Ещё

Югра избавилась от имиджа самого грязного нефтяного региона 

Фото: Российская Газета
— У нас нет оснований не доверять цифрам коллег. Им, к слову, и «Гринпис» доверяет. Да, на Ханты-Мансийский округ, где добывается почти каждая вторая тонна российской нефти, а совокупная длина трубопроводов компаний ТЭК составляет 112 тысяч километров, прежде всегда показывали пальцем: вот, мол, где угроза акватории наших арктических морей. Было бы непростительно, смирись мы с таким положением. Выстроена четкая программа минимизации негативного техногенного воздействия предприятий отрасли на природу края, последовательной ликвидации многочисленных загрязнений земель. На благое дело ушли сотни миллиардов рублей, и не зря — результаты не могут не радовать, — говорит руководитель региональной службы по контролю и надзору в сфере охраны окружающей среды, объектов животного мира и лесных отношений Сергей Пикунов.
Одно из самых крупных и знаменитых месторождений планеты — Самотлорское — в советские годы разрабатывали торопливо, варварски. Ради немедленного получения максимальной валютной выручки пренебрегали щадящими технологиями добычи, которые со временем позволили бы извлечь из щедрой кладовой намного больше нефти, чем фактически удалось взять. Помимо того, Самотлор стал символом омертвения земель и водоемов, попадающих в зону промыслов: бесконечные разливы углеводородного сырья привели к исчезновению всего живого на многих тысячах гектаров. Однако идущая в течение ряда лет настойчивая реабилитация тяжело травмированных территорий позволяет возвращать их к жизни. По данным окружного управления Росприроднадзора, на конец 2015 года в окрестностях Нижневартовска насчитывалось в общей сложности 1258 гектаров нерекультивированных участков, а к началу нынешнего года площадь таковых сократилась в 2,4 раза.
"Самотлорнефтегазу" совместно с томскими учеными удалось более чем в 50 раз снизить среднюю концентрацию нефтяных компонентов в донных отложениях одного из здешних озер. Не так давно успешный экспериментальный проект признан победителем экологического конкурса неправительственного фонда имени Вернадского. Сами нефтяники называют процесс «рекультивацией исторического наследия». Один из завершающих этапов корреспондент «РГ» наблюдал по дороге на месторождение: три экскаватора-амфибии, которые в топких местах орудуют словно на тверди, ковшами ловко уравнивали плодородный слой на прежде загаженном участке.
Через пяток километров увидел на обочине мобильную биохимическую лабораторию Росгидромета. От нее к середине махонького водоема был протянут шланг. Как выяснилось, производился экспресс-анализ воды для определения содержания вредных веществ. Подозрение на загрязнение нефтью?
Разливы нефти привели к исчезновению всего живого на тысячах гектаров. Идущая в течение ряда лет реабилитация тяжело травмированных территорий позволяет возвращать их к жизни
— Нет, это плановый контрольный объезд. Автолаборатория рассчитана в первую очередь на экстренное выявление превышения ПДК нефтепродуктов с целью скорейшей локализации ЧС. Но, к счастью, еще ни разу не пришлось выезжать по чрезвычайному поводу. Анализ придорожной болотной жидкости показал: нефтепродуктов в ней — 0,02 миллиграмма на кубический дециметр, тогда как предельно допустимая концентрация — 0,05, — поясняет начальник Ханты-Мансийского центра гидрометеорологии и мониторинга окружающей среды Ольга Волковская.
Сами нижневартовцы пьют чистую воду, если судить по второму месту города в рейтинге минприроды за 2015 год. Как показали многочисленные пробы, ее качество и сейчас ничуть не хуже. Взглянув на пробирку с исходной водицей, взятой из реки Вах, весьма мутной, с рыжеватым оттенком, спросил директора муниципального горводоканала Анатолия Бокова: «Основная технологическая задача заключается в очистке от нефтепродуктов?». В ответ услышал: «Вовсе нет — в Вахе их мизер, о чем свидетельствуют результаты ежесуточного лабораторного анализа. А вот железа, как и всюду на Севере, чрезмерно много. С ним и сражаемся».
Дотошный читатель скептически заметит: «Рекультивация — одна сторона медали. Однако порывы изношенных нефтепроводов не прекращаются, загрязняются новые земли». Верно, не прекращаются. Вот только их стало заметно меньше, согласно данным возглавляемой Сергеем Пикуновым службы. Во второй половине прошлого десятилетия фиксировалось ежегодно 4700-5000 аварий и инцидентов на ветках внутрипромысловых сетей. Сейчас же в 1,5-2 раза меньше. Оказывается, все дело — в трубе.
Обыкновенная стальная долго не служит — агрессивная нефтесодержащая жидкость проедает стенки за несколько лет. На смену пришла труба с внутренним антикоррозийным покрытием. К примеру, в Лангепасе на заводе «Ланкор» ежегодно изготовляют для компании «Лукойл» 660 километров труб с двухслойным эпоксидным порошковым материалом. С жидкостью он химически не взаимодействует, «отталкивая» ее, надежно защищает металл. Причем при монтаже износостойкие трубы соединяют без сварки — методом герметичной впрессовки друг в друга, что предотвращает коррозию на стыках. По словам директора предприятия Александра Коробова, за десять лет использования инновационной продукции на территории Западной Сибири не случилось ни одной нефтяной утечки.
Другую технологию применяют на заводе изоляции труб "Сургутнефтегаза", но задача та же — продлить срок безаварийной эксплуатации в несколько раз. Здесь надеются, что каждая труба с внутренним полимерным покрытием, на производство которой уходит 12 часов, прослужит не менее четверти века. Уже свыше половины промысловых трубопроводов компании обновлены. К слову, собственный завод, работающий круглосуточно, обеспечивает 60 процентов потребностей сургутских нефтяников в антикоррозийной продукции.
Стоит также отметить, что две названные компании — российские лидеры и по утилизации попутного нефтяного газа (ПНГ). «Сургутнефтегаз» практически достиг потолка — свыше 99 процентов летучих фракций отправляет на переработку, «Лукойл» — немного меньше. Национальный стандарт утилизации ПНГ, напомню, установлен на уровне 95 процентов. Автономный округ достиг этой планки еще в середине десятилетия. С 2008 года объем сжигаемого в факелах газа сокращен вчетверо. В целом компаниям, базирующимся на территории региона, техническая модернизация объектов по утилизации ПНГ обошлась более чем в 200 миллиардов рублей. Не случайно в федеральном конкурсе «Климат и ответственность» Югра была признана лучшим регионом в сфере снижения выбросов парниковых газов.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео