АиФ Красноярск 30 мая 2019

Когда выгодно быть набожным? Вера в тюрьме может быть средством манипуляции

Фото: АиФ Красноярск
Многие, кто попадает за решётку, начинают верить в Бога — это известный факт. Наверняка большинство делают это искренне. Но есть среди особо набожных те, кто веру использует как инструмент давления на администрацию колонии. Причём большинство тех, кто строчит жалобы правозащитникам и в , исповедуют ислам.
Как соблюдаются права осуждённых мусульман, эксперты обсудили в редакции «АиФ на Енисее».
Намаз вместо зарядки
В конце апреля суд в  признал, что заключённого из колонии в  незаконно поместили в штрафной изолятор. Одно из трёх нарушений, которое он совершил, — утренний намаз вместо положенной по режиму зарядки.
Решение ещё не вступило в силу, но в СМИ подобный факт был растиражирован как повсеместное нарушение прав мусульман за решёткой. И в прокуратуру в большом количестве потекли жалобы на администрацию колоний.
Именно от заключённых мусульман поступает больше всего жалоб на нарушение прав вероисповедания. Они сетуют на то, что им приходится есть свинину, нет возможности проводить намаз и читать религиозную литературу. Но прокурорские проверки ни одну из претензий не удовлетворили.
«Эти жалобы зачастую поступают от одних и тех же лиц, большинство из них — нарушители режима, и таким образом они пытаются надавить на администрацию исправительного учреждения, сделать своё пребывание в заключении более комфортным, — рассказывает начальник отдела по надзору за законностью исполнения уголовных наказаний прокуратуры края . — Да, в Конституции РФ прописано право на вероисповедание. Но в законодательстве сказано и о том, что те, кто совершает преступление и попадает за решётку, будут ограничены в своих правах, они должны подчиняться распорядку пенитенциарных учреждений. И если заключённому положено в ночное время (в определённые часы) не покидать кровать, то он не может расстелить коврик на полу и совершить молитву».
Вот и Сулим Битаев — один из таких нарушителей. Он осуждён в 2005 году на 18 лет  за участие в незаконном вооружённом формировании, бандитизм, теракт, посягательство на жизнь сотрудника и незаконное хранение оружия. Жалобу подавал по месту регистрации в Грозненский суд, якобы чтобы руководство красноярской колонии не могло оказать давление.
Не нарушать режим
«Преступность не имеет религий и национальностей, толерантность принимается у нас за слабость, — считает врио руководителя ГУФСИН Андрей Луханин. — Но пенитенциарная система должна равнять всех. И если положено в рацион включать свинину, мы это делаем. Также и в православные посты: мы не можем отдельно готовить для тех, кто постится. Но это уже право осуждённых: принимать такую пищу или нет. В конце концов, можно купить продукты, родственники делают передачи. Всего в пенитенциарных учреждениях края отбывают наказание более 1550 осуждённых мусульман. В исправительных колониях для них работают 30 молельных комнат, функционирует одна мечеть. Совершать намазы и молитвы никто не запрещает, но при этом не должны нарушаться правила внутреннего распорядка учреждения, исполняющего наказание, а также ущемляться права других лиц».
В ГУФСИН подчёркивают, что их сотрудники проходят специальную подготовку по знанию основ религиозных течений. В данный момент при управлении общественных связей губернатора края работает группа, которая занимается подготовкой материалов учебно-методического курса для сотрудников пенитенциарного ведомства и осуждённых-старост, служащих в церквях и молельных комнатах. По словам председателя совета региональной татарской национально-культурной автономии Вагиза Файзуллина, активно к этой работе подключены и представители национальных диаспор.
«У людей, находящихся в местах лишения свободы, мир переворачивается, — говорит преподаватель кафедры философии гуманитарного института СФУ Людмила Григорьева. — И зачастую к вере осуждённых приводят два основных момента — это отчаянье и раскаяние, вера помогает справиться с трудностями и лишениями. Но это я могу сказать на основании специального исследования, в котором проводился опрос тех, кто стал служить Богу уже после освобождения. Что касается тех мусульман, которые жалуются, что нарушаются их права, я бы посоветовала вспомнить Шариатский суд. Там, где он действует, о соблюдении прав заключённых не может быть и речи».
Комментарии
Другое , Александр Слесарев , Генпрокуратура РФ , МВД , ФСИН , Аргументы и Факты , Грозный , Красноярский Край
Читайте также
«Больше не могу»: Фомин разорвал контракт с Фадеевым
3
Священника обвинили в пиаре на смерти Задорнова
1
Последние новости
Красноярский приют для хаски просит о помощи
Семейство жирафов в красноярском зоопарке лишилось вожака
В Красноярске Владимир Долгих отмечает 5 декабря своё 95 – летие