и показал большой палец. Он выдохнул и назвал меня счастливчиком.
Мы еще немного постояли, после чего он предложил мне ехать вперед. Я и поехал. В состоянии аффекта я забыл снять и сбитый светофор, и разбитый микроавтобус. Двойка мне как блогеру! Я поехал вперед и вспомнил встречу Воланда с творческой публикой в Москве: «Вы умрете другой смертью». Помните? Уверен, что очень многие, оказавшись тогда на моем месте, погибли бы. Я среагировал моментально и единственно верным способом. Хотя если бы водитель автобуса еще на 15— 20 сантиметров повернул руль, мне все равно было бы не уцелеть.
Но как же удивительна жизнь! Она просто случается, и все в ней случается. Что зависит от нас? Чем мы можем управлять, если даже не знаем, что будет сегодня вечером? Автобус меня не сбил, и я оказался в нужном мне отеле, в гостях у замечательных людей Джона и Тани. К их огромному дому пристроены гостевые домики для сдачи в высокий туристический сезон. Когда они узнали, кто я, откуда и куда еду, то пригласили к себе домой, накормили и напоили. До ночи мы сидели у камина и болтали. Если бы я говорил по-английски, то мы болтали бы до утра.
Утром Таня приготовила вкусный завтрак, а Джон на машине прокатил меня по городу и окрестностям. Наше путешествие закончилось к обеду, мы вернулись домой, и я готов был уже выезжать, но Джон попросил подождать, когда приедет его друг на пикапе. На карте он показал мне район, до которого я вчера вечером не доехал всего километр. «Это очень опасный район, — сказал Джон. — Он расположен на вершине холма, и ты не сможешь ехать там быстро. Сегодня суббота, а с вечера пятницы черные, населяющие этот район, начинают пить алкоголь и становятся совсем неадекватными».
Я сказал, что вчера остановился прямо на краю этого района. Джон назвал меня счастливчиком, велел и дальше прислушивался к своей интуиции. Через час приехал пикап, мы погрузили мой велосипед в кузов, и друг Джона провез меня через опасный район. Я увидел его только в окно. Могли ли меня здесь ограбить или убить? В предыдущем подобном районе я продержался меньше минуты. Мне хотелось погостить у Джона и Тани, они очень классные люди, но я чувствовал, что впереди меня ждут приключения и что нельзя заставлять их ждать.
Я стартовал в 13:00 и решил на этот раз проехать всего 30 километров, как раз до того отеля, в котором хотел ночевать накануне. Предыдущим вечером провел прямой эфир. Все никак не могу привыкнуть, что мои прямые эфиры смотрит по 100 тысяч человек! Эфир провел на улице, так как в комнате не хватало мощности Wi-Fi. Из-за совокупности всех событий, учитывая прошлую холодную ночь и вечерний уличный стрим, я заболел. Эти 30 километров дались мне труднее, чем вчерашние 100.
Отель должен был быть на въезде в город. Но каково было мое удивление, когда я свернул с основной дороги и вновь попал на бездорожье. Какой отель может находиться вне дороги? Кто туда поедет? Поехал я. Через пять километров бездорожья я подъехал к огромной вилле, которая стояла на обрыве над озером. Красота нереальная! Я зашел в отель с целью забронировать номер, начал на своем хромом английском пояснять, что мне нужна комната на одну ночь, а в ответ получил на чистом русском языке: «Привет, друг, будет тебе номер в лучшем виде».
За стойкой администратора сидел удивительный парень по имени Брайс, американец и лингвист. Он говорил на русском, английском, испанском, итальянском, немного на немецком. Мы разговорились. Он рассказал мне, что из США приехал в Мозамбик изучать изменения климата. Исследование уже закончено, а сейчас он занимается анализом данных для завершения работы. Анализировать он может в любой точке планеты, поэтому решил поехать в ЮАР. В отеле он волонтер. Живет бесплатно, его кормят, а взамен он помогает с администрированием.
Но сейчас низкий сезон, и на весь отель я один. А до Мозамбика Брайс проехал всю Южную Америку на автобусах, провел там восемь месяцев. А еще в прошлом году пять месяцев провел в России, в Иркутске, где тоже изучал климат. В Брайсе я нашел родственную душу — такого же бродягу. Нам было интересно говорить. Но из-за болезни я был слаб, поэтому спать пошел пораньше, решив, что завтра никуда не поеду и проведу еще один день здесь с Брайсом. Так и сделал. Это место — одно из самых красивых, что я видел в ЮАР, хотя на самом деле я так говорю про все места, где побывал в этой стране. Просто нереально красивая страна! Рай.
Я провел в этом райском месте еще один день и ночь. И вновь отправился в путь. Следующая моя ночевка была через 60 километров. В этот раз я оказался в притоне хиппи. На самом деле очень милое место, хотя фотографии и не передают атмосферность. Совсем не мой формат, да и народу здесь было много, но у меня остались о нем очень хорошие воспоминания. # Последний бой Впереди был крайний ездовой день. Мне надо было проехать 110 километров до города Джеффрис-Бей — столицы серферов ЮАР. Здесь проводится чемпионаты страны и мира по серфингу. Весь прошлый день шел дождь. Просто как из ведра. Утром я решил смазать цепь, что-то там нарушил, и когда тронулся — цепь слетела. Я дилетант и ничего не смыслю в велосипедах. Цепь уже, бывало, слетала, но я всегда легко ее надевал. В этот раз произошло что-то новое — я промучился 30 минут, пока мне не помог случайный прохожий, чернокожий парень. Я попросил его помочь. Он понял заднее колесо, и я смог переключить скорости и нормально установить цепь. Признаюсь, я нервничал и переживал, что из-за такой глупой поломки могу задержаться в пути, но все обошлось.
Только я тронулся, вновь начался дождь, но пока я еду, он мне не страшен. В утиль также можно списать мою одежду против дождя. Видимо, она поизносилась или залежалась, ведь с самой Европы я ее не надевал. Сейчас надел, но она вообще никак не помогала — я был весь мокрый. 110 километров — немалый путь. Я подумал, что по дороге смогу остановиться на заправке и купить что-нибудь поесть, ведь ЮАР — развитая страна. Как же жестоко я ошибался!
Вот пройдено 30 километров, но заправок все нет. 50 километров — по-прежнему ничего. 70 километров — из-за голода я уже чувствую слабость. Вода тоже закончилась на 50-м километре. Мокрый с головы до пяток, но умираю от жажды. Вот ведь чувство юмора у Бога! Плюс ко всему с 70-го километра дорога начала подниматься в гору. Из-за ослабленного состояния ввиду болезни, из-за голода и жажды, из-за постоянных горок этот день показался мне бесконечным.
Но вот она, финишная прямая: спуск с горы, под которой, судя по карте, городок — и заправка. Я влетел на нее быстрее ветра. Заправка оказалась модной, с собственным фастфудом. Я открыл меню и сразу же заказал всю первую страницу. Отбивные из курицы, картошка фри, гамбургер, литр колы, молочный коктейль, снеки. Официантка даже спросила, сколько приборов принести — вероятно, не могла поверить, что я собираюсь съесть все это один. Но я съел! И вы не поверите — не наелся. Заказал второй молочный коктейль.
Я был счастлив. Получив дозу эндорфинов, мой мозг запел, настроение улучшилось. Написал пару веселых статей и отдохнул. До моего отеля оставалось 17 километров. Теперь сытому для меня это ерунда. Прокатился по городку, он оказался очень милым, а мой отель — просто превосходным, и я вновь был в нем один. Вечером я разобрал свой велосипед, упаковал его в сумку для перевозки в такси и самолете.
Завтра мне предстоит оказаться в Дурбане — очень красивом, но одном из самых опасных городов мира. Там меня ждет триатлон Ironman. Готов ли я к железной дистанции? Я много лет не плавал, а тут мне предстоит плыть в океане два километра. А смогу ли я соревноваться на моем деревянном велосипеде с инновационными шоссейными байками? А где буду жить, на что и как? Все эти вопросы мне предстоит решить в ближайшее время. И я сразу расскажу вам об этом на «Ленте.ру».
Комментарии
Другое , Алексей Сергиенко , Lenta.ru , Гвинея , Дакар , Кейптаун , Мавритания , Москва , Нью-Йорк , Санкт-Петербург , Сенегал , Таиланд , ЮАР
Читайте также
В Италии призвали отменить санкции против России
5
Подрядчик установит новый аттракцион около ярославского ТЮЗа
Последние новости
Туск предложил заменить Россию Украиной в G7
Артемий Лебедев вернулся в Россию и объяснил троллинг либералов
«Союз МС-14» с FEDOR не смог пристыковаться к МКС