Ещё

Бедный мальчик. Кто помогает сыну Романа Абрамовича заниматься бизнесом 

В декабре 2010 года сын Романа Абрамовича, 17-летний Аркадий отправился в столицу Дании покупать футбольный клуб «Копенгаген». Акционеры клуба не восприняли его всерьез, и, разозлившись, несостоявшийся покупатель дал тогда едва ли не единственное в жизни интервью. «Они поступили глупо, — сказал он. — Они думали, как получить легкие деньги, а не о благе клуба».
Прошло два с половиной года, и 19 мая 2012-го он стоял на трибуне рядом с отцом, не скрывая слез радости. В тот день футбольный клуб «Челси» Романа Абрамовича в драматичном финале Лиги чемпионов УЕФА по пенальти обыграл немецкую «Баварию» со счетом 4:3. Фанаты «Челси» до сих пор обсуждают в чатах эту историческую битву. И не только победу, но и реакцию сына Абрамовича. «Чувствую, что он любит „Челси“, — писал один фанат. „Будет круто, если „Челси“ останется в их семье“, — замечал другой. „Да здравствует клан Абрамовичей!“ — восклицал третий. Букмекерская компания Paddy Power пять лет назад принимала ставки 8 к 1 на то, что „наследник Абрамовича готов сменить Романа“.
Сейчас Аркадий владеет нефтегазовым бизнесом, которым занялся еще в 2011 году, и строит гигантские теплицы в России, вкладывая в них миллиарды рублей. Готов ли он действительно „сменить Романа“ не только на футбольной трибуне, но и в бизнесе?
Среди друзей отца
Двадцатипятилетний Аркадий Абрамович — сын Романа Абрамовича от второго брака. С его матерью, живущей в Лондоне Ириной, в девичестве Баландиной, у Абрамовича пятеро детей. Аркадий — второй из них и старший из трех братьев. Роман и Ирина развелись в 2007 году, но, по ее словам, сохраняют хорошие отношения, а дети дружат со своими братом и сестрой, которые родились в браке с третьей женой Абрамовича Дарьей Жуковой. Они часто встречаются у отца.
Аркадий окончил в Лондоне частную American Community School (Школу американского сообщества), где обучение стоит $60 000 в год, и в 2011 году начал изучать деловое администрирование в бизнес-школе Северо-Восточного университета в Бостоне.
Преподававший на курсе Аркадия профессор стратегического менеджмента Уильям Криттенден вспоминает, что при обсуждении бизнес-кейсов тот „мог сочетать теорию и собственный опыт“, а также „легко переходил от лидерства к роли подчиненного, что важно для работы в команде“. „Я думаю, что у Аркадия есть образование, опыт, зрелость и сила характера, которые позволяют ему сейчас быть успешным во многих проектах“, — считает Криттенден.
Откуда у Абрамовича-младшего предпринимательский опыт, которым он мог поделиться с однокурсниками уже на первом курсе? Бывший министр энергетики Игорь Юсуфов, хорошо знавший руководство принадлежавшей в 1995–2005 годах Роману Абрамовичу компании „Сибнефть“, рассказывает, что Аркадий чуть ли не с детства общался с топ-менеджерами отца. Даже после того как Роман Абрамович в 2005 году продал компанию »Газпрому» за $13 млрд и его команда стала вахтовым методом работать в администрации Чукотки, где он избрался губернатором, Аркадия продолжали «патронировать» бывшие менеджеры «Сибнефти» — экс-президент компании Евгений Швидлер, бывшие вице-президенты Андрей Городилов и Ирина Панченко. «Они его приглашали на переговоры, представляли полезным людям», — рассказывает Юсуфов. По его мнению, эти наставники и привели Аркадия в нефтегазовый бизнес.
редакция рекомендует
Самые богатые наследники России — 2019. Рейтинг Forbes Зять миллиардера Рыболовлева решил стать президентом Уругвая
Нефтяное пятно
«Пошел по стопам отца», — писали британские газеты в апреле 2011 года, когда стало известно, что фонд ARA Capital, созданный Аркадием Абрамовичем, купил за £3 млн 25% торгующейся на AIM (альтернативной площадке Лондонской фондовой биржи) компании Crosby с проектами в нефтегазовом секторе. В ожидании преференций, которые получит фирма в России благодаря связям и деньгам Романа Абрамовича, в тот же вечер ее акции подорожали сразу на 48%.
Но крупных инвестиций компания не дождалась. Возможно, не угадали с новым названием: компанию после сделки переименовали в Zoltav Resources, а Zol на иврите — бедный. Но скорее дело в принципиальности Абрамовича-старшего. Как рассказывали Forbes знакомые миллиардера, наблюдая за упражнениями сына в бизнесе, давать денег он не хотел, объясняя: «Пусть институт сначала окончит». При этом на красивой жизни наследника отец не экономил. Как писало издание The Famous People, «общеизвестно, что у парня есть ранчо в Калифорнии и дома в Европе и вслед за отцом он ведет роскошную жизнь».
В августе 2011 года Аркадий увеличил свой пакет в Zoltav до 40%, в ноябре — до 45%. После первой покупки цена бумаг Zoltav упала на 23%, а после второй — на 14%. В 2013 году в компании появился еще один крупный акционер. Zoltav тогда провела допэмиссию на $26 млн и заплатила новыми акциями за компанию CenGeo бывшего совладельца компании «Сибуглемет» Валентина Бухтоярова. CenGeo через Сибирскую геологическую компанию принадлежали лицензии на участки крупного месторождения Колтогорского блока в Ханты-Мансийском автономном округе. По итогам еще одной допэмиссии доля Абрамовича-младшего осталась прежней, а Бухтояров получил 29,1% компании. Еще через год, в 2014-м, Zoltav купила у Бухтоярова за $180 млн ($77,5 млн — собственные средства, остальное — кредитные) кипрскую Royal Atlantic Energy, владевшую месторождением в Саратовской области.
Валентин Бухтояров был не чужим для Абрамовичей. «Сибуглемет» поставлял коксующиеся угли на металлургические комбинаты «Евраза», совладельцем которого является Роман Абрамович. «Сибуглемет» в 2013 году был продан, и Бухтояров инвестировал часть денег в компанию Аркадия Абрамовича. На запрос Forbes Валентин Бухтояров не ответил.
Через год в Zoltav появился еще более близкий Роману Абрамовичу миноритарий. В январе 2015 года около 5% компании приобрела Erlinad Holdings Limited, конечным бенефициаром которой был Давид Давидович — бывший директор по маркетингу «Сибнефти», а с начала 2000-х руководитель российского подразделения компании Millhouse, управляющей активами Романа Абрамовича и его партнеров. Сумма сделки не разглашалась, но такой пакет мог стоить на AIM £3,7 млн (около $5,6 млн). Капитализация Zoltav составляла тогда £71 млн, или $108 млн Давидович тоже не стал давать комментарий для Forbes.
Проверенные партнеры Романа Абрамовича среди акционеров пока не очень помогли финансовому здоровью компании. За три года капитализация Zoltav сократилась вчетверо, примерно до £19 млн, или около $25 млн на конец марта 2019 года. Прибыль компания заработала лишь в 2014-м, когда началась добыча на саратовском месторождении. Затем каждый год она отчитывалась о падении выручки и убытках. В 2016 году Zoltav открыла новое месторождение в Ханты-Мансийском автономном округе, но собственных сил и средств на его разведку и разработку не хватало. Компания собиралась привлечь крупного инвестора, но быстро найти его не удалось. Абрамович-старший тоже не стал помогать бизнесу сына, который к тому времени уже окончил Северо-Восточный университет.
В 2017 году Zoltav объявила в годовом отчете, что «перенесла операционный акцент с добычи на разведку». На биржевом сайте London South East трейдеры, следящие за Zoltav, были разочарованы. «Центральную, хотя и скрытую роль играет [в фирме] отец Аркадия с его связями в России, — писал пользователь blackrocktrader. — Компания должна расти, но сделок нет, и она вымирает, как мамонт».
Тепличные условия
В мае 2015 года Аркадий Абрамович зарегистрировал в Москве инвестиционную компанию Sigma Capital, которая через полгода создала в Белгородской области аграрную фирму «Гринхаус». Абрамович-младший решил заняться овощами. Ситуация располагала: после присоединения Крыма и введения западных санкций против России российское правительство запретило ввоз сельскохозяйственной продукции, включая овощи и фрукты, из недружественных стран, а уничтожение российского военного самолета турецким истребителем в ноябре 2015 года привело к запрету на ввоз турецких помидоров. С 2015 года российское правительство стало возмещать инвесторам 20% капитальных затрат на проекты по строительству теплиц для выращивания овощей. Это позволило снизить сроки их окупаемости до восьми лет. Строительством теплиц занялись такие далекие от агробизнеса участники списка Forbes, как один из основателей телеком-оператора «Скартел» (Yota) Сергей Адоньев и владелец АФК «Система» Владимир Евтушенков.
В августе 2016 года «Гринхаус» получила от белгородского правительства добро на строительство. К этому времени компания взяла в аренду на 49 лет с правом выкупа 191 га в районе Старого Оскола. Участок был уже оснащен коммуникациями. Инвестиции в первую очередь (24 га теплиц объемом производства примерно 20 000 т овощей в год) должны были составить 5,9 млрд рублей. В дальнейшем планировалось расширить площадь теплиц до 108 га, а производство — до 95 000 т.
Александр Фадеев, советник белгородской «Корпорации „Развитие“, отвечающей за инвестиционные проекты в области, называет „Гринхаус“ „гигантом, самым большим тепличным хозяйством в области“. В ноябре 2016 года у Аркадия Абрамовича и в этом проекте появился надежный партнер — бывший вице-президент „Сибнефти“ по финансам Ирина Панченко, совладелица продовольственной группы „Продо“, созданной на средства бывших акционеров „Сибнефти“. В „Гринхаусе“, как и в „Продо“, Панченко получила 25%.
Появление в акционерах опытного управленца оказалось как нельзя кстати. В ноябре 2017 года российское правительство отменило запрет на ввоз турецких овощей, в 2018 году снизило возмещение капитальных затрат до 10%, а с 2019-го отменило вообще. По словам генерального директора „Гринхауса“ Гурия Шилова, инвестор вложил в белгородский проект более 4 млрд рублей, запустил весной 2018 года комплекс в эксплуатацию, но отмена льгот поставила его запланированное расширение под вопрос.
Александр Фадеев из „Развития“ замечает, что компании „Гринхаус“ все же легче, чем остальным. У Абрамовича-младшего есть поддержка отца, связи, которые обеспечили выход продукции практически во все торговые сети: Metro, X5 и „Азбуку вкуса“. „Гринхаус“ имеет возможность поиграть ценами», — поясняет Фадеев. То есть поставлять овощи в торговлю дешевле конкурентов.
В октябре 2018 года на московской выставке «Золотая осень» Аркадий Абрамович объявил, что планирует построить огромное тепличное хозяйство площадью больше 300 га на Дальнем Востоке. Для этого была зарегистрирована фирма «Гринхаус Дальний Восток», инвестиции в дальневосточный проект оценивались тогда в $750–900 млн Компания собиралась выращивать помидоры, огурцы и сладкий перец для поставок в Китай, используя дешевую в сравнении с китайской электроэнергию. Но оказалось, что необходимых объемов энергии на Дальнем Востоке нет, и в апреле 2019 года компания сообщила, что от своего дальневосточного проекта она отказывается.
Самые богатые наследники России — 2019. Рейтинг Forbes
1 из 20 2 из 20 3 из 20 4 из 20 5 из 20 6 из 20 7 из 20 8 из 20 9 из 20 10 из 20 11 из 20 12 из 20 13 из 20 14 из 20 15 из 20 16 из 20 17 из 20 18 из 20 19 из 20 20 из 20 Единственный сын президента «Лукойла» ушел из компании и занялся своим бизнесом, рассказал миллиардер в интервью «Ведомостям» в октябре 2018-го. Юсуфу через компанию «ЭКТО» принадлежит 60% ООО «ВТП» (транспортировка нефти), пополам с отцом он владеет ООО «Лукавто» (дилер Mercedes-Benz), его жена Алиса руководит ООО «Юсал» (управление недвижимостью). Еще у Юсуфа есть компания под названием «План Б» (производство безалкогольных напитков). «План А», впрочем, тоже никто не отменял: по завещанию Юсуф получит принадлежащий отцу пакет акций «Лукойла», но управлять компанией не будет.
*Здесь и далее указано состояние и место на 19 апреля 2019 года.
Дочь основного владельца компаний «Новатэк» и «Сибур» с 2016 года входит в попечительский совет New Museum. Ее отец в 2009-м создал фонд поддержки молодых российских художников «Виктория — Искусство быть современным» (V-A-C Foundation). С недавних пор Виктория занимается и бизнесом — летом 2018 года она стала единственным собственником строительной компании «Нова», подрядчика «Новатэка». Виктория принципиально не дает интервью, отказывается от общения со СМИ. О ее младшем брате почти ничего не известно.
В середине 1990-х у владельца НЛМК сгорела дача, он отправил сыновей за границу и с тех пор избегает разговоров о семье. Старший сын Дмитрий работает в компаниях отца с середины 2000-х, входит в советы директоров многих транспортных компаний холдинга UCL, курирует «Румедиа» (Business FM и Radio Chocolate). Юрий владеет люксембургской компанией по управлению капиталом RiskInvest Holding — ей принадлежит 4,25% Fletcher Group, в которую входят НЛМК и UCLH. Дмитрий считает, что отец передаст управление сыновьям «хоть завтра». Анастасия учится в МГУ.
Сын основного акционера УГМК окончил Лондонскую школу экономики и бизнес-школу Hult, работает в группе отца заместителем гендиректора по коммерческим и финансовым вопросам Челябинского цинкового завода. Вместе с казахским бизнесменом Кенесом Ракишевым является партнером израильского венчурного фонда Singulariteam (инвестиции в финтех). В конце 2018-го стал почти стопроцентным владельцем компании «Инфрамайн» (цифровые решения для металлургической, угольной и химической промышленности). Среди клиентов «Казцинк», Glencore и УГМК.
Старшая, Наталья, изучала литературу в Оксфорде. Вернувшись в Россию, по словам источников Forbes, занялась кино. Ксения окончила Эдинбургский университет, изучала философию и французский. У нее два сына. Муж — Глеб Франк, сын гендиректора «Совкомфлота» Сергея Франка. В 2018 году Ксения продала свои 12,5% акций «Согаза», доставшихся от отца. Она работает в Благотворительном фонде Елены и Геннадия Тимченко, который занял первое место в рейтинге благотворительных фондов российских миллиардеров Forbes. Младший сын Иван родился в Хельсинки, изучает международные отношения в Женевском университете.
Жена владельца компаний «Еврохим» и СУЭК, бывшая солистка белградской группы Models Александра Мельниченко (в девичестве Сандра Николич) родила в 2017 году второго ребенка — мальчика Адриана. Дочери Мельниченко Таре семь лет. Дети вместе с родителями путешествуют по всему миру — у Мельниченко есть дома в Монако, Франции, США, Великобритании, Швейцарии и России и две мегаяхты: крупнейшая в мире парусная яхта «А» и моторная яхта «А». Последний раз семью в полном составе видели на общественном пляже карибского острова Ангилья в конце марта 2019 года.
Дети владельца ГК «Ренова», попавшего под санкции США, тесно связаны с Америкой. Оба окончили Йельский университет. Ирина в 2005-м стала соучредителем НП «Йельский клуб» в России. Александр — гражданин США по рождению, работал с венчурным фондом «Реновы» Columbus Nova Technology Partners (CNTP), владеет автосалонами Ferrari в Денвере и Филадельфии. Ирина до 2002 года работала в Нью-Йорке аналитиком Citigroup, а в 2002–2009 годах — в СУАЛе и «Ренове». Сейчас живет в Москве с двумя детьми и мужем Салаватом Резбаевым, основателем Trilogy Capital Group.
Летом 2015 года единственная дочь генерального директора Уральской горно-металлургической компании (УГМК) окончила Ломоносовскую школу «Интек» в Истринском районе Подмосковья с золотой медалью «За особые успехи в обучении», после чего поступила на платное отделение экономического факультета Высшей школы экономики (ВШЭ). По окончании третьего курса бакалавриата в 2018 году Мария Андреевна Козицына в общем рейтинге 272 студентов своего курса занимала 127-е место со средним баллом 6,96 из 10 возможных.
В октябре 2018 года совладелец «Лукойла» Леонид Федун передал сыну и дочери 17 млн акций из своего пакета. Сейчас эти акции стоят почти $1,5 млрд, но могут ли дети распоряжаться ими по своему усмотрению и сколько приходится на каждого, не раскрывается. Сын Антон живет в Лондоне, управляет своими люксовыми отелями The Ampersand Hotel и Vintry & Mercer. Он окончил Университет Суррея по специальности «менеджмент и туризм» и бизнес-школу Regents. Его сестра Екатерина училась в МГИМО и в том же Regents. В 2014-м она вышла замуж за Юхана Гераскина, технического директора ФК «Спартак» (до октября 2018 года).
Старшая дочь владельца Магнитки Татьяна в середине нулевых занималась поставками продукции комбината за рубеж. Позже начала собственный бизнес: имела долю в стройцентре «Строй Двор», сейчас у нее строительная компания «Реконструкция». Ольга проработала на комбинате отца 13 лет, в последние годы — директором по финансам московского представительства ММК. В 2017 году ушла с этой позиции, сохранив место в совете директоров. Ольга владеет виллами (Villa les Figuiers и Villa Nellcote) во Франции, которые ранее принадлежали ее отцу. В 2013 году снялась в эпизоде фильма Тимура Бекмамбетова «Елки-3».
В 2013-м владелец «Интерроса» Владимир Потанин первым в России присоединился к «Клятве дарения», пообещав отдать не менее 50% своего капитала на благотворительность. Его старшие дети увлекались аквабайком: сын — многократный чемпион России, дочь — трижды чемпионка мира. После аквабайка Анастасия занялась танцами, благодаря чему познакомилась со своим мужем, танцором Артемом Кручиным. В 2018 году они сыграли свадьбу в Антибе. Иван — аналитик в нью-йоркской LR Global, Василий учился в Нью-Йорке в Friends Academy. Во втором браке у миллиардера есть дочь Варя и сын.
Старшая дочь основателя «Альфа-Групп» Лора во время учебы в Йеле танцевала в балетной труппе Yaledancers, после выпуска подписала контракт с Израильским государственным балетом. Катя, окончив Йель, осталась в Нью-Йорке и с августа 2018-го работает в компании Teneo (управленческий консалтинг). Сын Александр летом окончит Севенокс и переедет из Англии в США — будет учиться в бизнес-школе Штерна. Он уже занимается бизнесом как соучредитель event-агентства «Артист Банк» и компании AFF Hookah (кальяны по аутсорсингу). Младшая, Ника, пока учится в Москве.
С первой женой Еленой Митюковой владелец «Северстали» развелся в 1996 году, когда сыну Илье было десять лет. Мордашов с ним давно не общается. От второй жены, тоже Елены, у него два сына — Кирилл и Никита, им Мордашов передаст 65% акций золотодобывающей компании Nordgold. Это позволит братьям стать участниками списка Forbes. С третьей женой Мариной у бизнесмена трое детей. Они все учатся в школе Wunderpark на Новой Риге, которую открыла их мама.
Дочь основателя сети «Магнит» окончила Кубанский государственный университет по программе «экономика». На старших курсах университета Полина стала участвовать в жизни отцовской компании: присутствовала на совещаниях, общалась с начальниками подразделений, вникая в подробности управления. Но Галицкий не хочет, чтобы она занималась бизнесом. «Я видел бизнес. Я не хочу такую жизнь своей дочери», — говорил он в интервью «Русским норм!». Опасения бизнесмена небезосновательны: открытый летом 2018 года фитнес-центр «Сайклклаб», в котором Полине принадлежало 50%, сейчас ликвидируется.
Старшая дочь экс-владельца «Уралкалия» Екатерина занимается верховой ездой. Благодаря этому познакомилась с внучкой Аристотеля Онассиса Афиной и договорилась с ней о покупке греческого острова Скорпиос. Сейчас он принадлежит семейному трасту, Екатерина — бенефициар. На острове сыграли ее свадьбу с уругвайским финансистом Хуаном Сартори, который хочет стать президентом Уругвая. У пары двое детей. Младшая дочь Рыболовлева Анна живет в Швейцарии с его бывшей женой Еленой, которая после развода получила $600 млн и вошла в список Forbes.
Сын совладельца «Евраза» начинал карьеру в компании отца. Отработав около года, он перешел в УК «Тройка Диалог» на должность аналитика по телекомам и IT-сектору. Наследник миллиардера попробовал себя и на госслужбе в «Росатоме», но разочаровался и уехал в Лондон получать MBA. Там же будущий бизнесмен устроился на работу в венчурный фонд DFJ Esprit, а позже вместе с другом, с которым учился во ВШЭ, создал уже свой фонд. Сейчас под управлением Target Global находится более $700 млн Дети акционера LetterOne, председателя совета директоров банковской группы «Альфа-банк» Петра Авена в 2016 году окончили учебу в Йельском университете и остались в Нью-Йорке. Денис, который изучал экономику и математику, сначала работал аналитиком в инвесткомпании Lazard, а в августе 2018-го перешел в Warburg Pincus, где специализируется на инвестициях в сектор ТМТ (технологии, медиа и телеком). Дарья работала координатором по развитию продуктов в нью-йоркской компании MAC Cosmetics, а в январе 2018-го перешла в Tom Ford.
У Алексея Кузьмичева, партнера Михаила Фридмана по «Альфа-Групп» и LetterOne, в конце октября прошлого года родились дочки-двойняшки Марго и Тая. Их старший брат Алексис живет в Париже, учится в одной из лучших частных школ Франции, играет в теннис, любит музыку, с большим удовольствием слушает хард-рок. Новогодние каникулы провел с отцом в Санкт-Морице, вместе катались на лыжах. Маму Светлану Кузьмичеву-Успенскую с двухмесячными девочками оставили внизу, на море в Сен-Тропе.
У старшей дочери совладельца LetterOne Евы в 2018 году родился сын, его назвали Борисом, в честь прадедушки. Ева живет в Лондоне с мужем, голландским юристом Алексом ван дер Цваном, до недавнего времени сотрудником фирмы Skadden. В апреле 2018 года его приговорили к 30 дням тюрьмы за дачу ложных показаний агентам ФБР о его связях с Риком Гейтсом, партнером бывшего руководителя избирательной кампании Дональда Трампа Пола Манафорта. Младшая дочь Эля учится в Веллингтон-колледже в британском графстве Беркшир.
Единственный сын основного владельца Трубной металлургической компании и группы «Синара» живет с женой и двумя детьми в Женеве, управляет швейцарским инвестфондом Lera Uncorrelated Fund, который размещает капитал в хедж-фонды. Он участвует в развитии семейного винодельческого хозяйства Bebian, расположенного на юге Франции в Пезенасе. Бизнес отца ему интересен — Александр входит в советы директоров «Синары» и ТМК, возглавляет совет СКБ-банка, занимается развитием группы СКБ (включает Газэнергобанк и ДелоБанк). Играет в теннис, увлекается авиацией.
Комментарии