Ещё

Слабые итоги. Почему на Дальнем Востоке так и не произошло экономического чуда 

Слабые итоги. Почему на Дальнем Востоке так и не произошло экономического чуда
Фото: РИА "ФедералПресс"
ТОСЭР: от глупостей к делу
О проектах, которые еще в середине «десятых» начали реализовывать в Приморье, наверное, слышали все, и не только на Дальнем Востоке. Самым крупным начинанием стало создание ТОРов (или ТОСЭР) — территорий опережающего развития. На Дальнем Востоке их насчитывается уже 18 штук, а на днях создали еще один, в . Смысл проекта довольно прост: создается некая территория с инфраструктурой и льготным экономическим режимом. По задумке в ТОР сразу же набегает толпа бизнесменов, которые начинают активно развивать экономику. Однако на практике получилось немного иначе.
«Сама по себе идея ТОСЭР была довольно глупой, будем честными. Мол, мы выделим бизнесу какой-то участок земли, и он там будет развиваться. Подходят ли эти участки для развития бизнеса или нет, никто не думал. При этом изначально предполагалось, что рядом друг с другом будут располагаться однотипные производства — то есть по сути конкуренты. Этим мало кого можно привлечь», — рассказал редакции «ФедералПресс» экономист Максим Кривелевич.
Так что неудивительно, что проекту ТОСЭР многие прочили скорый конец. Однако этого не произошло: спустя несколько лет ситуацию с ТОРами наконец начали исправлять. К проекту допустили экономистов и специалистов, которые смогли исправить многие недочеты. Благодаря этому территории опережающего развития худо-бедно заработали.
«Эффект от запуска территорий опережающего развития можно видеть уже сейчас. Для примера: в  благодаря Михайловскому и Надеждинскому ТОРам стало развиваться сельское хозяйство. Каждый день на прилавках магазинов появляется все больше местной продукции. Да, процесс оказался небыстрым, но тем не менее. Другое дело, что мы пока не знаем, к чему мы вообще пришли за эти пять лет. Экономические итоги все еще никто не подвел», — рассказал «ФедералПресс» доктор экономических наук .
Впрочем, здесь не стоит быть слишком оптимистичными. Подавляющее число предприятий, которые смогли «взлететь» в ТОРах, — либо ресурсодобывающие, либо очень крупные. Одним из наиболее успешных резидентов является верфь «Звезда». Но дело в том, что этот проект в любом случае реализовали бы в лучшем виде: в конце концов, его контролирует сам президент. Реальный эффект от создания территорий опережающего развития пока не очень понятен.
Свободный порт: пробуксовка на старте
Еще одним крупным проектом стал свободный порт . Для его резидентов также создали комфортный льготный режим — а также облегчили вхождение в регион иностранным компаниям. Власти обещали чуть ли не взрывной экономический рост после запуска режима порто-франко. В реальности все получилось несколько иначе — как и в случае с ТОРами. Обещанного инвестиционного бума так и не произошло. Эксперты считают, что во многом это связано с неудачным запуском проекта. Например, к 2017 году режимом порто-франко смогли воспользоваться лишь два десятка резидентов — спустя два года после создания свободного порта! Причина проста: долгое время механизмы работы льготного режима попросту отсутствовали.
Между тем после долгой раскачки проект наконец заработал. Сейчас в свободном порту насчитывается порядка 1300 резидентов. Понятно, что часть из них так и не запустят свой бизнес, часть разорятся, — это нормальные процессы. Гораздо важнее, что там уже успешно работает порядка сотни крупных компаний.
«Свободный порт стал на удивление успешным проектом. Никто этого на самом деле не ожидал: слишком часто у нас подобные инициативы проваливались. Но в этом случае государство сделало то, чего от него ждали. Бизнесу дали льготы и сказали: главное, работайте, а мы не будем вам мешать. На сегодняшний день этот подход оказался наиболее действенным», — считает Максим Кривелевич.
Но, опять же, из-за проблем на начальном этапе никакого резкого экономического скачка так и не произошло. Процессы идут медленно, с проволочками. С другой стороны, именно льготные режимы позволяют удерживать экономику ДФО от окончательного скатывания в пропасть. Так что несомненная польза от них все-таки есть.
Гектар не нужен и даром
Самой провальной инициативой по развитию Дальнего Востока оказалась затея с выдачей бесплатного гектара. Один из наиболее распиаренных проектов Минвостокразвития на деле завершился пшиком. Безусловно, получателей «дальневосточного гектара» уже довольно много — если говорить о количестве. Но качество все-таки важнее. Заявленные цели — приток населения в регион, рост благосостояния людей, улучшение экономики — так и не достигнуты. Успешные примеры освоения гектара есть, но это, скорее, единичные случаи. Какого-то серьезного влияния на экономику ДФО программа не оказала.
Причины достаточно очевидны. Во-первых, на получаемом гектаре нужно работать — а значит, распрощаться с прошлой жизнью и бросить все силы на освоение земли. На это готовы немногие. Во-вторых, продать или сдать третьим лицам бесплатный участок нельзя. Это существенно понижает привлекательность этой земли. Кроме того, многие участки не имеют даже минимальной инфраструктуры. Это значительно усложняет процесс освоения гектара, а иногда делает его совсем нереальным.
Как рассказала доцент ДВО РАН Светлана Мищук, специалисты предвидели все это еще на стадии подготовки программы.
«Откровенно говоря, программа по выдаче гектара — это не экономическое, а политическое решение. Это такой красивый жест. Было много слов о том, что теперь-то Дальний Восток заживет, люди сюда потянутся. Давали какую-то надежду, что ли. Но это один из тех случаев, когда все понимают: реальный эффект будет ниже, чем заявляется», — рассказала она.
Некоторые экономисты считают, что во многом здесь виновата банальная экономическая близорукость. Александр Латкин считает, что чиновники просто решили сделать все наобум — авось получится. Перед запуском программы по выдаче гектара они почти не советовались с экспертами и местными жителями. Результат оказался неутешительным.
Системный кризис
Несмотря на все, экономическая ситуация на Дальнем Востоке сейчас далека от идеальной. Положительная динамика по многим показателям есть, но довольно незначительная. Отток населения так и не прекратился. Показательным является то, что с начала этого года ДФО постоянно занимает верхние строчки во всевозможных антирейтингах — то по бедности, то по криминализованности.
«В регионе сейчас системный кризис. Прежде всего он связан с нехваткой денег. Те проекты, которые у нас пытались запустить — ТОР, свободные порты, — они ведь не дали ожидаемого результата. Сначала там не было нормальной законодательной базы, потом возникли проблемы с запусками проектов. Откровенно говоря, серьезно развить Дальний Восток пока не получилось», — считает политолог Илдус Ярулин.
Средства ДФО, конечно, выделяются. Так, по данным Минвостокразвития, до 2025 года округ получит 690 миллиардов рублей. Но почти все они идут на какие-то большие проекты, например, строительство моста через реку Лена в Якутии. Регионы же страдают от нехватки денег в основных сферах — медицина, образование, спорт.
Не стоит забывать и то, что многие крупные проекты приходится откладывать по тем или иным причинам. В качестве примера можно привести мост через Амур в Китай, открытие которого несколько раз переносили. Его обещали окончательно запустить этим летом, но сроки в очередной раз сдвинули — на 2020 год. Неудивительно, что на этом фоне появляется все больше критиков программ по развитию региона.
«Объективно все последние попытки развить Дальний Восток оказались не очень удачными. Если посмотреть, то с запуском льготных экономических режимов в ДФО не стало значительно больше предприятий и коммерческих фирм. Их число по всей стране сейчас сокращается. Льготное налогообложение приводит к сокращению налоговых поступлений в бюджеты регионов, а там и так часто не хватает денег», — считает экономист .
Справедливости ради стоит сказать, что причины нынешнего положения дел кроются не только в ошибочных стратегиях развития ДФО. Дальний Восток слишком долго являлся упадочным регионом: люди уезжали отсюда 25 лет подряд, и затормозить этот процесс не так-то просто. То же самое с экономикой: серьезно вкладываться в регион начали относительно недавно. Ждать мощного эффекта от свободного порта и ТОРов всего за несколько лет — значит, быть законченным оптимистом. Обещания мгновенного роста инвестиций и прочих золотых гор — это чистой воды политика. Эксперты призывают смотреть на вещи более реалистично. Для того чтобы существующие проекты повлияли на экономику Дальнего Востока, требуется не год и не два.
При этом, как отмечают наблюдатели, будущее Дальнего Востока решается уже сейчас. На очередном Восточном экономическом форуме Минвостокразвития собирается представить новую нацпрограмму по развитию региона. Если она окажется продуманной и реалистичной, можно будет рассуждать о каких-то экономических перспективах в ДФО.
«От качества этой программы зависит и дальнейшая судьба Минвостокразвития. Это, наверное, стимул сделать ее действительно продуманной. Не секрет, что все попытки министерства создать позитивный имидж Дальнего Востока сейчас скорее злят людей. Причина проста: они не имеют отношения к реальному положению дел. Хватает недоработок, которые нужно исправлять», — поделился с «ФедералПресс» политолог .
YouTube покоряет малобюджетная версия фильма о Гарри Поттере
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео