Eva.ru 30 мая 2019

Свидетель боевых действий в Чечне Саид Юсуп-Хаджиев: «В „Игре Престолов“ все как в жизни: нет ни одного персонажа, который защищен…

Фото: Eva.ru
«Я видел примеры, как люди деградируют. И деградировали они с обеих сторон. Анархия и безнаказанность этому способствуют».
С 47-летним Саидом мы познакомились во Франции. Отец пятерых детей, человек, не понаслышке знающий, как пули уносят жизни близких, он по-особенному смотрит на мир. Мы поговорили с Саидом о жизни в России, войне, чеченской диаспоре за рубежом и обсудили величайший сериал всех времен и народов. — В русском интернете сейчас активно обсуждают сериал «Игра престолов». Кому это интересно? — Я от начала и до конца этот сериал смотрел, я вообще сериальщик! — А я вот не смотрел ни одной серии. — Ну, это на любителя. Моя жена не любит сериалы, ей нужно, чтобы фильм был цельным — сел, посмотрел, и все закончилось логически. А ждать следующую серию, новый сезона — совсем другое, и это затягивает. Я разборчив, могу посмотреть первую серию, пилот, не поймал кураж — все, не вернусь к нему. Даже если будут говорить, что он хороший. И, наоборот, всем не нравится, а я его смотрю! — Сериалов сейчас вагон! Не как раньше, только «Семнадцать мгновений весны». Ты, значит, «Игру престолов» одобряешь? — Там все, как в жизни: нет ни одного персонажа, который защищен от смерти. Насчет смерти вспомнил слова из средневекового студенческого гимна Гаудеамус: Наша жизнь коротка, Вскоре закончится. Смерть приходит быстро, Хватает нас безжалостно, Никому не будет пощады! О смерти я первый раз задумался в 14 лет. Возраст, когда начинаешь понимать что-нибудь глобальнее своего двора, начинается взросление. Первое, что меня заставило об этом подумать, это урок астрономии. Когда понял, что я вообще ничтожен. Вот она — череда галактик, вселенная и я. Оп-па! Не просто песчинка, а нечто ничто. И несмотря на все, мы цепляемся каждый день за жизнь! Мне вспомнилась история. Мы, чеченцы, — мусульмане-сунниты, и у нас в суфистском направлении есть такой обычай: приглашают стариков, и они нараспев читают молитву. Потом их угощают, они рассказывают религиозные истории или байки. Это зависит от рассказчика, у всех разный уровень религиозного образования. Если человек старый, но всю жизнь крутил хвосты коровам, а теперь ему по статусу положено ходить на такие мероприятия, он байки рассказывает. Была история, которая мне вспомнилась, ее рассказывал бывший комбайнер. Однажды пахарь по имени Исаак вывел красного быка с белым пятном и обломанным рогом пахать поле. У пахаря не было левого глаза, он хромал на левую ногу и был без двух пальцев на руке. В силу своих увечий и тяготы работы он разозлился и начал бить землю камнем и говорить: «Как ты меня достала!» И земля ему ответила! — Погоди! Слушай, перестань меня бить! Кто ты такой?! Таких, как ты, у которых был такой же бык и точно такие же увечья, меня уже 60 тысяч вспахивали! Ты не уникален. Именно тогда я понял: человек, и я в частности, ничтожен. И я написал единственное стихотворение в своей жизни. Есть люди, что о вечности пекутся, Хотят и после смерти в памяти прожить. Не лучше ль раз уснуть и не проснуться, Чтоб не давать себя потом судить. Подумали бы лучше вот об этом — Когда дитя рождается на свет, Оно не весело, нет радости при этом, Лишь крик да плач, насколько силы есть. И с этим криком мы приходим в мир, Не взяв с собою ничего оттуда. Уходим, словно проиграв турнир, Не взяв с собою ничего отсюда. Давайте ж просто жить и помнить Бога, Не говоря друг другу браных слов. Ведь всех нас ждет безвестности дорога, Каких бы нам ни ставили столбов.
— Хорошо передал настроение. Точно в 14 лет написал? — Я в детстве много читал, и ассоциации разные всплыли. Начал я с «Маугли». Потом Тарзан, потом Жюль Вернь, дальше больше — начал историей интересоваться и до 14 лет перечитал очень много. О чеченском языке Чеченский язык удивительный. На нем примерно 2 миллиона человек разговаривают, вместе с ингушами, база общая языковая. Народ у нас маленький, но язык очень богатый. В нашем алфавите на 10 букв больше, чем кириллица. Помните, был такой граф Лев Николаевич Толстой? Он много лет прожил на Кавказе. И в Чечне жил в станице Старогладовской, там музей есть. Толстой говорил на чеченском языке и считал его одним из самых богатых и красивых языков, если им владеть в совершенстве. Я не говорю в совершенстве на чеченском. Я рос в то время, когда мы с другом начинали говорить в трамвае на чеченском языке, и на нас полтрамвая пенсионеров кричали. Так получилось, когда чеченцев выселили, то всю республику заполнили другими народами. А когда вернулись в 1957 году, в Грозный негласно почти никого из чеченцев не пустили. И в Грозном преобладающее население было русскоговорящим. — А вот события 1992 года, когда ты помогал уезжать знакомым… — У меня был сокурсник, еврей. И когда после развала Союза, он, как и все из «еврейской слободки», уезжал, понимая, что будет хаос. Не знаю даже, как они это предчувствовали. И бабка его, старая, безногая постоянно сидела на лавочке около дома. Она меня подозвала, спросила, как меня зовут, как зовут отца и сказала: «Передай отцу, ты парень хороший, ты друг нашего ребенка… что мы евреи, как крысы на старых кораблях: когда тонет корабль, мы все оттуда бежим. И раз мы отсюда все уезжаем, то обязательно что-то нехорошее здесь случится. И оно случилось буквально через два года. Я в силу молодости ничего не понял. Передал отцу эту информацию, он серьезно выслушал, ну и все. Поговорка „пока гром не грянет, мужик не перекрестится“ и к нам относится. Все плохое случается с убогими и бездарями, думали мы, а на самом деле…
— Плавно перейдем к теме войны. Чему тебя лично научила война? Ты был в гуще событий, а большинство людей войну видели только по телевизору. — Такой пример приведу: любой начинающий водитель через неделю понимает, что уже умеет хорошо водить. А через год он понимает, что, блин, он теперь научился офигенно водить автомобиль! А через пять лет — так вот именно теперь супер! Каждый промежуток времени ты понимаешь, что теперь ты научился. Чему меня война научила? Да ничему! Нельзя ничему научиться. — Погоди. Как так? — Ну это абстрактно. Тебе кажется, что ты чему-то научился, но глобально жизнь мало чему учит, слишком все непредсказуемо. Каждый раз все по-новому. Я научился тому, что радуюсь каждому дню сейчас. Мне скоро 47 лет исполнится. Всю мою жизнь с юных лет я занимался чем угодно, пытался разбогатеть, но не разбогател. И мне нужно каждый день работать. Это и угнетает, и я благодарен тому, что так сложилось. Я остался адекватным человеком. У меня дети получились замечательные, добрые и человечные. Они ценят все и не гонятся за дурным. Выжить в двух войнах, перебраться в другой мир, где другой язык и менталитет, все другое. Приспособиться здесь, родить пятерых детей, восптывать их… Сегодня модно хвастаться. В Фейсбуке. А живого контакта нет с людьми! Раньше нужно было пойти и постучаться в дверь, а сейчас нет. Нет, я не по-стариковски ворчу, прогресс — это хорошо. Мы можем видеть близких по видеосвязи, а не годами ждать писем. Так вот. Сейчас стремление разбогатеть — это больше чем религия! Все хвастаются машинами, ресторанами, мечтами. Но также в мире много людей, которые банально мечтают о здоровье!
— Мне твой скупой ответ о войне напомнило поведение моих дедушек и бабушек, к которым я в детстве приставал с расспросами, как они воевали. Я ждал книжных рассказов о баталиях, каких-то военных эпизодах. А они уходили от ответа, отнекивались. Мне казалось, за давностью лет все позабыли, но ты отвечаешь аналогично. — Это очень тяжелый отпечаток. — Задам прямой вопрос. Ты воевал? — Как тебе сказать. Скажу честно — и да, и нет одновременно. Я возил иностранных корреспондентов. По местам бомбежек, по госпиталям. Это моя война и мой вклад в нее. — Ты мог погибнуть? — Очень даже много раз. — Кого из близких ты потерял на войне? — К счастью, из близкого круга никого не потерял. Двоюродных и троюродных братьев потерял много, как и все в Чечне. Редкая семья, где нет потерь. Мы легкие были на подъем и понимали, что нельзя цепляться за дома, имущество, и нужно быстро сваливать из мест, где опасно. Наверное, поэтому. Мой отец умер рано, в 67 лет из-за проблем с сердцем, после ранения. Он в 2002 году ехал по городу Урус-Мартан и остановился поговорить со старым знакомым. К ним подошел третий человек, все взрослые, видные, всем по 60 лет. Они стояли разговаривали. К ним подъехала шестерка белая, из нее вышли двое со Стечкиными в руках и выпустили в них четыре обоймы. Это 80 патронов. В отца попало семь пуль. Одна сломала руку, вторая ногу. — Стреляли с какого расстояния? — В упор. — И он выжил? — Он боком стоял. Несколько пуль в спину зашло и одна по касательной задела голову. — Его собеседники погибли? — Погиб один только, который подошел к ним последним, троюродный брат старого знакомого отца. Друг выжил, его в Моздоке прооперировали, но пострадал он сильно. Отец меньше всех пострадал при этом. — И что это было? Сын знакомого отца был прокурором Урус-Мартана, а двое сыновей его двоюродного брата работали в ОМОНе. Нападавшие были боевиками, которые хотели таким образом, убив отцов, насолить им. После этого у моего отца случились два инфаркта, и он прожил меньше двух лет. Война — вещь плохая. Это огромный экзамен для человека. Людей умных война, я считаю, делает лучше, они в геометрической прогрессии взрослеют. А люди глупые стремительно деградируют. Человек, не развитый интеллектуально, более подвержен поглощению злом. Таких всегда хватает. В трудные времена это сразу видно.
Я видел примеры, как люди деградируют. И деградировали они с обеих сторон. Анархия и безнаказанность этому способствуют.
Для меня война в Чечне была картинкой в телевизоре. До тех пор, пока однажды я не пришел домой из института, а во дворе, у соседнего подъезда — похороны. Хоронили соседского паренька, лет на пять меня младше. У гроба мать, сестра, отца у них не было. И я разговариваю с людьми и выясняю, что парень служил на Тихоокеанском флоте, вроде бы на корабле. И из матросов создали сводный отряд морской пехоты и отправили в Чечню, там он погиб. И я с ужасом понимаю, что вот она война, совсем близко. Я же недавно этого подростка с его другом гонял, они помойку во дворе подожгли. А теперь он убит. И где те базы флота Тихоокеанского, а где Кавказ! И вот оно как вышло.
Дальневосточных морпехов привезли в Грозный и положили при штурме бывшего здания обкома партии. В январскую стужу, через реку Сунжа. Это 1995 год. Их тупо заставили форсировать реку, якобы они дальневосточники, холода не боятся. С тыла будто бы атаки никто не ждал. И половина их погибла в реке, а другая половина под обстрелом. Такого бреда много было. — И о чем тут говорить, о несправедливости судьбы? О легкомысленности непричастных? — Трактовать можно как хочешь. Но мальчик не смог от службы, от войны отмазаться, и вот так вышло. Спасибо, что дали похоронить. Я понял тогда, что война не виртуальна. Она дошла до соседнего подъезда. И я крепко задумался о непредсказуемости жизни. А ты спрашиваешь, чему тебя жизнь научила! Или учит…
— Давай сменим тему. Были в твоей жизни ситуации, когда решительность тебя спасла? — Сплошь и рядом. Я бы здесь не сидел с тобой. Не буду приводить примеры, это не по-мужски, не по-вайнахски. Но сто процентов, если я выжил, то я эту решительность хоть раз проявил. И не раз! Конечно, спасала. Даже самого трусливого человека хоть раз она спасет в жизни. — Хорошо. Без подробностей. Но что такое в твоем понимании „решительность“?
— Решительность — это пойти наперекор законам, писаным или неписаным. Иногда наперекор законам физики. Ну вот как с тобой сегодня, когда ты на велосипеде попал в аварию, размазался по асфальту, а сейчас сидишь со мной веселый!
— Недооценил дорожную обстановку. Дождь! — А сейчас сидишь тут перебинтованный и смеешься над этим! — Я радуюсь, что был в каске. И она оказалась прочнее бампера автомобиля! — Вот с решительностью то же самое. Как говорят на войне, победителей не судят. Если ты совершил решительный поступок и умер — ты дурак! А если выжил — то храбрец и герой. Не факт, что решительность — это панацея. Но чтобы тебе подфартило, надо рискнуть. Мне вспоминается рассказ Салтыкова-Щедрина про премудрого пескаря. Но его щука все-равно съела. — Лучше сидеть под корягой и не высовываться? — Нет! Я не сторонник этого. Есть такая притча про орла и ворона. Орел спросил у ворона, почему ворон живет 300 лет, а он, орел — такой крутой и гордый, выгравированный на гербах у царей — всего 80 лет. В питании все дело, ответил ворон. Ты, орел, свежую добычу ешь, а я питаюсь падалью. Полетели со мной, научу питаться, как я. И вот летят они, видят тушку какую-то полусгнившую. Садятся, ворон клюет, орла воротит. Ворон его подначивает: „Клюй давай, пробуй!“ Орел клюнул раз, другой. Нет, говорит, ворон. Лучше я один раз напьюсь горячей крови, чем буду 300 лет падалью питаться! Я понимаю, что я не орел, конечно. Но падалью питаться и жить под корягой — не мое. Хотя с возрастом потихоньку заползаю на корягу, но молодость у меня не такая была! Все будет хорошо, как говорил Глеб Жеглов. Или плохо! Как-то так. — Любовь — это абстрактное понятие или на любовь можно опереться? — О! Товарищ доктор. Ну у тебя и вопросы! Это самый сложный вопрос. Любовь — понятие абстрактное лишь до той поры, пока ты не влюбишься. Для человека влюбленного это реалии, и он очень незащищен. Он становится мишенью, дичью, чем угодно. На любовь нельзя опереться, на свою собственную любовь. Но на человека, который тебя любит, ты не просто можешь опереться, а даже больше. Любить и быть любимым — если выбирать из этих двух вещей… Душе комфортнее, когда ты влюблен. Но телу комфортнее, когда тебя любят. Апогей всего — быть влюбленным и чтобы тебя любили, вот тогда все состыковывается. Но это редко у кого случается.
— Самый яркий пример. Чему тебя научила дружба? — Ужас какие вопросы. — Ты же читал заранее. — Когда прочел первый раз, запрятал листок и решил, что не буду отвечать на эти каверзные вопросы! У чеченцев есть поговорка „друга себе надо сделать“ ну это вольный перевод. Не как Буратино сделать, а своими поступками, поведением, отношением к нему. У меня друзей сейчас немного, самых близких, разумеется. Жизнь так сложилась, что мои ошибки, не роковые, некоторых друзей от меня отвратили. Если есть у тебя реальный друг, это как экзотическое растение. Его нужно беречь! Ты любишь это растение и лелеешь его. Дружбу нужно заслужить. И эти обязательства взаимные. И переборщить нельзя… Это как саженец, его растят аккуратно: удобрений не пересыпать, воды лишней не лить, иначе сгниет росток. Дружба сложнее любви, она не подвержена химическим реакциям, которые тебя заставляют любить. Дружба — не простое приобретение. Я жалею, что в отношении некоторых людей не сохранил дружбу. Немножко не хватило внимания, немножко моего присутствия. Хотя дружбу можно и от большого желания убить. Одного друга я потерял потому, что рассказал ему правду, которую не следовало рассказывать. Баланс очень сложный. — Расскажи о своих привычках. Я полон вредных привычек. Кладезь их! Я курильщик, люблю на ночь поесть — могу целый день не есть, а вот лечь с пустым желудком — это катастрофа! Китайцы говорят, что человек состоит на 80 процентов из привычек. Поэтому много внимания уделяют внедрению в детей правильных привычек. У меня много хороших привычек, но и колоссальный набор плохих. Похвастаться нечем. Сказать, что я незыблемый правдоруб — нет… — Ты человек восточной дипломатии! — Да, я считаю, что острые углы надо сглаживать. — Что тебя заставляет шевелиться и движет тобой по жизни? — Раньше у меня было стремление к обогащению. А сейчас я живу ради своих детей. Не сказать, что я идеальный отец, времени у меня мало для детей. Но я с ними добрый, а с другой стороны строгий. Смесь бульдога с носорогом! С одной стороны, чеченский папа, с другой стороны — современный, европеизированный. Детей у меня пятеро.
— Трое детей в России — многодетная семья. — У меня средняя чеченская семья — Как правильно воспитывать детей? — Если бы я знал! Как сказал один еврей, знал бы, где упасть — соломки бы подстелил. При раскопках древнего города Урарту расшифровали глиняные таблички, в которых говорилось, что близится конец света, потому что молодое поколение совсем испортилось. Универсальной формулы нет. В чеченском языке есть слово „зама“, в переводе „эпоха“, но чуть глубже: в него входит и время, и культура этого времени. Эпохи меняются, хотя основные постулаты вряд ли. Нужно всегда прививать доброту, уважение к старшим, к родителям. Ребенок –личность, но строго в рамках дозволенного его родителями. Родитель не тот, кто биологический родитель. Рожать детей в первые минуты очень весело, все остальное потом тяжело. Ты ребенка кормишь, растишь и любишь, и он должен находиться в рамках твоего восприятия. Даже если они ошибочные, с точки зрения сидящего за соседним столом. Но я их отец, я их воспитываю и люблю. И как бы я не ошибался, самое лучшее что они могут получить — это мое восприятие мира. Потому что я их люблю, я за них умереть готов. А никто другой умереть за них не готов. Воспитайте себе подобных. И я убежден, что у ненормальных людей не должно быть детей. Я, может, перегибаю палку, но нормального ребенка можно сделать ублюдком. Ни один серийный убийца таким не родился, его таким сделали. Гитлер, я думаю, был прекрасным младенцем, и мама его любила. Родить легко, вырастить — тяжело. — Нужно ли воспитывать близких и кто эти близкие люди? — Вопрос на миллион долларов! Наверное нужно, но бессмысленно. В какие-то рамки ставить близких необходим, потому что даже близкие тебе люди не лишены своих минусов. Каждый человек, слава Всевышнему, индивидуален. Но слово „близкий“ подразумевает определенное отношение к его личности. И если ты его пытаешься воспитать, то оно теряет свою актуальность. Близкого человека ты на 90 процентов воспринимаешь таким, какой он есть. Да, какие-то корректировки, чтобы удобнее и комфортнее было общаться и видеться. Ты поставишь границы, чтобы он их не переходил, либо ты их не переходишь. Но нужно принимать таким, какой он есть. А надрессировать можно и животное. И кошку, и тигра… Но они же не близкий человек. — Как правильно стареть? Модный нынче вопрос. — У меня банальное мнение. Как бы правильно ты ни старел, все равно состаришься, никуда не денешься. Может, будешь выглядеть чуть лучше, моднее, умом блистать.. У меня мечта состариться на родине, быть старым бородатым чеченцем с седой бородой. Умереть в Чечне и быть там похороненным. У меня все просто с этим. Не знаю, когда я перейду этот Рубикон, у каждого старость в разное время. Старость — это не материальное. Люди становятся стариками физически, но в голове могут остаться молодыми разгильдяями. Надо соответствовать своему возрасту. Помнишь, был такой фильм советский „Сказка о потерянном времени“? Когда старик с бородой катается на перилах, он глупо выглядит. Сейчас люди пытаются „победить“ старость. И я веду себя не как 47-летний чеченец времен моего детства. Раньше мужчинами становились в 20 лет уже. У меня сыну 19, и он еще на плейстейшене играет. Эпоха такая. Старей соразмерно своему актуальному статусу. — Какое значение имеют для тебя твои предки? — Для чеченцев предки имеют колоссальное значение! Я знаю имена восьми своих отцов-предков, по коленам. — Деды-прадеды? — Да. — Мой отец был интересным человеком. Многое в его характере, например, дипломатичность мне передалась, но я вспыльчивей, чем он. Мой дед был абреком до 1974 года примерно, даже в учебники истории попал. — Поясни, кто такой абрек — не все знают. — Человек, который ушел в горы против власти. Вот Сталин был абреком! Повстанец, революционер. — Он до 74 года был в горах? — Нет, его реабилитировали в 74-м году. Он к тому времени уже отсидел и жил спокойно. Моего прадеда по отцовской линии звали Очча. У него была короткая жизнь, он прожил 25 лет. Его судьба очень интересна. Его отец был уважаемым человеком, и сына забрали ребенком в Санкт-Петербург, воспитывали в Пажеском корпусе, а потом он стал офицером Дикой дивизии. После революции вернулся в Чечню, в горскую республику и работал у своего однополчанина из Дикой дивизии на нефтяных приисках сотником. А зарплату раньше выдавали по субботам. И однажды дилижанс с зарплатой задержался, мешок с деньгами прадед взял с собой в номер гостиницы, так как люди уже разошлись, не дождавшись. И той ночью к нему в номер вошли, зарубили топором и забрали деньги. Его сын родился через шесть месяцев после убийства отца, он только успел приехать жениться, зачать сына и уехал на нефтяные прииски. Такая история. А вот его отец, Юсуп-хаджи из Махкитов, он был очень почитаемым человеком, бессребреником. Его называли миротворцем. Он три раза был в хадже, в Мекке, последний раз в 90 лет. Прожил 126 лет, роста был 2 метра 12 сантиметров. Разруливал конфликты и кровную месть. Люди его любили и считали праведником. И праведник этот родился у очень неправедного человека! Его отец был гигант и очень сильный. У него были торчащие в стороны усы, и когда шел дождь, он их завязывал сзади, чтобы не висели. Потому что висящие усы — это позор! Он ходил с палицей в лес, охотился на медведя. Когда отправлялся на охоту, люди в лес не ходили! Он не считался задирой, но мог заставить тебя медведя на себе из лесу притащить. Не очень верующим человеком был, и у него такой сын родился. Я ни одного своего предка, кроме отца, не видел. Мой дед умер, когда мне был один год. Но мне кажется, когда я о них говорю, я даже себе представляю их внешне. Где-то внутри меня все они есть, понемножку. И я уйду, останутся мои сыновья. Даст Всевышний, у моих сыновей будут сыновья. И это единственное, что останется. Больше не останется ничего.
Комментарии
Другое , Лев Толстой , Глеб Жеглов , Грозный , Франция , Чеченская Республика
Читайте также
В Италии призвали отменить санкции против России
5
Сбор подписей. Оппозиционер Мурыгин заявил о предвзятости окружной избирательной комиссии
Последние новости
Бог не Тимошка! Фанаты Ирины Шейк устроили шоу для Леди Гага: она узнала хит Аллегровой и рецепт малосольных огурцов
Красотой в бабушку: София Ротару показала совместные фото с внучкой-моделью
Озорная Алла и влюбленный лев: Максим Галкин с семьей посетил Рижский зоопарк