В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Foreign Policy (США): Приднестровье перестало быть раем для контрабандистов, которым было прежде

Тирасполь, . — Теплым весенним вечером на стадионе «Шериф», расположенном на окраине Тирасполя, около 1,5 тысячи болельщиков любуются восхитительным закатом. Он озаряет своим неземным сиянием совершенно бесцветное действие, которое разворачивается на поле. С учетом 17 титулов чемпионов лиги за 19 сезонов болельщикам футбольного клуба «Шериф» уже давно стало скучно.
Foreign Policy (США): Приднестровье перестало быть раем для контрабандистов, которым было прежде
Фото: ИноСМИИноСМИ
Этот футбольный клуб играет на территории непризнанного сепаратистского государства Приднестровье, расположенного на восточном берегу реки Днестр. С 1990 года Приднестровье управляет своими делами самостоятельно, независимо от столицы Молдавии , чему способствует постоянное присутствие российских военных в этом сепаратистском государстве и ежегодная финансовая помощь от .
Государство представляет собой живой музей советской иконографии — от внушительной статуи Ленина у здания парламента в Тирасполе до серпа и молота на флагах Приднестровья, которые развешены на стенах ветхих серых зданий.
В Приднестровье также находятся колоссальные запасы оружия советской эпохи. В деревне Колбасна на севере Приднестровья располагается то, что многие считают крупнейшим в Европе складом оружия и боеприпасов. Проницаемые границы, коррумпированные чиновники и сотни километров никем не охраняемых рубежей превратили Приднестровье в настоящий рай для незаконной торговли оружием, которым оно оставалось на протяжении трех десятилетий.
Восточный берег Днестра долгое время был раем для контрабандистов, где богатым и влиятельным людям удалось сплести целую сеть своих темных деловых интересов. И главный футбольный клуб Приднестровья тоже стал частью этой сети.
Футбольный клуб «Шериф» — это игрушка олигархов. Владелец и основатель клуба в прошлом был офицером советского агентства безопасности КГБ. Сегодня он — президент корпорации «Шериф» — огромной холдинговой компании, которая контролирует практически все аспекты жизни в Приднестровье.
Корпорация «Шериф» поднялась на незаконной торговле сигаретами, алкоголем и продуктами питания, что стало возможным благодаря плохо контролируемым границам между Приднестровьем и соседней . Черноморский портовый город Одесса — конечный пункт для самой разной продукции со всей Евразии — находится всего в 80 километрах от границы Приднестровья и служит морскими воротами в мир незаконного богатства.
В 1997 году Гушан и его деловой партнер в компании «Шериф» Илья Казмалы сделали то, что сделал бы любой уважающий себя российский олигарх со своими миллионами: они открыли футбольный клуб. Превосходство этого клуба, сохранявшееся на протяжении последних двух десятилетий благодаря монополии корпорации «Шериф» практически во всех аспектах жизни республики, превратило Чемпионат Молдавии по футболу в бессмысленную пародию. Ни один футбольный клуб не может конкурировать с богатствами клуба «Шериф». Тем не менее домашние матчи этого клуба не пользуются особой популярностью, поскольку его игроки обыгрывают своих противников с привычной легкостью, и огромный стадион «Шериф» на 12 тысяч мест, строительство которого обошлось в 200 миллионов долларов, не заполняется даже наполовину.
Однако в этом уголке Восточной Европы все же происходят некоторые перемены. Гражданская война 2014 года на Украине и последовавший за ней раскол страны, линия которого проходит недалеко от границы с , повлекли за собой переоценку пограничной политики и изменение отношения к тому, как преступные группировки ведут свои дела в этих районах. Теперь у украинцев появились новые мотивы для того, чтобы навести порядок на никем не контролируемых границах, существование которых способствует процветанию сепаратистов.
Анатолий Дирун — доцент кафедры политологии в Тираспольском межрегиональном университете. Он отметил, что с 2014 года решимость навести порядок на границе с Приднестровьем постепенно крепла. «События в и в Донбассе полностью изменили отношения Приднестровья с Киевом, — объяснил он. — На это есть две причины. Во-первых, Украина полностью изменила отношение к Тирасполю. Границу между Приднестровьем и Украиной стали жестче контролировать. К примеру, после 2014 года украинские пограничники останавливали русских мужчин призывного возраста, не давая им переходить границу. Эти меры коснулись всех жителей Приднестровья с российским гражданством».
Вторая перемена в отношениях между Приднестровьем и Украиной носила экономический характер. «Война на Украине негативно сказалась на торговых переговорах, потому что с 2014 по 2017 год никто на Украине не покупал наши товары, — объяснил Дирун. — Этот рынок был закрыт». Сейчас ситуация постепенно улучшается, но «украинский рынок до сих пор остается менее привлекательным, чем пять лет назад».
В 2017 году на границе между Украиной и Приднестровьем общей протяженность в 400 километров Киев и Кишинев совместно создали первый контрольно-пропускной пункт, расположенный между деревнями Первомайск и Кучурган. Согласно данным наблюдательных организаций, 70% незаконных торговых потоков между Тирасполем и Одессой проходили именно через этот участок границы между странами. Этот рынок контролирует корпорация «Шериф». И после создания контрольно-пропускного пункта ее прежде неприкосновенные линии поставок впервые оказались под угрозой.
Октавиан Цыку — историк из Кишинева и бывший министр спорта в правительстве Молдавии. Он связывает процесс постепенного перекрытия каналов контрабанды с изменениями в положении корпорации «Шериф» и, следовательно, ее футбольного клуба. «Из-за гражданской войны позиция Украины стала другой. Молдавия тоже стала относиться к Приднестровью иначе. В результате золотой век „Шерифа" подошел к концу», — сказал Цыку в интервью изданию «Форин полиси».
Перекрытие каналов контрабанды началось в весьма подходящий момент для Приднестровья. В 2014 году правительство в Кишиневе подписало с торговое соглашение, гарантирующее беспошлинный доступ на рынки стран Евросоюза. Согласно этому договору компании, работающие в Приднестровье, тоже могут получить беспошлинный доступ на рынки ЕС в том случае, если будут зарегистрированы на западном берегу Днестра и позволят молдавским чиновникам осуществлять таможенный контроль.
В результате направление торговли резко изменилось, и в первом квартале 2016 года 58% экспорта Приднестровья, объемы которого тогда составили 49 миллионов долларов, отправилось в страны Евросоюза, и только 6% — в страны , в который входят пять бывших советских республик, и который Москва создала в качестве противовеса Брюсселю. Для сравнения в 2015 году в страны Евросоюза отправилось только 27% экспорта Приднестровья.
Москва обвинила Кишинев в попытках спровоцировать новый конфликт на Днестре путем блокирования торговых маршрутов и дестабилизации ситуации в Тирасполе. В ответ на это Москва пригрозила ввести торговые санкции против Кишинева, а тогдашний вице-премьер России разработал ряд соглашений с президентом Приднестровья , пообещав более тесное сотрудничество в области торговли, производства, сельского хозяйства и транспорта. В январе в центре Москвы открылся дипломатический офис Приднестровья, то есть до признания республики Приднестровье остался всего один шаг.
Однако гораздо больше тревоги у властей Молдавии вызывает тот факт, что с 2016 года российские вооруженные силы проводят военные учения вдоль Днестра, в том числе с заходом на контролируемые Молдавией территории, что является грубым нарушением условий мирного договора, заключенного с Тирасполем в 1992 году.
Все это является реакцией на изменение баланса сил в регионе, которое подтолкнуло промышленность Приднестровья к альянсу с ее молдавскими «родственниками». Где-то между Брюсселем и контрольно-пропускным пунктом Первомайск-Кучурган Кишинев столкнул Тирасполь в экономическую канаву, чему способствовали радикальные изменения в политике Киева, во многом объясняющиеся страхом перед эскалацией сепаратистских выступлений внутри Украины. Пока Украина остается отрезанной от собственных восточных областей, поддерживаемых Россией Донецкой и Луганской народных республик, не стоит ждать, что она захочет оказывать содействие в каких-либо начинаниях, подпитывающих российские интересы в регионе, — даже если речь идет о дешевых сигаретах, которые перевозятся из Одессы в Тирасполь.
Что касается футбольного клуба «Шериф», его гегемония на поле остается неоспоримой — пока. В первой четверти сезона она уверенно возглавила Национальную футбольную лигу Молдавии, и вряд ли что-то может помешать ей завоевать очередной титул чемпиона, если только ее спонсоры не потеряют интерес к финансированию этого клуба.
В конце концов, довольно трудно представить себе, что может заставить Гушана и его корпорацию и дальше финансировать футбольный клуб «Шериф». В настоящее время политика клуба сводится к тому, чтобы привлекать многообещающих молодых игроков из Африки и Южной Америки в надежде позже передать их более богатым соперникам в России, на Украине и других странах. Другие клубы в Восточной Европе тоже превратились в весьма успешные перевалочные пункты между далекими лигами и обетованной землей европейского футбола, — к примеру, украинский футбольный клуб «Шахтер-Донецк» заработал миллионы долларов, продавая молодые таланты из Южной Америки в клубы в Англии, Испании и Италии.
В этом сезоне в составе «Шерифа» насчитывается 12 иностранных игроков и всего восемь игроков из Молдавии — ФИФА не признает гражданства Приднестровья. Среди иностранных игроков есть футболисты из таких далеких стран, как Бразилия, Камерун и Буркина-Фасо.
Несмотря на первоначальные успехи в отправке игроков в российскую премьер-лигу, недавно клуб «Шериф» столкнулся с тем, что стало практически невозможно находить покупателей для его иностранных игроков. Национальная лига Молдавии оказалась не лучшей витриной, и «Шерифу» не удалось стать фабрикой талантов, обеспечивающей молодыми многообещающими футболистами ведущие европейские лиги.
Петр Люленов — член Приднестровской федерации футбола и бывший главный управляющий местного клуба «Динамо-Авто Тирасполь». «Проблема „Шерифа" в том, что те игроки, которых он привозит, — не патриоты. Для иностранных игроков характерно определенное высокомерие. Они не мотивированы, — объяснил Люленов. — Футбол не должен сводиться к деньгам. Но для людей, которые финансируют клуб „Шериф", это всего лишь очередной бизнес-проект. Они создали футбольный клуб, чтобы зарабатывать деньги. Но он уже сейчас не приносит прибыли».
Остается только постараться выжать из этого клуба все до последнего цента. 3 апреля звезда этой команды, бельгиец Зиги Бадибанга (Ziguy Badibanga), покинул клуб из-за конфликта с руководством. «Бадибанга был по-настоящему хорошим игроком в „Шерифе", — сказал Люленов. — Но он отказался продлевать контракт, а это значит, что у „Шерифа" не будет возможности получить за него деньги, когда он уйдет в другой клуб. Поэтому его перевели в запасной состав, чтобы попытаться надавить на него и заставить продлить контракт». Бадибанга не захотел с этим смириться и 3 апреля покинул клуб. В результате клуб остался ни с чем.
По мере того, как в экономическом смысле Приднестровье постепенно отдаляется от России и сближается с Западом, футбольный союз между Приднестровьем и Молдавией становится крепче. Футбольные клубы Приднестровья уже являются полноправными членами Молдавской федерации футбола. Молдавская национальная сборная уже проводила международные матчи на территории Приднестровья, — там звучал национальный гимн и поднимался молдавский триколор. В Тирасполе ежегодно проходят благотворительные матчи для сбора средств в пользу ветеранов конфликта между двумя берегами Днестра 1992 года.
Андрей Смоленский — бывший сотрудник футбольного клуба «Шериф», где он отвечал за получение разрешений на работу для иностранных игроков от иммиграционных служб. Он убежден, что Приднестровью необходимо заключить союз с Кишиневом, если это позволит обеспечить более светлое будущее его изолированному псевдо-государству.
«Большинство людей предпочло бы видеть независимое приднестровское государство, — сказал он. — Но этого вряд ли удастся достичь. Поэтому лично я выступаю в поддержку мягкой федерации с Молдавией». Очевидно, кровожадный узколобый национализм уже утратил актуальность в Тирасполе.
Роберт О'Коннор — репортер, специализирующийся на футболе и конфликтах в бывших коммунистических государствах Восточной Европы.