Ещё

«Власть не чувствует, где может рвануть». В Екатеринбурге зреет протест против реконструкции популярного парка 

Фото: РИА "ФедералПресс"
«Письмо шестидесяти»
Зеленая Роща стала одним из главных городских парков еще двести лет назад, когда она была садом Ново-Тихвинского монастыря. Часть территории тогда занимало монастырское кладбище, которое снесли после революции. Здесь планировалось устроить зоопарк, но проект так и не был реализован. Зато за рощей ухаживали студенты УПИ, а впоследствии — юннаты. Сейчас она является одним из самых популярных мест отдыха у екатеринбуржцев, а также транзитной зоной для пешеходов и велосипедистов, направляющихся в центр из юго-западной части города и обратно.
В прошлом году власти объявили победителем конкурса на проект благоустройства парка бюро «Архитек». Оно же проектировало реконструкцию другого известного места досуга — сквера за оперным театром. То, как «Архитек» видит будущее Зеленой Рощи, вызвало недоумение архитекторов. Весной на сайте движения «Живые улицы» был опубликован список замечаний к проекту, который подписали шестьдесят специалистов в сфере архитектуры и ландшафтного дизайна.
Наибольший резонанс вызвало предложение вырубить часть деревьев. Некоторые из них действительно больны, но другие вырубаются только ради создания входных площадок, множества детских площадок, а также геометрически правильных дорожек. Авторы замечаний считают, что без входных площадок можно обойтись, а для детей переобустроить существующую площадку, заменив дешевое оборудование на дорогое европейское. Вдобавок деревья пострадают из-за протягивания подземного кабеля к запланированным светящимся стелам с надписью «Зеленая Роща», а трава будет вытоптана из-за неудобного для пешеходов соединения дорожек, считают архитекторы. Они отмечают, что проект не решает действительно существующих в парке проблем — в первую очередь, не предусматривает систему отвода воды, периодически заливающей низину.
«Такой проект можно перенести куда угодно»
В целом претензии сводятся к тому, что проект вообще не учитывает особенности парка: фактически его можно приспосабливать к любой зеленой зоне, на проектирование которой проводится тендер. «Проект выполнен без привязки к конкретной ситуации. Когда в проекте есть четкая геометрия — ровные круглые площадки, ровные переходы, — это значит игнорирование ситуации, лес так не растет. Когда люди пытаются приспособиться к существующим растениям, проект так не выглядит. Так выглядят абстрактные проекты. Это не будет красиво, это будет неестественно. Такой проект можно перенести и в Шарташский лесопарк, и куда угодно», — заявил корреспонденту «ФедералПресс» бывший член градостроительного совета Владимир Каганович.
Бывший главный архитектор города Михаил Вяткин называет рисунок дорожек примитивным. Он согласен, что проект не учитывает сложившуюся композицию парка. «Если в сквере у оперного театра можно применять геометрические фигуры, схемы, то в Зеленой Роще это совершенно неуместно. Тут нужно больше внимания уделять природе, а не геометрическим фигурам и спортивным площадкам», — говорит он.
«Если дорожка натоптана, значит, людям удобно»
Чтобы в полной мере учитывать нынешнее состояние парка, нужно провести масштабные исследования, уверен кандидат географических наук, эколог Дмитрий Андреев. «Если есть такой конфликтный момент, то экспертиза должна быть инструментальной — с использованием оборудования, которое подтвердит наличие в деревьях гнили, ее процент, ее распространение, определит, насколько дерево опасно», — советует он. Кроме того, необходимо исследовать состояние почвы. Для отвода лишней влаги можно использовать не только ливневую канализацию, но и современные биофильтры, отмечает ученый.
Защитники проекта уверяют, что в итоге деревьев будет высажено больше, чем вырублено, но скептики опасаются, что Зеленой Роще посадки не помогут. Некоторые из предусмотренных проектов декоративных видов не только не соответствуют естественной атмосфере парка, но и плохо приживаются на Урале, требуя постоянных расходов на содержание. «Должны преобладать местные виды, но почему-то в таких проектах делают упор на декоративные породы, за которыми нужен больший уход, и в итоге они не выживают. Бывает, что сделают посадки, а через два-три года от них ничего не остается», — делится опытом Андреев.
Что касается проектирования дорожек, то, по мнению специалистов, здесь особых исследований проводить как раз не нужно. Необходимо лишь учесть расположение существующих деревьев и дорожек. «Если дорожка натоптана, значит, людям удобно. Почему английский парк всегда хорош, а французский, как правило, нет? Английский парк очень четко приспосабливается к ситуации: там давали людям протоптать дорожки, а потом их мостили», — объясняет Владимир Каганович.
Отметим, что свои претензии к проекту имеют православные общественники, которые добиваются исследований на месте бывшего монастырского кладбища. «По закону сначала должно быть проведено археологическое обследование, установлены границы захоронений, а уж потом только, в зависимости от того, что покажет это обследование, можно делать какие-то проекты. Лично мне все равно, каким будет проект с точки зрения благоустройства. Но нельзя разрушать старинный некрополь, это требование закона», — заявила корреспонденту «ФедералПресс» блогер Ирина Педаш.
«Подрядчик не специализируется на работе с деревьями»
Дополнительные вопросы вызвал тендер на само проведение благоустройства. В первый раз он был признан несостоявшимся, так как ни одна заявка не удовлетворила организаторов. Во второй раз московская компания «Лима» обжаловала условия закупки в УФАС, так как в них не было требований к опыту работ в сфере благоустройства. Антимонопольщики не нашли нарушений, и тендер выиграла входящая в структуру УГМК компания «Свердловскавтодор», доселе занимавшаяся строительством и ремонтом дорог. Она сбила цену работ со 161 миллиона рублей до 130 миллионов.
Урбанист Владимир Злоказов обратил внимание на то, что другой проект «Архитека» — реконструкцию сквера за оперным театром — также реализует неопытный подрядчик, к работе которого накопилось множество вопросов. «Возможна такая же ситуация, так как подрядчик не специализируется на работе с деревьями. Есть такая проблема, что у нас во время благоустроительных работ не защищают стволы деревьев. В результате страдают даже те деревья, которые не сносят. Если кору повредить, то дереву очень плохо, оно может погибнуть», — сказал он корреспонденту «ФедералПресс».
«Накопленная обида»
Глава города Александр Высокинский еще в апреле лично посетил парк для обсуждения проекта, но оно свелось к перепалке. У самого градоначальника возникли лишь незначительные замечания: например, он поручил увеличить количество общественных туалетов. По итогам обсуждения он предложил созвать рабочую группу, однако она так и не собралась. «Похоже, что ничего не происходит, вероятно, подрядчики скоро выйдут на объект», — рассказал Злоказов. Сам он провел встречу активистов на детской площадке парка, на которой не исключил проведения митинга.
Рабочая группа будет собрана только после проработки всех вопросов администрацией в качестве финального обсуждения, заявила корреспонденту «ФедералПресс» вице-мэр Екатерина Куземка. «Мы еще раз сверились с УрО РАН, которое вело обследование деревьев, составили полный перечень планируемых к посадке деревьев и кустарников, планируем еще один выезд с главой, чтобы обозначить, где что будет посажено», — рассказала она. Куземка не исключила, что во время реализации проекта возможны некоторые изменения.
Социолог Дмитрий Руденкин считает, что конфликт вокруг Зеленой Рощи вряд ли приведет к таким массовым протестам, как строительство храма на Октябрьской площади. Тем не менее, сейчас ситуация значительно изменилась по сравнению с тем, что происходило двадцать лет назад. «Тогда люди были достаточно равнодушны [к сносам и вырубкам], так как на первом месте были другие проблемы: как заработать, как прожить, как не погибнуть в стычке с бандитами», — объясняет ученый. В последние же годы возник запрос на участие горожан в судьбе значимых объектов — таких, как снесенная телебашня, — и его неудовлетворенность приводит к «накоплению обиды», которая и выливается в массовые акции, полагает он. Теоретически спровоцировать протест, особенно на фоне оставшихся от «борьбы за сквер» эмоций, может и кейс Зеленой Рощи, но это будет выражением той самой «накопленной обиды», прогнозирует Руденкин.
«Власть не чувствует планку, которую можно перейти, и не чувствует места, где может рвануть», — заявил корреспонденту «ФедералПресс» политолог, депутат городской думы Константин Киселев. По его мнению, конфликт вокруг главного городского парка может перерасти в протесты. «Зеленая Роща — тоже знаковое место, в котором гуляют очень многие, и претензии, которые высказывает Злоказов, обоснованы. Я разговаривал со многими разбирающимися людьми, которые говорят, что проект просто ужасен», — объясняет он. Предотвратить протесты можно изменением системы благоустройства, считает Киселев. «Сейчас при слове „благоустройство“ люди впадают в ужас», — констатирует политолог.
Фото: ФедералПресс / Евгений Поторочин
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео