Ещё

22 июня 1941 года в Киеве: день, который нельзя забывать 

22 июня 1941 года в Киеве: день, который нельзя забывать
Фото: Украина.ру
«Двадцать второго июня ровно в четыре утра бомбили, нам объявили, что началася война» — пел  на мотив «Синего платочка» уже очень скоро после описываемых событий. И это было невероятно трогательная в своем единении вокруг общей большой беды песня. В самом деле, красавец Киев с 1934 года — когда столица Советской была перенесена из  — фактически родился заново в очередной раз. Правительственные здания, дворцы культуры, жилые кварталы со школами и детскими садами выросли, как в сказке. И вдруг, по всей этой красоте — бомбами! Весь советский народ был шокирован. На момент начала Великой Отечественно войны, театр военных действий которой располагался на европейской части Союза ССР, в Киеве проживало около 850 тысяч человек (перепись 1939 года). После освобождения в 1943 году — 180 тысяч человек. Кроме тех, кто ушел на фронт и был эвакуирован в глубокий тыл, за годы оккупации погибли десятки и сотни тысяч киевлян. Казалось бы, в таком городе память о трагедии должна быть вечной. Но нынешняя власть помнит только о своих насущных потребностях, в связи с чем на легендарных днепровских склонах начато строительство второй — и не последней — очереди мемориала Голодомора, стоимость которой (включая VIP-кафе и прочие неподобающие месту локации) вдруг возросла с 800 млн гривен до полутора миллиардов.
А в непосредственной близости от этого «праздника на костях» — Музей, который ранее назывался Великой отечественной войны, а сейчас — истории Украины во Второй мировой войне. Дрейф национальной истории из, так называемого, «русского мира» к так понимаемым «западным ценностям» начался не сегодня. Но именно сегодня тот день, когда особо стоит обратить внимание на этот замечательный во всех смыслах, музей.
Во-первых, его доминантой является монумент Родине-матери. Кто бы в последнее время не посягал на его демонтаж — стоит геройски, как было завещано. Правды ради надо сказать, что поздне-советские киевляне его не любили, обзывали «бабой» и считали, что монумент портит вид на Киево-Печерскую лавру с левого берега, если ехать по «советами» же построенному мосту Метро в поездах советского же производства на работу в советские учреждения правого берега — вузы, библиотеки, министерства, музеи и, чего скромничать, многочисленные ранее конструкторские бюро, на заводы и фабрики. Сейчас монумент пытаются приукрасить-приспособить под нужды поп-арта без особого сопротивления киевской общественности — да и сколько сейчас тех коренных киевлян в том Киеве?.. Поэтому фотокомпозиция сложилась сама собой — монумент сейчас один на дуэли со временем.
Во-вторых, скульптурная группа на прилегающей площади, по-прежнему, нацелена по-боевому. По крайней мере, рывок в сторону танка в национальных цветах не оставляет сомнения в том, что предки, мягко говоря, недовольны.
В-третьих, на площадке боевой техники — как у великого поэта: «Смешались в кучу кони, люди, и залпы тысячи орудий слились в протяжный вой…». Потому что тут и машины прошлого, и настоящего, и воевавшие с немецко-гитлеровскими армадами, и с ополченцами Донбасса, но все равно, преимущественно, советских образцов — других в армии Украины не наблюдается.
В четвертых, в центральном холле Музея — экспозиция про участников АТО на Донбассе. То есть, не то что к Великой отечественной, но даже ко Второй мировой эта выставка с иконами на снарядных ящиках (!) никаким боком. Однако, беззастенчиво утянутое у прошлого «все для фронта, все для победы» работает на новый лад. Вспомнилось, как на патриотических постерах недавно встречался лозунг: «Есть такая профессия — родину защищать!», что зрителям фильма «Офицеры» знакомо с детства, а вот для новобранцев нынешней украинской гражданской войны выглядит свежо и креативно.
В-пятых, можно сменить вывеску, можно перекрасить стены, переписать таблички, но суть музея, как оказалось, выхолостить пока не удается. В экспозиции встречаются такие экспонаты — да что встречаются, если они повсеместно! — что сомнений никаких не остается: это была Великая война, это был Подвиг великого народа, цена за Победу заплачена Огромная, потому и память должна быть Вечная.
Смотрите сами: гильотина из Вроцлавской тюрьмы и костедробилка для изготовления удобрения из Яновского концлагеря подо Львовом…
А вот сцена перехода из бесстрашия — в вечность.
А вот личные вещи одного из участников таких сражений — как видно, «георгиевская лента» была в почете и в те времена, и демонстрируется сейчас в Музее истории Украины во Второй мировой войне несмотря ни на что!
Много в экспозиции и личных вещей и наград прославленных советских военачальников — этнических украинцев, среди которых признанные и нашими союзниками Сидор Ковпак и Филипп Жмаченко.
Интересно то, что не только высокие военные чины были удостоены аналогичных наград, но и много героев пониже рангом — об этом свидетельствует список 182-х отмеченных британскими орденами и медалями.
А вот очень трогательный привет и сочувствие от женщин Бирмингема — женщинам Киева, переданный через супругу посла Советского Союза в Лондоне Ивана Майского.
Наконец, очень знаменательный документ — о вручении городу-герою Киеву медали «Золотая звезда», датированный 08 мая 1965 года, то есть накануне празднования 20-летия Великой Победы.
Конечно, самым ярким свидетельством того, что никто не забыт, и ничто не забыто в этом музее, является инсталляция со Знаменем Победы.
На этом краткий обзор экспозиции можно было бы и закруглить, если бы не еще пару документов — скромных по виду, но не менее величественных содержанием: подтверждение того, что настоящая церковь всегда со своим народом — и во дни празднеств, и во дни тягот и лишений.
А в завершение темы, которую никому и никогда полностью не завершить — стихотворение, отмеченное недавно Союзом писателей России медалью в честь 125-летия со дня рождения Владимира Маяковского. Автор — выпускник Донецкого политехнического института, который живет, работает и творит в Германии (что примечательно!) Вячеслав Сафронов:
Выпускной сорок первого года. На натертом до блеска паркете Под негромкие звуки фокстрота Танцевали вчера еще дети. У июня особенный запах. Васильками настояно лето. Непривычно серьезные папы В гимнастерках защитного цвета. Репродуктор. Немые вопросы. Белый пух с тополей, как снежинки, Золотистые мамины косы Покрывает седой паутинкой. на помятой картонке, Алый кант на зеленой петличке. Двадцать первого — просто сестренки, А сегодня уже медсестрички. Марш славянки, короткие стрижки. Уходили от мам в воскресенье Повзрослевшие за день мальчишки Двадцать третьего года рожденья. У июня другие рассветы. Не назначены новые встречи. Календарь сорок первого лета Перекрестием черным отмечен. Школьный зал, аттестат, выпускницы В белых платьицах модного кроя. Летний день, довоенные лица. Воскресенье. Двадцать второе.
Я больше не могу: звезда Playboy идет в президенты страны
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров