Ещё

«Никого больше не удалось спасти…» В Сургут пришел отловщик-живодер? 

Фото: РИА "ФедералПресс"
«Народ не выдержал и пошел в прокуратуру»
На сайте госзакупок история работы предпринимателя прослеживается с 2014 года. Всего за это время им было заключено 104 муниципальных контракта. Интересно, что Алявдин Салимгереев ведет свою деятельность не только в ХМАО, но и в Ставропольском крае.
Первые упоминания о деятельности предпринимателя датируются 2006 годом. На портале «Уралинформбюро» в 2006 году была размещена заметка, что в отношении бывшего госветинспектора Сургутской районной ветеринарной службы Алявдина Салимгереева был вынесен приговор суда. По информации издания, Салимгереев занимался отстрелом собак на территории Сургутского района как индивидуальный предприниматель. Однако лицензия на работу с биологическими отходами у него отсутствовала. Более того, он занимался складированием и захоронением трупов животных вблизи города Лянтор, что также запрещено.
Первыми из зоозащитников забили тревогу неравнодушные жители Мегиона. Историю борьбы с отловщиком «ФедералПресс» рассказала администратор группы «Новый дом» Елена Житникова.
В 2015 году в администрации города досрочно расторгли контракт с предыдущей компанией, занимавшейся отловом собак. И тогда с Салимгереевым был заключен краткосрочный контракт на 5 дней, так как «неосвоенными» остались около 200 тысяч рублей. За этот период было отловлено около 108 голов, сообщила Елена. При этом, добавляет зоозащитница, в городе на тот момент такого количества собак просто не было, да и технические мощности предпринимателя не позволяли отловить такое количество собак в столь короткий срок. Поэтому зоозащитница выразила сомнение в том, была ли проведена работа, за которую предприниматель получил немалую оплату.
Поэтому, когда в 2016 году новый контракт был заключен администрацией с тем же Салимгереевым на сумму 2,3 млн рублей, зоозащитники почувствовали подвох.
Интересно, что по контракту в эту сумму включалось и содержание животных, однако пункт передержки находился в городе Лянтор Сургутского района (274 км от Мегиона) и проверить состояние и условия содержания собак зоозащитники не могли. Собаки стали просто пропадать с улиц. Зоозащитницы взяли адрес, по которому располагался пункт передержки в Лянторе. Но там вольеров не было — только ветклиника и крематорий. Об этом в телефонном разговоре проговорился сотрудник ветклиники, рассказала Елена.
На этом странности работы нового отловщика не закончились — когда зоозащитницы пытались получить информацию о собаках, им сообщали, что в данный день отлов не работал, хотя волонтеры видели машины на улицах города. Девушка предоставила редакции телефонные записи подобных разговоров с предпринимателем.
А однажды автомобиль предпринимателя был остановлен сотрудниками ДПС для проверки. Елена рассказывает, что в нем были обнаружены две мертвые собаки и одна живая, но под действием какого-то препарата. Сотрудниками госавтоинспекции был вызван наряд полиции, представители администрации и госветинспектор города. Девушке удалось сделать только одну фотографию собак в машине — дальше снимать не разрешили.
Елена Житникова написала заявление в ОМВД города Мегиона, заявление приняли, но хода делу не дали. В ответе полиции говорится, что заявление зоозащитницы приобщили к ранее поданному. Этим дело и завершилось.
Несмотря на это, городская зоозащита продолжала борьбу с отловщиком-нарушителем. Волонтеры обратились в администрацию города с коллективным обращением.
«Все без толку было. Так и доработал он этот год. И кроме этих троих никого больше не удалось спасти, как мы не старались», — закончила рассказ волонтер.
Историей успешной борьбы с Салимгереевым поделилась волонтер из Когалыма, которая предпочла не называть свое имя. В их городе контракт с отловщиком заключили в конце прошлого года на сумму 2,1 млн рублей, однако в середине марта благодаря активной позиции зоозащиты контракт расторгли.
Волонтеры сразу после заключения контракта решили проверить историю предпринимателя. Во-первых, как и мегионские коллеги, неравнодушные жители Когалыма выяснили, что на территории пункта передержки условия содержания животных не соблюдаются. Более всего женщина была обеспокоена нахождением пункта отлова в городе Лянтор, который находится от Когалыма на значительном расстоянии. Сомнения вызывала и работа администрации города, которая могла должным образом не проверить условия содержания собак после заключения контракта, поделилась своим мнением зоозащитница.
С января 2019 года зоозащитница внимательно мониторила сайт администрации города, где размещались объявления об отловленных животных. «Каково было мое удивление, когда в начале февраля я нахожу на сайте фото 12 собак и 1 кота. Почти все животные оказались хозяйскими, даже кот», — рассказала девушка.
И тут, рассказала волонтер, начался «бег по кругу»: из администрации их посылали в ветклинику города Лянтора, из нее — в администрацию, и так до бесконечности. В итоге зоозащитники и владельцы животных вынуждены были пойти в прокуратуру.
«Ввиду огромного количества обращений владельцев, чьи собаки пропали и появились на фото отловленных животных, прокуратура начала разбирательство. В результате часть отловленных животных с фото внезапно начала появляться в разных частях города, а часть так и не была найдена. Нет оснований полагать, что они вообще живы», — рассказала девушка.
В итоге контракт с отловщиком расторгли. Сейчас, говорит общественница, ее главной целью является сделать все, чтобы ИП закрыли.
В апреле этого года с Салимгереевым был заключен контракт и в Нефтеюганске на 3,9 млн рублей. Однако на сайте госзакупок появилось уведомление о расторжении этого контракта 6 июня. «В связи с ненадлежащим исполнением обязательств, предусмотренных контрактом, стороной контракта», — говорится в тексте уведомления.
Также на сайте размещена претензия Нефтеюганского ГМКУ коммунального хозяйства «Служба единого заказчика», где перечислены нарушения, найденные учреждением в работе отловшика.
В Сургутском районе администрация вообще расторгла договор до начала исполнения. В конкурсе, как рассказала «ФедералПресс» начальник отдела информационной политики и аналитической работы Любовь Иванцова, победило предприятие, принадлежащее по документам жене Салимгереева. На проверку пункта передержки выехала комиссии от администрации, которая нашла множество нарушений. «Вольеры не соответствовали СанПиН, сооружения были построены наспех», — рассказала Любовь Иванцова.
«Как зоозащитник я не получила ответов на свои вопросы»
В апреле в Сургуте завершился аукцион на выполнение работ по отлову, транспортировке, содержанию, регулированию численности и утилизации безнадзорных и бродячих домашних животных в количестве 99 голов. В тендере приняли участие два претендента — один из них уже известный сургутян Константин Давлетов, который выиграл прошлый тендер и на основании его уже содержит собак на своей территории, а второй — Алявдин Салимгереев.
Контракт с предпринимателем был заключен 16 мая на сумму 3,2 млн рублей. После его заключения 24 мая Дирекция дорожно-транспортного и жилищно-коммунального комплекса и служба ветнадзора провели проверку нового победителя аукциона. Были найдены нарушения, но в администрации принято решение, что контракт расторгаться не будет — бизнесмену дадут возможность устранить недостатки.
В частности, при проведении проверки обнаружилось, что 21 вольер на территории предпринимателя не достроен, три машины не укомплектованы орудиями лова и клетками. В клетках как для карантина вновь поступивших животных, так и для содержания на момент проверки отсутствовали животные, а также инвентарь для уборки клеток. Не были предоставлены запрошенные документы. Но самым странным являлось то, что в пункте передержки не обнаружилось собак, хотя у предпринимателя заключены контракты с Нефтеюганском, Пыть-Яхом и Октябрьским районом.
Вторая проверка прошла 30 мая. В ней приняла участие сургутская зоозащитница Ольга Петренко. Она рассказала «ФедералПресс», что предприниматель основательно подготовился к повторному визиту. Все нарушения, которые были отмечены при первой проверке, были исправлены.
ФОТО ОЛЬГИ
В администрации города «ФедералПресс» подтвердили, что по результатам повторной проверки замечаний не выявлено. Единственное, на что обратила внимание зоозащитница, — неправильно оформленные карточки животных.
«Как зоозащитник я не получила ответов на свои вопросы», — отметила Ольга Петренко.
Еще одно важное обстоятельство, которое отмечает Ольга Петренко, — это нахождение пункта отлова на значительном расстоянии от Сургута в городе Лянтор.
ФОТО ОЛЬГИ
«У зоозащиты не будет возможности контролировать содержание животных, да и как владельцы «потеряшек» будут доезжать до отдаленного города?» — отмечает Ольга Петренко.
Как выяснилось, расстояние, на котором должен находиться пункт передержки в соответствии с контрактом, составляет не более 20 км. Лянтор же находится приблизительно в 90 км от Сургута. Почему данное нарушение не было отмечено комиссией, «ФедералПресс» в администрации города обещали прокомментировать позднее.
«Своими действиями власти плюют волонтерам в лицо»
8 июня у здания администрации прошел согласованный массовый пикет зоозащитников против нового отловщика. На нем было около 40 человек. После пикета в сургутской мэрии провели совещание, на котором выслушали мнение обеих сторон.
Основная претензия зоозащитников, как сообщили в администрации города, — недоверие к Салимгерееву, подозрения в жестоком обращении с животными. Мэрией были предложены совместные выезды с проверкой подрядчика и фиксацией нарушений.
«В случае выявления фактов неисполнения обязательств администрация города может расторгнуть договор», — сообщили в пресс-службе городской мэрии.
«Я не знаю, кто они такие, и у меня нет на них времени»
Алявдин Салимгереев рассказал «ФедералПресс», что обвинения зоозащиты в его адрес необоснованы. Уже более 20 лет у него в собственности находится ветеринарная клиника, которая занимается и хирургией, и вакцинацией, и терапией животных. В том числе предприниматель занимается и деятельностью по отлову.
Салимгереев пригласил корреспондента «ФедералПресс» лично проинспектировать пункт передержки, чтобы убедиться, что никаких нарушений у предприятия нет и все устроено согласно законодательству.
«Интернет — большая доска. Кто-то может нарисовать на ней непристойности, кто-то — призывать к добру и т. д.» — так Салимгереев прокомментировал нападки зоозащиты в свой адрес.
На вопрос корреспондента, почему волонтеры развернули такую активную борьбу с предпринимателем, Салимгереев сказал, что это «жесткая конкуренция». Вероятно, предположил отловщик, у зоозащиты есть свои интересы заниматься подобной деятельностью. Более того, рассказал предприниматель, в Сургуте есть официальные зоозащитники, у которых есть свои вольеры, животные на передержке. Это, по словам Салимгереева, приют «Берегиня», с которым отловщик сотрудничает, даже предоставил дорогостоящее оборудование. Про организаторов пикета Салимгереев рассказал, что даже не знает, что это за организация.
«Я не знаю, кто они такие, и у меня нет на них времени. Скорее всего, это какие-то конкуренты», — отметил Салимгереев.
Фото: ФедералПресс/Полина Петренко, Ольга Петренко, Елена Житникова, личный архив волонтера города Когалым
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео