Ещё

Журналисты «Ленты.ру» выражают поддержку Ивану Голунову 

Фото: Lenta.ru
Задержание журналиста «Медузы» вызывает массу вопросов. Не меньше вопросов вызывает и его домашний арест. Вопросы задают коллеги Ивана, юристы, бывшие полицейские, общественники, врачи, студенты журфака и простые читатели российских СМИ. Дело Голунова — редкий пример единения в обществе. Журналисты «Ленты.ру» выражают поддержку Ивану Голунову.
«Дело Вани Голунова продемонстрировало нам две очень важные вещи. Первая — насколько обычный человек беззащитен перед теми, кто решил заставить его замолчать. Мы и так это знали, просто редко сталкивались с настолько наглыми и вопиющими случаями.
А вот вторая вещь куда важнее. Оказывается, люди готовы единым фронтом выступить против вопиющей несправедливости, забыв про зревшие годами творческие и идеологические разногласия. И тем самым лишить зло его главного оружия — всеобщего безразличия.
Уверен, невиновность Ивана Голунова будет доказана. Но не менее важно, чтобы были найдены и наказаны ответственные за весь этот преступный беспредел. Именно поэтому стоит понимать: мы выиграли битву, но война еще не окончена».
, главный редактор
«Пожалуйста, не замолкайте. Это история не только про журналистику, это история по каждого, кто живет в . Нам нужна свобода слова. Нам нужна правда».
, заместитель главного редактора
«Иногда для счастья и перемен нужно найти в себе смелость и признать ошибку. А потом начать ее исправлять. Большая страна живет по таким же законам. В случае с делом Ивана Голунова, речь идет о грубой системной ошибке. И это самое страшное. В России много людей, которых пытались так посадить и посадили. Их не десять, не сто и не тысяча. Их десятки тысяч. И сейчас важно обратить на это внимание».
, заместитель главного редактора
«В деле Ивана Голунова меня пугают две вещи. То, как  были использованы, чтобы расправиться с неудобным журналистом (к сожалению, сомнений в этом все меньше). И то, как топорно эти органы сработали. Даже не пытаясь создать иллюзию правдоподобия этой истории. По моему мнению, все это (наряду с делами «Сети» и «Нового величия») свидетельствует о том, что люди в погонах все больше убеждаются в своей безнаказанности, и неподотчетности обществу.
Я не знаю, как нам переломить ситуацию и заставить правоохранительные органы заниматься своими прямыми обязанностями — охранять право и закон. Но я точно знаю как усугубить и без того печальную ситуацию — молчать… Давайте же сделаем правильный выбор!»
Роман Уколов, заместитель главного редактора
«Не будь Ивана Голунова, его стоило бы придумать.
Стоило бы придумать хотя бы потому, чтобы показать расслабленной перед телевизором стране, что здесь происходило, происходит и будет происходить, если хранить молчание.
Стоило бы придумать для того, чтобы заставить задуматься. Чтобы объединить. Чтобы прорезался голос, совесть, чувство солидарности и многое другое из того, что казалось давно уже утерянным и забытым.
Но Иван Голунов не придуман. Он реален. И от понимания этого становится страшно, потому что одновременно со всем остальным прорезается и оно — ощущение, что на его месте можешь быть и ты. Да-да, ты, я, вы, задержанные в  и  по точно такому же обвинению черкесский активист Мартин Кочесоко и правозащитник , да, что там — все мы. И эти все будут беззащитны, если сейчас беззащитным окажется Иван. А, значит, свободу Ивану!»
, редактор
«Это * * * * * *. Ваня, держись!»
, руководитель отдела «Экономика»
«В субботу я долго не могла уснуть. До двух часов ночи ждала новости от «Медузы» о том, что Иван дома. Иван дома, но это не значит, что можно остановиться и вздохнуть спокойно. По словам коллег, он даже кофе не пил, и тут ему вменяют 228 статью. И это не просто плевок в лицо российской журналистики, поскольку он улетел гораздо дальше. На сторону Голунова встало не только журналистское сообщество, но люди, не имеющие к этой профессии ровно никакого отношения, и это не просто так. Я очень надеюсь, что Ивана скоро освободят, и он продолжит писать. Надеюсь, материал о похоронном бизнесе будет далеко не последним его материалом, который мы прочитаем. Надеюсь, что все не зря»
Ольга Галковская, отдел «Общество»
«Я выражаю поддержку Ване Голунову, несправедливо обвиненному и находящемуся под домашним арестом. Я боюсь, что могу стать следующей жертвой полицейского произвола. Пока мы кричим про дело нашего коллеги, есть шанс на лучшее».
Антон Кавашкин, отдел «Оперативной информации»
«Преследование Ивана Голунова — это удар по государственной системе. Хороший журналист-расследователь (а Иван один из лучших) выполняет, по сути, полицейскую работу, упрощая жизнь правоохранителям и предоставляя им материал для раскрытия коррупционных схем и наказания виновных. Полиция должна благодарить таких людей, а не преследовать их.
P. S. Когда закон запрещает продавать наркотики, садится в тюрьму должны те, кто их продает. А не те, кто помогает разоблачать преступления, выполняя работу следствия.»
Коллектив отдела «Бывший СССР»
«Давайте признаемся себе честно: мы погрязли в цинизме. Многие из нас (не только журналисты, я говорю о российском обществе в целом) считают, что от наших слов ничего не зависит, да и от действий, по большому счету, тоже. Это не так. И я считаю, что даже если ты не способен что-то сделать, говорить необходимо, причем так, чтобы услышали все. Задержание журналиста «Медузы» Ивана Голунова по бредовым обвинениям в продаже наркотиков и создании нарколаборатории — именно такой случай. Домашний арест, под который отпустили Ивана в субботу — не победа. Возможно, люди, которые ответственны за все это, считают, что мы пошумим пару дней и забудем, а потом с Иваном можно будет делать все, что угодно. Но мы не забудем. И не простим. Потому что следующим может стать каждый из нас — даже не за выполнение своей профессиональной деятельности, а просто потому, что кому-то очень нужно было выполнить план и поставить «палку»».
, специальный корреспондент
«Сегодня я впервые проснулась с мыслью о том, где на Тульской продаются газеты? Сегодня я впервые с момента поступления по-настоящему горжусь тем, что в университете учусь на факультете медиа и хочу стать журналистом. Невозможного не хотеть и не гордиться, когда есть такие, как Иван Голунов, когда из каждого угла слышно: «Свободу! Свободу Ивану Голунову!»»
Дарья Крутикова, отдел «Культура»
«Несчастье, которое случилось с Иваном — это беда каждого из нас. Нашего настоящего и будущего. Надежда умирает последней, и я надеюсь, что мои дети будут жить в стране, которой смело смогут гордиться. В которой журналисты будут говорить людям правду не боясь за свою свободу и жизнь. В которой полиция будет задерживать реальных преступников, а врачи будут ставить правильные диагнозы. В стране, в которой людям не придется ждать очереди, чтобы высказать свое мнение. Надежда умирает последней, и она будет жить, пока все мы требуем справедливости и верим в нее.
Еще хочу привести слова моей подруги, которая, на мой взгляд очень метко описала сложившуюся ситуацию. «Так уж совпало, что мы начали смотреть сериал „Чернобыль“ в то же время, когда весь этот ад случился с Иваном Голуновым. И у меня сейчас такое стойкое чувство, что мы в Припяти, и нас ни фига никто не эвакуирует. И зло это даже не описать, не разделить ни на какие нейтроны. Оно действует беспрепятственно и совершенно открыто. Это страшно и об этом нельзя молчать»».
Мария Косарева, руководитель фотослужбы
«Нам всем должно быть стыдно смотреть на то, как одного из самых талантливых журналистов России пытаются посадить по криво сфабрикованному делу. Стыдно смотреть на то, как человек, дотошно и отважно работавший над неудобными для многих расследованиями, плачет в клетке, сидит, прикованный к стулу, и показывает следы побоев на спине. Стыдно смотреть на то, как полиция путается в собственных заявлениях и выдуманных уликах. Стыдно смотреть на то, как талантливого журналиста пытаются выставить продавцом наркотиков.
Я не хочу, чтобы мне было стыдно за свою страну. Я не хочу, чтобы в моей стране людям затыкали рты, используя репрессивную 228-ю статью. Я хочу, чтобы Иван Голунов был на свободе, потому что дело против него — это беспредел, беззаконие и плевок в лицо каждому из нас».
Марина Погосян, отдел «Культура»
«Расследования Ивана Голунова — редкий пример настоящей, качественной журналистики. Результатами его публикаций (связанных в том числе с ) должны быть официальные расследования и увольнения, однако вместо этого журналист оказался за решеткой — за свою деятельность. Домашний арест вместо заключения в  — безусловно, результат общественной консолидации и широкой огласки этой возмутительной истории, и меньшее из зол, но это не победа. Победа наступит тогда, когда невиновного человека целиком оправдают, чтобы он мог продолжать свою работу».
Илья Кролевский, отдел «Культура»
«Обвинения в наркоторговле — самый простой и действенный способ посадить человека в России. По «народной» статье 228 УК сидят сотни тысяч людей. Дело против Голунова — это предостережение каждому журналисту: следующим можешь быть ты. Заниматься расследованиями в Нашей стране страшно, а теперь еще и уголовно наказуемо».
Виктория Кузьменко, отдел «Общество»
"Все не так однозначно" -говорит кто-то. Он — «пешка в чьей— то игре»…
А я иногда думаю про террор и репрессии 30-х годов прошлого века. Тоже ведь было «не все однозначно», «дыма без огня на бывает»… И тоже накатило не сразу, а постепенно, незаметно. Многие начинали понимать про «дым» только когда уже пришли за ними.
Мы сейчас не про виноват/невиноват. Топорность, то как сколотили это дело — как раз и стала детонатором, прослужившей общественному взрыву.
Даже в такой истории, где по определению предполагался «шум»-не потрудиться все сделать «правильно» хотя бы процедурно, хотя бы соблюсти видимость законности. Решили, что народ и так «схавает». Чего напрасно утруждаться…
Наталья Гранина, отдел «Общество»
«Дело Ивана Голунова — выпуклый, яркий и страшный пример того, как работают наши органы правопорядка. Ошибки, нарушения, произвол и жестокость — со всем этим сталкиваются не только журналисты, но и десятки тысяч обычных людей по всей России. Это возможно в том числе благодаря тому, как оторваны от реальности законы, в частности — статья 228 УК РФ, правоприменение которой ломает жизни десяткам тысяч моих соотечественников. Я очень надеюсь, что у Ивана все в итоге будет хорошо. Хочется верить, что он будет свободен и продолжит расследования, а последние события станут началом разговора о переменах сразу на многих уровнях нашего общества.»
Степан Костецкий, отдел «Мир»
«Действия правоохранительных органов в деле Ивана Голунова противоречат самой сути правоохранительных органов. Вместо того, чтобы действительно охранять и дарить мне чувство защищенности, они внушают страх — страх за то, что я и все мы можем быть наказаны за то, что делаем свою работу. Я не хочу этого. Я хочу свободы — для всех, а для Вани прямо сейчас — сильнее всего.»
, отдел «Спорт»
«Никогда не встречал Ваню Голунова. Но знаю о нем теперь две вещи. Он чертовски хорош в том, что делает, раз его попытались заткнуть. И он дорог очень многим людям. И первого, и второго даже по отдельности достигают единицы. Спасибо, Ваня.»
, отдел «Спорт»
«Дело Ивана Голунова показательно масштабом не только корпоративной поддержки, но и общественной реакции, кто бы чего не писал про «бурю в стакане». Это значит, организм сопротивляется болезни ― и это хорошо. То, что еще вчера и позавчера было обыденным явлением ― подбрасывание наркотиков, унижения и пытки ― для современного российского социума становится недопустимым и неприемлемым. Думаю, что окончательное выздоровление начнется тогда, когда российский суд хотя бы вернется к нормам эпохи Александра II, а медицина и следствие перестанут быть карательными. Самому Ивану, с которым я не знаком, желаю поскорее вырваться из жерновов репрессивной машины целым и невредимым, чтобы спокойно жить и продолжать дальше свои расследования. Свободу Ивану Голунову!»
Андрей Мозжухин, отдел «Наука»
«В поисках правды каждый журналист может узнать о страшных вещах, связанных с влиятельными людьми. Настоящий журналист обязан сообщать о таких вещах читателям — это и есть наша работа. И это — всегда риск: никто не может точно сказать, как отреагируют на разоблачения лица, облеченные властью. В развитых, демократических странах они пойдут в суды — и там будут решать все вопросы. Но есть, к сожалению, страны где все решается «проще» — журналиста либо дискредитируют, либо посадят, либо просто убьют. Дело Ивана Голунова — это индикатор того, по какому пути мы идем.
Ситуация, когда полицейские подбрасывают журналисту наркотики и всеми силами пытаются отправить его за решетку из мести за разоблачения кого-то, страшна сама по себе. Если такое сработает с Голуновым — будут новые и новые жертвы, их поток не кончится никогда. Ведь у каждого хорошего журналиста есть враги, жаждущие крови. Сегодня мы — журналисты отдела «Силовые Структуры» — выражаем поддержку Ивану Голунову. Дело против него, как видно из представленных в суд процессуальных документов, не стало следствием оперативно-разыскных мероприятий, а сфабриковано от начала до конца. Уголовное преследование Ивана Голунова должно быть немедленно прекращено, а он сам — освобожден. Тех, кто пишет о беззаконии, должен защищать закон.»
Журналисты отдела «Силовые Структуры»
«Я поддерживаю своего коллегу Ивана Голунова и считаю, что на его месте может оказаться каждый. Журналисткая работа — это не повод для преследований, и мне страшно, что любого человека на улице могут задержать и обвинить в чем угодно без весомых доказательств. Это недопустимо, и об этом важно и нужно говорить.»
Заира Рабаданова, отдел «Оперативной информации»
«Иван Голунов должен быть освобожден. И дело вовсе не в «солидарности либеральных журналистов», хоть ничего плохого в ней и нет — дело в наплевательском отношении к праву со стороны полиции. После задержания Ивану не дали поговорить с адвокатом, у не взяли смывы с рук, а потом опубликовали невесть откуда взявшиеся фотографии. Такое открытое пренебрежение российскими законами и есть настоящая русофобия и беспредел. Поэтому сегодня совершенно не кривя душой можно сказать: свободу Ивану Голунову!»
, руководитель отдела «Мир»
«Сложно просто из чувства солидарности вступиться за человека, с которым никогда не пересекался лично. Он может быть прекрасным, удивительным, правильным, но ты этого знать не можешь. Однако также сложно не встать на сторону совершенно незнакомого человека, когда видишь откровенные нарушения его прав. Пусть я не знаю Ивана, однако то, что произошло с ним, как бы это ни было печально, может случиться с каждым. Такого не должно повторяться, ведь права есть не только у определенной части общества. Потому я присоединяюсь к коллегам: свободу Ивану Голунову.»
Екатерина Первышева, отдел «Мир»
«Иван, мы не знакомы лично, но в этой ситуации хочется обращаться на «ты». Ты стал примером для всех нас: то, что произошло с тобой, к сожалению, может случиться с каждым. Ты — пример не только со знаком «минус». Твои расследования заставили каждого из нас хотя бы немного задуматься: а настоящей журналистикой ли я занимаюсь? Ведь ты точно занимаешься именно ей. Хочется пожелать тебе быть быстрее, выше и сильнее: быстрее выпускать громкие расследования, без страха копать под людей, стоящих выше, и становиться только сильнее — самому и с помощью каждого из нас.
Свободу Ивану Голунову!»
, руководитель отдела «Спорт»
«То, что произошло с Иваном Голуновым, может коснуться любого, кто живет в нашем государстве. Ни журналист, ни строитель, ни продавец — никто не должен страдать от полицейского произвола, каким бы неудобным этот человек ни был для облеченных деньгами и властью. Мы продолжим бороться за свободу Ивана и добиваться расследования деятельности полицейских, которые его задержали».
Екатерина Бонч-Осмоловская, отдел Оперативной информации
«Выражаю поддержку журналисту Ивану Голунову и надеюсь на объективное рассмотрение обстоятельств дела. Я надеюсь, что наказание понесут действительно виновные лица. Я надеюсь на справедливость».
Анастасия Супиченко, отдел «Оперативной информации»
«Я маленький человек, как и многие, я боюсь сделать хуже своим близким и не говорю всего, что нужно говорить. Но молчать сейчас — это сделка с совестью. Такая наглая и топорная подстава — плевок в лицо каждому гражданину страны. Конституция обещает, что государство будет действовать в интересах народа. Я выйду на улицу и буду требовать не только освобождения невиновного, но и наказания для тех, кто устроил эту мерзкую провокацию. Нельзя молчать, если молчишь— согласен, следующем будешь ты».
Катя Дериглазова, фоторедактор
«Мы часто сталкиваемся с абсурдом и беспределом, но случившееся с Иваном Голуновым — это новый уровень. Мы смирились с тем, что есть статьи за репосты и оскорбления власти, есть иски о достоинстве и чести, есть роспуск лучших команд журналистов. Но от того ужаса, которому подвергают Голунова, волосы шелевятся на голове. Это ад беспредела, который касается абсолютно каждого. Особенно журналистов, особенно тех, кто ведёт расследования, но каждого. Такого просто не должно быть. И все, что мы можем сделать, это говорить, приходить, кричать и бороться до последнего. Домашний арест — это слабая надежда на то, что дело в итоге развалится, но для этого нужно давить всеми силами, которые есть и которые могут быть. А те, кто ответственен за этот ад, должны сами в него попасть».
, руководительница отдела социальных ценностей
«Произошедшее с Голуновым страшно не только потому, что человеку, который кому-то мешал, можно взять и испортить жизнь за считанные минуты, но и потому, что следующим может быть мой близкий человек или я. Пускай я не веду расследования, но понадобиться кому-то в отделении закрыть отчетность, так почему бы не взять из сейфа порошок и не вложить его мне в рюкзак? Поэтому борьба за Ваню — борьба за свое будущее».
, нативный редактор
«До прихода в журналистику я служил в милиции. В разных подразделениях. Даже недолго был оперуполномоченным МУРа. Могу сказать, что подготовка журналистского расследования — это практически тоже самое. Важно, что и хороший опер и хороший журналист работают в интересах общества. В какой-то ключевой момент результат их кропотоливой, скрытой от глаз посторонних работы должен стать достоянием публики. Догадки и домыслы должны обрести подтверждение в документах, видео и аудиозаписях, свидетельствах конкретных людей. Это сложно и далеко не всегда оперу или журналисту удается аргументировано ответить на все вопросы, которые возникают при взгляде на представленную ими картину. Важно не боятся, не закрываться от этой критики, не отвергать возможности признавать ошибки, не бояться отпускать уже задержанных или публиковать опровержения. Это очень плохо, что у нас существуют заказные уголовные дела и статьи, но еще хуже, что мы не умеем вовремя остановиться. Особенно это касается нашего уголовного правосудия. Получается так, что подкупают одного, а остальные следуют заданному маршруту. Пускай дело Ивана Голунова станет поводом для поиска новых способов диалога между теми, у кого есть власть «вязать и решить» и теми, кто ее не имеет. Хватит сжигать мосты, которых почти не осталось. Свободу Ивану Голунову!»
, отдел «Общество»
«Самое важное по поводу задержания Ивана Голунова, наверное, уже сказали. То, что произошло — не единичный случай. Но именно он показывает нам, насколько далеко могут зайти те, кто имеет в своих руках хоть немного власти и пользуется ей в свою пользу.
Это не просто «плевок в лицо всех журналистов», как выразился . Это грубая, неприкрытая демонстрация силы и безнаказанности от структур, которые должны нас защищать от этого произвола. Это попытка доказать нашу собственную беспомощность и запугать нас: не только журналистов, но и всех остальных.
Иван Голунов должен быть на свободе. Как должны быть на свободе и другие жертвы подобного беспредела. Раскрытие правды вопреки тем, кто хотел ее скрыть, — не преступление, а справедливость».
, редактор
«Едва ли не самый страшный момент в деле Ивана — его слова, которые он произнес в зале суда. «Никогда не думал, что побываю на своих похоронах». Это то, как живет сегодня вся страна. Даже если ты ни в чем не виноват, но попался, то ты — попал.
Однако на этот раз машина из оперов-понятых-бюрократов-прокуроров-судей вынуждена была снизить обороты. Но она еще в движении, она еще может перемолоть Ивана, и поэтому нам нельзя останавливаться. Это история не только журналиста «Медузы», а история многих тысяч беззащитных людей, и поэтому нам нельзя останавливаться. Свободу Ивану Голунову!»
Отдел «Россия»
«Происходящее с Иваном Голуновым лишний раз иллюстрирует, в насколько глубоком кризисе пребывают российские журналистика, правосудие и многие другие сферы жизни. Однако, как учит нас история, все процессы в этом мире развиваются циклично, и ничто не вечно. Чтобы убедиться в этом, достаточно самой малости: просто вспомнить, что большинство пишущих эти строки родились в стране, которая грозилась быть нерушимой. Не хочется говорить банальности. Вместо этого хочется верить, что Иван Голунов войдет в историю не как российский , а как российский Боб Вудворд. Только еще круче. Чем драматичнее обстоятельства в начале пути, тем триумфальнее может оказаться итог».
Алексей Афонский, отдел «Экономика»
Известно, что демократия — это процедура. Поскольку в России нет второго, то и первое — не про нее. Это в очередной раз продемонстрировало задержание Ивана Голунова, которое изначально было проведено с вопиющим нарушением действующих норм закона, а потому должно считаться противоправным. Российские полиция и суд в очередной раз не защищают своих граждан, а выступают средством устрашения. Такую власть можно бояться, но никак нельзя уважать.
, отдел «Наука и техника»
Хочу выразить свою поддержку журналисту-расследователю, спецкорру «Медузы» Ивану Голунову, ставшему жертвой совершенно унизительной, страшной и несправедливой истории. То, что свобода слова в России — по сути абстрактная фикция, философская категория, не имеющая ничего общего с реальностью, было понятно и так. Однако, когда твоему коллеге по цеху шьют дело, жестоко избивают в отделении полиции, отказывают в медицинской помощи, не дают связаться с адвокатом и вообще всячески нарушают законные права, это сильно отрезвляет. Меньше всего в этой ситуации хочется хоть как-то ассоциировать себя с государством, где подобное допустимо и вообще возможно. Больше всего — объединиться всем миром против выпиющей несправедливости, против продажности, подлости, трусости и малодушия. Ваня, держись.
Екатерина Чепур, отдел «Экономика»
СМИ в России давно перестали быть пятой властью. А те редкие журналисты, которые своими расследованиями напоминают коллегам и обществу, что мы еще на что-то способны, при странных обстоятельствах попадают под арест. В моей любимой стране, где я хочу жить, воспитывать детей и заниматься творчеством во благо, такого быть не должно. Не потому что мы хотим этой власти, а потому что хотим справедливости.
Дело Ивана Голунова — про справедливость. Никто в стране не должен отправляться в тюрьму, только потому что делал, что должен, наступив на мозоли власти и бандитам.
Дело Ивана Голунова — про солидарность. Мы все сейчас Иван Голунов, но в отличие от нашего коллеги под домашним арестом, у нас пока есть возможность открыто защищаться. И наш профессиональный долг его защитить — попросту рассказывать читателям правду. А для тех коллег, кто по разным причинам забыл, что такое профессиональный дог — это шанс вспомнить, что то, чему нас учили на факультетах журналистики и во что мы свято верили, идя в эту профессию, не пустые слова.
Иван, держись, это *** и ад.
Светлана Поворазнюк, руководитель «Интернет и СМИ»
Несколько лет назад на своем первом собеседовании на должность журналиста мой будущий начальник спросил меня, какие статьи мне нравятся больше всего. Я ответила, что очень люблю читать авторов-расследователей, потому что у них, как бы это пафосно ни звучало, получается менять мир. Их работа и до сих пор лично для меня остается одной из высших ступенек в профессии, но сейчас получается так, что возможность делать настоящие расследования у журналистов отбирают. Ведь арест Вани Голунова показал, что если откопаешь что-то не то, можешь за это поплатиться. И это касается не только журналистов, а всех, кто каким-либо образом стал неугоден тем, кто выше или сильнее его. Поэтому, я не думаю, что кому-то стоит оставаться в стороне от происходящего. Я очень надеюсь, что Ваню Голунова поддержит как можно больше людей, и эта поддержка сделает невозможным наказание людей за то, чего они не совершали.
Таня Тютюнова, «Интернет и СМИ»
Обычно мы пишем развлекательные новости и находимся максимально вне политики. Но то, что происходит сейчас, не может оставить равнодушными. Мы надеемся, что этот кошмар закончится как можно быстрее, Иван Голунов будет оправдан и выйдет на свободу, а люди, которые организовали этот ад, будут наказаны. Если у всех нас это получится (а мы верим и надеемся, что получится!), то, хочется верить, что подбрасывать наркотики невиновным людям перестанут. Будь то известный журналист, наивная студентка или неугодный правозащитник.
Отдел «Из жизни»
Не стоит думать, что люди беспокоятся только о деле Голунова. Это не так. Все хотят победить спрятанную под куполом власть, безнаказанность, вседозволенность и коррупцию. Потому что сегодня деньги решили судьбу Вани, а завтра под действие «золотого кошелька» и связей попадем мы. Никто не знает наверняка, но мы должны говорить. Как минимум так мы показываем, что нам не безразлично, и у нас есть права. Только так мы можем защититься.
Вероника Гавриленко, отдел «Из жизни»
Ирония судьбы заключается в том, что выдающийся российский журналист, еще вчера расследовавший грязные коррупционные преступления, сегодня сам нуждается в независимом прозрачном расследовании. К сожалению, в нашей стране это может случиться с каждым и сейчас касается каждого из нас. И дело тут уже не в журналистике и антикоррупционных текстах, а в наплевательском отношении к правам человека. Человека, который имеет право на свободу. Человека, который заслуживает нормального существование в справедливом государстве. Человека, чьи статьи, даже если они поднимают всю грязь и правду со дна, не должны разрушать его жизнь.
Именно поэтому я присоединяюсь к людям, требующим свободы для Ивана Голунова.
Полина Дерр, отдел «Путешествия»
Я не знаю Ивана Голунова лично. Я читал всего несколько его материалов. Это все не имеет значения. А имеет значение только то, что журналист не должен страдать за свою профессиональную деятельность. Тем более, когда он вскрывает гнойные нарывы нашего общества и нашей страны. Скорее всего, я и не буду читать тексты Ивана Голунова. Мне не слишком интересен похоронный бизнес или рынок зелени. Но мне важно, чтобы у него была возможность их писать и публиковать. На свободе. Здоровье общества определяют не ошибки, а реакция на них. Именно поэтому я не могу молчать. Я требую независимого расследования и справедливого суда для Ивана Голунова.
, руководитель отделов «Ценности» и «Путешествия»
Преследование Голунова — борзейший беспредел, шокирующий даже привыкших к подобному людей. Игнорировать его невозможно; хотя бы потому, что постоянно думаешь: «А что, если завтра так возьмут и меня?». Домашний арест — это не победа, а лишь начало долгой и изнуряющей войны. Однако исход у нее может быть только один: полное снятие всех обвинений. Расследования Голунова, в свою очередь, должны привести к посадкам зажравшихся силовиков и чиновников, потерявших связь с реальностью. Иван должен быть освобожден.
, отдел SMM Дело Ивана Голунова — это не только про российскую журналистику, про свободу слова, про каждого из нас, который может стать жертвой произвола. То, что произошло, поставило перед всем профессиональным сообществом важную задачу. Раньше Иван делал это за многих из нас: расследовал сложные дела, распутывал и предавал огласке преступные схемы и смело публиковал то, о чем другие даже боялись задуматься. Теперь пришла наша очередь: вместе с коллегами попытаться выяснить, кто за этим стоит и заставить их пожалеть о содеянном. Очень надеюсь, что вслед за этим резонансным делом общество станет чаще замечать и другие факты преследования журналистов, — в столице и особенно в регионах, где это нередко замалчивается.
Софья Кадочникова, отдел «Интернет и СМИ»
Это дело — одно из тех самых, которое и должно было вызывать подобный общественный резонанс. Что неудивительно — это то, о чем молчать уже нельзя, наглость и беспредел, с которым точно нужно бороться. Выражаю искреннюю поддержку Ивану Голунову, на месте которого, как уже говорили многие, может оказаться любой из нас, ставший неугодным. И если в эти слова вдуматься серьезно, станет действительно очень страшно и тревожно.
Екатерина Поваляева, SMM «Как человек, не один семестр в свое время изучавший уголовное право и процесс, я нахожу происходящее чрезвычайно неубедительным прежде всего с процессуальной точки зрения. Это заставляет меня предположить, что мой коллега преследуется властями с мотивами непонятными и, судя по всему, далекими от общественного блага, которое власти призваны защищать. Будучи законопослушной гражданкой, ожидаю и требую справедливого, соответствующего правовым нормам и оперативного разбирательства в этой ситуации, сейчас выглядящей как неуважение прежде всего к закону. Невиновные люди не должны преследоваться за свою работу, находящуюся в рамках права и приносящую пользу обществу».
Вероника Гудкова, отдел «Ценности»
Иван Голунов делал важные расследования. И именно за это его задержали и предъявили обвинения. Сейчас он под домашним арестом, но он невиновный человек. Он должен быть на свободе, он должен иметь возможность и дальше работать без каких-либо ограничений. Свободу Ивану Голунову!
, «Интернет и СМИ»
Иван Голунов — замечательный профессионал, чья работа достойна восхищения и подражания. Он, как и любой другой журналист, должен защищаться законом от тех, кто пытается преследовать его за профессиональную деятельность. В действительности же получается наоборот: правоохранительная система сама становится инструментом давления на людей, которые говорят правду. Ситуация с его арестом должна волновать каждого, ведь она показывает: чтобы лишить человека свободы, в нашей стране не нужны доказательства. Иван, держитесь, вас поддерживают намного больше людей, чем вы можете себе представить.
Анастасия Стаханова, отдел «Экономика»
«Дело Ивана Голунова — очередная попытка заставить СМИ молчать о том, о чем молчать нельзя и невозможно. Невиновный человек оказался на скамье подсудимых и это касается каждого из нас, потому что завтра им можешь оказаться ты. И твоя вина только в попытке рассказать правду»
Артемий Гладков, отдел маркетинга
«Невозможно оставаться безучастным к той боли, которую испытывают невинные люди, живущие своей профессией и пытающиеся напоминать о тех проблемах, которые действительно имеют значение. Четвертый день мы живем с едким привкусом горькой и несправедливой ошибки. Четвертый день мы не можем и не должны молчать. Свободу! Свободу Ивану Голунову!»
Анастасия Никонова, отдел маркетинга
«То, как непоколебимо МВД дважды пыталось убедить всех, что на официальном сайте выложены верные фотографии — говорит о многом. Признание под давлением общественности этой ошибки, увы, не повлекло за собой объяснения, почему, например, разнились данные по количеству найденных пакетов. Об остальных нарушениях во время задержания Ивана подробно написали юристы. Я за правовое государство, но с каждым новым таким кейсом мы, очевидно, все дальше от него. Политический подтекст этого дела видят даже идеологические оппоненты. Я тоже считаю, что расследовательская журналистиска — важная часть здорового общества, и никто не имеет права преследовать за это.»
, отдел «Мир»
«Мы все хотим жить в правовом государстве, где нет места подлости и предательству. У меня нет никаких сомнений в невиновности Ивана Голунова и в заказном характере его дела. У нас нет права сейчас оставаться в стороне! Мы должны все объединиться для спасения этого человека. Свободу Ивану Голунову!»
Антон Кусакин, отдел «Видео»