Ещё

«Это важнейшая институция страны». В чем ценность арестованной коллекции Алексея Ананьева 

На фоне волнений вокруг судебного дела в эти выходные, ситуация с частным художественным музеем предпринимателя теряет своей эмоциональный накал. Кричать сегодня о значении картин, музея, здания кажется неуместным. Но то, как официально, без выражений протестов и коллективных писем, уничтожается ИРРИ (Институт русского реалистического искусства) с крупнейшей коллекцией русского и советского искусства XX века, — еще один маркер состояния общества.
После того, как 29 мая Арбитражный суд  в качестве обеспечительной меры по иску на 282 млрд рублей постановил арестовать имущество бывших собственников банка, и Алексея Ананьевых, а также бывших топ-менеджеров банка, в том числе картины Алексея Ананьева, находящиеся «в оперативном управлении» Института русского реалистического искусства (ИРРИ) и здание ИРРИ, музей закрыт для посетителей.
«Постоянная экспозиция демонтирована, спущена в хранилище, работы с выставки «Пора разобраться! Архив » отправлены музеем, — рассказала Forbes Life , заместитель директора департамента музеев . — Я приезжала 5 июня в ИРРИ на выдачу предметов из федеральных музеев, лично регулировала ситуацию. В данном случае собрание ИРРИ рассматривается как коммерческий актив. Министерство культуры не может вмешаться в его судьбу, так как собрание частное, не внесено в государственный музейный реестр. Но мы не отстраняемся от ситуации с ИРРИ. Министр в курсе. В настоящий момент ни банк, ни судебные приставы не понимают масштаба ИРРИ. Его ценность — это и коллекция, и здание, и сам ИРРИ, как институция. Значение музея как такового пока не понимают ни банк, ни судебные приставы. Наша позиция — сделать все возможное, чтобы ИРРИ как музейный, исследовательский, просветительский центр продолжил свою работу».
Самое ценное
ИРРИ (Институт русского реалистического искусства) — это частный музей предпринимателя Алексея Ананьева в Замоскворечье, открытый в декабре 2011 года в одном из корпусов бывшей ситценабивной фабрики конца XIX века. На трех этажах площадью более 4 500 кв м выставлены 500 произведений русского и советского искусства: среди них масштабные работы , , , , , Гелия Коржева. Всего в собрании ИРРИ — около 6 500 полотен, купленных Алексеем Ананьевым с 2002 года.
Художественная ценность ИРРИ не только в его собрании (по своей представительности и качеству коллекция не уступает коллекциям ведущих национальных музеев), но и в его выставочной, научной-исследовательской, просветительской работе. Выставки, которые организует ИРРИ, — из числа важнейших событий сезона. А ретроспектива Георгия Нисского, прошедшая с сентября 2018 до января 2019, пожалуй, одна из лучших в Москве.
«ИРРИ — это не только коллекция и концепция, отражающая суть искусства за 100 лет на 1/6 части земли, это огромный слой художественной истории. Это важнейшая институция страны», — говорит галерист .
На выставке Гелия Коржева в , открытой Третьяковской галереей в дни превью биеннале, из 49 представленных работ 26 привезли из коллекции ИРРИ. Алексей Ананьев был знаком с Гелием Коржевым и лично покупал работы у художника, которые в последние годы претерпел сильнейшие творческие метаморфозы и вел жизнь затворника. Первую посмертную выставку Коржева «Библия глазами соцреалиста» провели в 2012 году в ИРРИ. Апокриф, достойный попадания в художественную историю.
С Третьяковкой у Ананьева и у ИРРИ — особенно теплые отношения. В 2016 году ИРРИ поддержал первую ретроспективу Коржева в Третьяковке. В 2017 году ИРРИ стал продюсером совместной с Третьяковской галереей передвижной выставки выставки «Окна в Россию. Шедевры семи поколений», которая проехала по 11 городам России от Калининграда до Владивостока, за что меценат Алексей Ананьев получил премию The Art Newspaper Russia в номинации «Личный вклад».
«Несмотря на то, что это музей частный, ИРРИ — наш партнер и очень активная институция, — говорит директор Третьковской галереи . — Коллекция института — это фигуративное искусство XX века (я не люблю употреблять слово «реализм», границы реализма размыты). Мы участвовали во всех выставках института ИРРИ, а он участвовал в большом количестве наших проектов, связанных с показом произведений второй половины XX века.
При том что институт собирал коллекцию фигуративной живописи, их выставочная политика была более широкой. Они не ограничивались показом только того, что подпадает под определение реализма. Они делали блестящие выставки в соответствии с самыми современными музейными технологиями. Это была очень интересная всегда концепция, очень интересный подбор экспонатов, прекрасная архитектура и дизайн, каталоги. Открытия этих выставок становились тем событием, на которых присутствовали все, кто определяет музейную жизнь Москвы. Я очень надеюсь на то, что все-таки эта институция не исчезнет с карты Москвы».
Место музея на художественной карте Москвы
По данным ГИВЦ Минкульта, в 2016 году в России на 10 000 человек приходилось — 0,19 музеев. Для сравнения, по данным European group of museum statistics, во Франции — на 10 000 человек открыт 61 музей, в Германии — 79, в Швейцарии — 140 музеев.
Вопрос закрытия института становится политическим. Государство должно найти в себе силы и вмешаться в ситуацию
Из 2 637 музеев, находящихся в ведении Минкультуры России, субъектов Российской Федерации и местного самоуправления, только в пяти музеях страны объем музейного фонда превышает 1 млн предметов. К таким относятся: Государственный исторический музей, , Театральный музей имени А. А. Бахрушина, Музей современной истории России (ГЦМСИР), Государственный музей истории Санкт-Петербурга. 20% составляют музеи с числом предметов от 3 000 до 7 000 единиц, — сообщает статистика Минкульта в 2016 году.
«Для наглядности, чтобы представить себе масштаб ИРРИ, сравните: в коллекции Эрмитажа — 10 500 живописных полотен, в коллекции ГМИИ им. Пушкина — 4 500, в собрании ИРРИ — 6 5000, — говорит Наталия Чечель, заместитель директора департамента музеев Министерства культуры».
«ИРРИ — уникальная, яркая краска на карте художественной жизни Москвы и России, — говорит директор ГМИИ им. Пушкина : Благодаря уверенной, профессиональной работе Алексея Николаевича Ананьева и команды ИРРИ с большим вкусом собрана хорошая коллекция, создана институция, которая активно развивается. В ИРРИ очень разные проекты, они умеют работать не только с фигуративным искусством. Когда я рассказала семье художника , фонду Лабаса об этой институции и предложила сделать выставку у них, то не ошиблась, — работа была сделана с тонким чувством. С ИРРИ сотрудничают все крупные государственные музеи, ИРРИ осмысленно, с достоинством представляют русское и советское искусство за границей. При этом институция еще в самом начале своего развития, они только научились быть собой. Очень грустно будет потерять ИРРИ».
В нашей стране еще никогда не закрывали музей в связи с арестом имущества
«ИРРИ делал свою самостоятельную очень качественную выставочную и образовательную программы. Музей прошел большой путь развития, показывая рост в подходе к подготовке проектов год от года. Это уже часть культурного ландшафта Москвы и России, не хотелось бы его терять», — говорит директор музея современного искусства «Гараж» .
«Учитывая значение ИРРИ в нашем небогатом музейном ландшафте, вопрос закрытия института становится политическим. Государство должно найти в себе силы и вмешаться в ситуацию», — говорит галерист Ильдар Галеев.
«В нашей стране еще никогда не закрывали музей в связи с арестом имущества. Возник юридический прецедент, — говорит искусствовед, куратор выставки «Пора разобраться! Архив Александра Каменского», »: Я благодарен за возможность сделать выставку памяти своего отца в ИРРИ. Это одна из самых важных выставок в ИРРИ в моей жизни. Это очень непростой проект, блестяще, на мой взгляд, выполненный. Единственное, что мы не сделали, не выпустили каталога, но надеялись, что его роль выполнит общедоступный электронный ресурс. На сегодняшний момент выставка демонтирована. Все экспонаты полностью возвращены владельцам. Без сомнения, ИРРИ — интересный, достойный музей, где качество выставок шло по восходящей. Если бы меня спросили, нужно ли сохранить ИРРИ, я бы ответил положительно».
Что в планах
1 декабря 20121 года ИРРИ исполняется 10 лет. Как сообщила Forbes Life директор музея Надежда Степанова, планы ИРРИ, выставочные, издательские, обменные, в том числе с Третьяковкой, составлены до 2021 года. «Я не знаю, сможем ли мы теперь выпустить каталог к выставке Нисского. К десятилетию планировали большую выставку из европейских музеев. Наши образовательные курсы должны были начаться в сентябре. Мы хотели сделать серию книг про художников и к новому году перезапустить сайт. Был план запустить с Суриковским институтом, Академией Строганова и Санкт-Петербургским институтом имени Репина программы для художников».
Пока о судьбе ИРРИ известно, что группа судебных приставов обратилась в министерство с просьбой принять участие в описании коллекции. «Группа экспертов из сотрудников государственных музеев будет сформирована в ближайшее время», — сообщила Наталия Чечель, заместитель директора департамента музеев Министерства культуры РФ.
редакция рекомендует
Беспокойное собрание. Что будет с частными музеями бывших миллиардеров
Спецназ взял штурмом дом вора в законе
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео