Ещё

«Яндекс — российская Кремниевая долина»: Аркадий Волож о самой перспективной области в IT и новой магии 

«В Тель-Авиве нелегко водить машину». Израильские таксисты, у которых большой опыт вождения в крупнейших городах мира, включая и Лондон, говорят об этом в один голос.
Велосипеды, мотоциклы и электросамокаты беспорядочно мчатся по шоссе. А еще в городе сейчас строятся метро и монорельсовая дорога. Хаос на улицах в Тель-Авиве и в утренние, и в вечерние часы пик, и в обед.
Мало кто знает, что в этом городе ездит автономный автомобиль. Владелец этой машины — российский IT-гигант , крупнейший поисковик на российском рынке, основанный в 1997 году и известный как российская версия .
Сейчас это единственная компания, получившая разрешение на участие в экспериментальной программе автономного вождения на дорогах и шоссе Тель-Авива. Авто «Яндекса» днем и ночью следует определенным маршрутом. Toyota Prius оборудована сенсором LiDAR от Velodyne, а на водительском месте сидит шофер. Эту машину легко перепутать с автомобилями Google Map Street Views. Но на ее корпусе написано «беспилотный автомобиль Яндекса».
55-летний , сооснователь и генеральный директор компании, спокойно и уверенно улыбается. Одетый в белую футболку «Яндекса» и джинсы, он шутит, что, хотя «Яндекс» основан раньше, чем Google, он все еще известен как «российский Google». Волож с энтузиазмом рассказал о своей философии, разработке беспилотной машины и процессе обучения.
Крупнейший российский поисковик, известный как «российский Google», недавно начал проникать в другие отрасли.
Я бы скорее назвал «Яндекс» . Мы активно участвуем во всем. Мы создаем в  экосистему, работающую на онлайн— и оффлайн-рынках. С точки зрения свободной конкуренции это интересные рынки, и некоторые местные игроки обогнали международные компании. Мы в их числе, и наше оружие — технология. С самого начала нашего бизнеса мы полагались на машинное обучение, которое использовалось для поиска, составления рекомендаций, разработки технологий трансформации поведения и компьютерного зрения.
Когда вы разработали такую технологию, создавать новые продукты и сервисы уже легче. Так появились «Яндекс. Такси», Yango, «Яндекс. Музыка» и «Яндекс. Дзен».
А разработка беспилотного автомобиля, который сейчас тестируется в Тель-Авиве, началась в 2016 году, причем демонстрационные эксперименты состоялись уже в декабре 2017 года.
Вот что я сейчас думаю о беспилотном автомобиле: в нем слишком много продвинутых технологий. Немногие компании, как мы, проводят демонстрационные эксперименты на дорогах в таких странах, как Россия, и . Компьютерное зрение, машинное обучение и приложения с картами. Благодаря нашей технологии нам удалось создать прототипы, которые смогли так быстро выйти на дороги, используя также продукты других компаний.
Я ничего не делал с нуля. Инфраструктура существовала с самого начала. Мы всего лишь выбрали разработчиков в каждом отделе, дали им новые обязанности и скомбинировали уже существовавшие продукты. Конечно, у нас было много дел, но работу удалось завершить почти за два года. Думаю, мы сэкономили от пяти до десяти лет.
Есть перспективы коммерциализации в будущем?
Мы уже готовы. Объем производства уже увеличен, и на дорогах в этом году появится более сотни автомобилей. Это отлаженный процесс. В любом случае у приложения «Яндекс. Такси» самое большое число пользователей в регионе. А что, если бы нам удалось сделать автономными все эти машины? Это огромный потенциал для бизнеса. Поэтому мы разрабатываем машины с автоуправлением. Во-вторых, мы надеемся продавать технологию для создания беспилотных машин другим автопроизводителям при участии наших партнеров, например Hyundai Mobis в Южной Корее. Было бы неплохо начать сотрудничать с японскими автопроизводителями, лучшими в мире. По крайней мере, я на это надеюсь.
Не все, но многие IT-компании держат свои разработки в тайне, а «Яндекс» рассказывает о беспилотных машинах и сотрудничает с другими компаниями. В этом есть особая философия?
Я думаю, что IT-компании, которые фокусируются на больших данных и машинном обучении, достаточно открыты. Дело в том, что машинное обучение само по себе — это наука, основанная на академических исследованиях и статьях. Каждый день публикуются статьи о каком-то новом подходе, и инженеры могут использовать эти идеи в своих продуктах. Машинное обучение — это все еще открытая сфера, об этом говорят люди из разных компаний. Возможно, они более открыты к общению, чем в других отраслях. На крупнейших конференциях по машинному обучению (как NIPS) образовательные учреждения, а также люди из Google, , , , «Яндекса» и  активно обмениваются мнениями.
Есть что-то общее у компаний, занимающихся машинным обучением?
Я думаю, что IT-компании считают склонными к секретности из-за застенчивости инженеров. Многие инженеры — интроверты и довольно застенчивы. Они не хотят устраивать шумиху из-за того, что еще не сделано. Так и с «Яндексом». Когда нас спрашивают о будущих проектах, мы всегда говорим: «Мы боимся сглазить будущий продукт и не говорим о нем».
Мы всегда проводим повторные эксперименты. Успешный продукт «Яндекса» — это один удачный эксперимент из десяти, а другие девять сходят с дистанции. Вот почему мы не могли бы добиваться успеха, если бы объявляли о новых продуктах заранее.
Как вы определяете «Яндекс»?
Это компания, которая руководствуется технологиями. Мы разрабатываем потребительские продукты на основе продвинутых технологий. Мы придаем новейшим технологиям продуктовую форму.
Технология — это точка отсчета?
Все начинается с технологии. То, что сегодня кажется чудом, на самом деле только технология, просто люди не знают о том, как она устроена. Будь то машинный перевод или автоматизированная операция — это всего лишь математическая теория и работа инженеров. Вот так создается современная магия.
«Яндекс» широко известен в IT-отрасли и в России, но о нем мало слышно в Японии и других странах. Почему вы сейчас входите на рынок сервисов поиска такси и беспилотных автомобилей?
Мы пытаемся расширять рынки присутствия с помощью технологий, подходящих для каждого региона. Здесь важно то, что мы в России создали целую экосистему из различных продуктов. Это очень помогает. Слишком затратно входить на рынок, где уже есть много ведущих компаний. Поэтому онлайн— и оффлайн-продукты, которые мы запустили в России, очень помогают в запуске продуктов на новых рынках. Это проще и быстрее. Вот почему мы склонны фокусироваться на нашем ключевом бизнесе — на российском рынке.
Некоторые из технологий, которые мы разработали, имеют огромный потенциал. Мы верим, что они могут быть полезны для глобальных компаний из-за своего превосходства и уникальности. Ценность «Яндекса» доказана на российском рынке. Но наша главная цель состоит в том, чтобы выстроить глобальный российский IT-бренд. Как Япония сейчас известна во всем мире автомобилями, а Франция — винами, так и Россия, я надеюсь, станет источником продуктов на основе продвинутых технологий, которые можно будет использовать по всему миру.
Как генеральный директор над какими областями вы хотите работать в среднесрочной и долгосрочной перспективе?
Беспилотные автомобили кажутся мне самой многообещающей областью. Конечно, завтра ситуация может измениться. Никто не знает, когда и какие технологии войдут в игру (смеется). Я уверен, что сейчас это беспилотные автомобили.
Еще одна область — образование. С 2007 года действует Школа анализа данных «Яндекс», бесплатный онлайн-курс, который позволяет изучить теорию машинного обучения на продвинутом уровне. А с 2018 года такая школа действует в Тель-Авиве.
Я думаю, мы можем на глобальном уровне применять стандарты математического образования, по которым учатся российские дети. Чтобы обучать хороших инженеров и программистов, нужно огромное множество людей с отличным математическим образованием. Разумеется, некоторые образовательные методы нужно менять в зависимости от стран. Взять даже сложение: в одной стране говорят про яблоки, в другой — про бананы (смеется). Россия произвела множество талантливых математиков. Внедряя российскую систему в других странах, можно найти новые математические таланты. Тогда появится еще один глобальный российский сервис.
Но я ничего не стану вам обещать (смеется). Это просто возможность.
Перевод Натальи Балабанцевой
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео