Ещё

Замок на озере, Дом с котами и марципан взамен бессмертия 

Замок на озере, Дом с котами и марципан взамен бессмертия
Фото: Ревизор.ru
В республиках свои майские праздники: в  в первое воскресенье мая отмечается День матери, а в  4 мая — День независимости. Он связан с провозглашением не той независимости, о которой читатели, возможно, подумали, а независимости 1918 года, после окончания Первой мировой войны. При случае поздравьте с ними коренных жителей — это каждому приятно.
При СССР в Прибалтику стремились как в единственно доступную большинству рядовых граждан «заграницу». Прибалтийские республики воспринимались как некая имитация Европы (наивные советские люди упускали из виду, что они не казались, а были Европой!), а в особенности — как воспроизведение западного образа жизни. Автор этих строк впервые посетила Литву в 1988 году — действительно, как в иной мир попала! На отроческое сознание произвели одинаково сильное впечатление средневековые силуэты центра и замка Тракай и мягкое мороженое, продававшееся прямо на улице. Специальные машины выдавливали лакомство прямо в вафельный рожок, вы подумайте!.. Вскоре чудо мягкого мороженого перестало быть чудом. А вот живые древности опять порадовали и очаровали! Замок Тракай.
Сейчас россиянам доступно любое дальнее зарубежье. И все-таки в страны Балтии не едут не только рядовые обыватели, но и звезды. В юрмальском отеле «Балтик Бич» ("Балтийский берег") регулярно проводит часть лета с детьми и . Летний отдых в странах Балтии привлекает россиян чуть ли не сильнее майских экскурсий. Видимо, причина в чистой экологии вкупе с морским климатом (хотя этот же климат капризен и коварен и заставляет все время носить с собой зонтик или дождевик). Ну, и неповторимая атмосфера сохраненного средневековья, которое нам, благодаря «Властелину колец» и «Игре престолов», ближе реальности. В минувшие «русские выходные» я слышала от гидов, что апартаменты на прибалтийских курортах уже забронированы почти все. На Рижском взморье воздух по-прежнему свеж, и там неуклонно веет ветер надежд. Отель «Балтийский берег» в .
В страны Балтии наш человек может попасть в рамках организованного тура или «диким» способом. Выбор зависит исключительно от личных предпочтений. Мне удобнее, когда организационные хлопоты по оформлению документов и визы и покупке билетов берет на себя туроператор, когда маршрут поездки заранее известен и возможны дополнительные экскурсии, и когда тебя подводят к тому, что обязательно надо посмотреть и рассказывают при этом: «Эти ворота были построены в тысячу пятьсот затертом году…» И даже вошедший в анекдоты мем гида «Посмотрите налево, посмотрите направо» скорее полезен, чем наоборот. Только примите к сведению, что в Европе гидов не принято фотографировать, не спросив у них разрешения. Вирские ворота в Таллинне.
Кстати, древние ворота играют важную роль в жизни туристов. Вильнюсские старые кварталы начинаются от Остробрамских ворот (они же Аушрос, они же Острые ворота). В них расположена часовня в честь Пресвятой Девы Марии, где находится икона Богоматери «Милосердие». Это уникальная икона, на которой запечатлена без младенца. Ходит слава, что икона творит чудеса, поэтому в часовне обычно не протолкнуться. В Таллинне «водораздел» нового и старого — Вирские ворота. И только в  нет как таковых ворот, отделяющих новый город от старого — но в старом городе огромное количество уютных и загадочных подворотен, так и заманивающих заглянуть. Заглядывайте смело — в большинстве открыты кафе и бары. Памятник латышским стрелкам и церковь Святого Петра (на заднем плане).
Рижские экскурсии начинаются от памятника красным латышским стрелкам. Их идеологическую позицию подчеркивает красноватый гранит. За спиной у суровых борцов революции — Ратушная площадь, с которой начинаются все туристические пешие маршруты. Так и в истории одно событие неотделимо от другого.
Те, у кого аллергия на организованность и обязательность, могут устроить себе самостоятельное турне по странам Балтии. Это просто — границы между ними чисто номинальные, отмеченные лишь государственными флагами. Оставшиеся от дошенгенских времен пограничные терминалы превращены в кафе и магазинчики. Испытанием нервов и тратой времени является лишь выезд в Европу из . Но все кончается, и вот уже мы в Балтии. Расскажу самостоятельным путешественникам, что стоит посмотреть в этих странах. Памятник Гедимину, Вильнюс. Фото: yandex.ua Опасения, что в прибалтийских республиках «нарочно» не говорят по-русски, сильно преувеличены. Я столкнулась только с двумя случаями непонимания. Оба раза — в Литве. В Латвии и в  коммуникационных проблем не возникло. Считается, что наиболее распространен русский язык в Латвии. Есть анекдот: решили проверить, на каком языке прибалты говорят в неожиданных ситуациях. Положили посреди города грабли. Все, наступившие на них, оказались русскими.
Русского языка не знают лишь совсем молодые люди — в республиканских школах теперь не учат его в обязательном порядке, подрастающее поколение массово выбирает один из языков мира. Как правило, это английский. Так что на всякий случай возьмите с собой русско-английский разговорник.
Практика показывает: когда люди хотят понять друг друга, жестов, междометий и обрывков слов вполне достаточно. В  мне повезло поймать не такси, а попутку с представителем того самого молодого поколения за рулем, которое не знает ни слова по-русски. Однако он прекрасно понял, что туристке надо доехать от музея Чюрлениса до сердца старого города, Каунас Пилис (замка), и даже денег не взял за любезность. «Каунас пилис».
К слову о такси. Прибалтийские таксисты давно уже вооружены счетчиками, поэтому спрашивать, как у нас: «Шеф, сколько возьмешь до?..» — не имеет смысла. Водители поголовно владеют русским и вопрос поймут, но таксист не знает, знает гаджет. Приборы эти разные: иные, как в советских желтых машинках с шашечками, считают только копеечки, в смысле, евроценты — два за минуту пути; другие же, более совершенные, считают и время, и пространство, объединяя их, как великий Эйнштейн. Пока машина движется, счетчик накидывает центы за километраж; когда останавливается на светофоре или в пробке (которых там практически нет), считает секунды. В итоге: путь от центра Вильнюса до гипермаркета в современном районе стоил мне около 12 евро, а обратно на площадь Гедиминаса — 4 евро 71 евроцент. Вот такие парадоксы времени старика Эйнштейна… Кафедральный собор Святого Станислава в центре Вильнюса. Возле него — стоянка такси.
Для экономии можно передвигаться по городам на общественном транспорте, но в этом есть определенные технические сложности. На остановках установлены терминалы, продающие проездные билеты-карточки. Чтобы купить билет, надо знать, на какой остановке располагается желанная достопримечательность. Что до цены, то чем дальше ехать, тем больше стоит, но не менее евро. Поэтому «дикарям» без подробной карты и путеводителя не обойтись. Водители в автобусах тоже продают билеты, но и им надо четко озвучить конечный пункт.
Литва — «ворота» в . Въезжаешь в нее из  через пограничный пост Каменный Лог — Мядининкай. Мядининкай — деревня, расположенная в самом географически высоком месте Литвы. Ее достопримечательностью долгое время был замок, выстроенный аж в XIV веке великим князем литовским Гедимином, одним из самых славных правителей, основателем династии. Но теперь от замка остались одни руины, их можно не смотреть — оставить силы на Вильнюс, который находится в 35 километрах от границы. Башня Гедиминаса.
Центральная площадь литовской столицы носит имя Гедиминаса. Символ Вильнюса — башня Гедиминаса, западная башня Виленского замка. По преданию, замок строил сам Гедимин; в действительности все было сложнее. У подножия башни смотровая площадка, с которой Вильнюс видишь как на ладони и ощущаешь себя Гедимином. Смотровых площадок в городе несколько, пейзажи открываются восхитительные.
На площади Гедиминаса стоит современный памятник этому правителю. Скульптор изобразил его с мечом в левой руке — в знак, что князь был скорее созидателем, чем воином. Он заявлял о желании принести в Литву христианство, привлек тем самым многих католических монахов, которые построили в Вильнюсе францисканские и доминиканские храмы и начали просвещение, выдал своих дочерей за христианских правителей, начал бурную торговую деятельность. Но сам так и не крестился и не дал Литве войти в католичество. Это произошло позже, в 1386 году, при князе Ягайло. Честолюбивый князь изменил вере отцов, чтобы стать королем Польши. Внутри костела Петра и Павла в Вильнюсе. Фото: yandex.com.tr Католическое средневековье и Новое время оставили Вильнюсу много архитектурных жемчужин: кафедральный собор святого Станислава в классическом стиле, барочные костелы святого Казимира, святых Петра и Павла (с потрясающим внутренним убранством, где несколько сотен резных фигур святых и целые сцены из священной истории), готический костел святой Анны, возносящийся в небеса как костер. От костела к костелу лучше ходить пешком узкими улочками. Только в удобной обуви — вековая брусчатка Вильнюса объявляет шпилькам бой.
В центре Вильнюса в Великую Отечественную войну было организовано два гетто — Малое и Большое, объединившие десять средневековых улочек, на которых издавна селился еврейский народ. Одна из улиц так и называлась Juda — Еврейская. Другие носили «ремесленные» названия по занятию их жителей — например, Стеклянная. Была и Немецкая улица, но увы, обитали там не немцы… Некоторые объекты Большого гетто сохранены до наших дней как напоминание о страшной трагедии — до начала войны в Вильнюсе проживало порядка 60 тысяч евреев, в гетто было согнано 38 тысяч человек, а после осталось в живых, по щадящим данным, несколько сотен. По другим же — в гетто не осталось никого. Улица Литерату. Фото: yandex.ru Мне в старом Вильнюсе больше всего понравилась улица Литерату, то есть Литературная, ибо задолго до революции на ней было множество букинистических лавок. На стенах ее домов укреплены посвящения известным литераторам — керамические, каменные, деревянные мемориальные досочки или фигурки. Большинство адресовано литовским и европейским неизвестным для нас авторам, так что пройтись по этой улице — заодно и кругозор расширить. Из тех, кого мы знаем, мне встретились , Ромен Гари, , . А вот в Таллинне, увы, «встретиться» с Сергеем Довлатовым не довелось — улица Вабрику в районе Каламайа не входит в экскурсионные маршруты по городу. Говорят, она узкая, большому автобусу в ней не развернуться. Тем, кто пойдет по Таллинну пешком, будет очень удобно найти трехэтажный дом с надстроенной мансардой и мемориальной табличкой.
Вильнюс — богемный город. Здесь есть целый богемный квартал Ужупис, «Балтийский Монмартр», где с 1990-х годов селятся художники, поэты и всякая такая братия. Они объявили Ужупис свободной республикой, написали ее конституцию. Вход в Ужупис для туристов свободный и даже желательный — художникам ведь нужен спрос на их товар! «Ужупис» означает Заречье: от Старого города район отделен рекой Вильняле. А если хочется классики, не забывайте, что один из крупнейших литовских культурных деятелей — Микалоюс Константинас Чюрлёнис, художник и композитор (1875 — 1911), один из первых сюрреалистов. Он работал пастелью и темперой, писал ирреальные пейзажи и философские картины. Чюрлёнис прожил всего 36 лет, похоронен в Вильнюсе, а музей его работ расположен в Каунасе. Интересующимся искусством рекомендую посетить этот вернисаж и понять, откуда растут ноги у комара Дали. М. К. Чюрлёнис. " Stellar Sonata".
В Таллинне есть похожий квартал искусства — район Теллескиви, с эстонского языка — «кирпичный». Это бывшая промзона Электротехнического завода им. Калинина. Квартал Теллескиви. Завод умер, родился арт-центр. Здесь не живут художники, но располагаются офисы креативных компаний, а стены зданий покрыты образцами стрит-арта. На этой площадке проходят международные фестивали современного искусства, за что квартал еще любовно называют хипстерским. В числе настенных картин есть «Пляска смерти», посвященная социальной проблеме гибели людей при выполнении экстремальных селфи. Она выполнена в манере Бэнкси, но подписана другим именем. Но чем черт не шутит — ведь о настоящем Бэнкси никто ничего не знает, почему бы ему не быть родом из Эстонии?.. Современная «пляска смерти». И только в Риге нет специального «богемного квартала». Зачем шумный и тесный город, когда отечественная богема издавна стремилась на Рижское взморье? В Юрмале есть целый квартал дач людей искусства. давал из своей юрмальской дачи последнее в жизни интервью летом 2017 года. Дом  показывают всем туристам. А вот маэстро стремится в частной жизни к отшельничеству, а не паломничеству поклонников, и его дом — на том же озере Балтэзерс, но с другой стороны от Юрмалы, километрах в сорока. Юрмальский дом Лаймы Вайкуле.
Главное, за чем нужно ехать в Литву — это Тракай, настоящий замок великого князя литовского Витовта на острове, расположенном посреди озера Галвис. Курортный городок Тракай — край легенд, предания и сказки здесь связаны с каждым объектом. Например, об озере Галвис говорят, что оно называется так, потому что не вскрывается и не замерзает, пока не получит голову — утопленника. Легенда мрачна, но на Галвисе развита такая инфраструктура водных прогулок — от банальных водных велосипедов до помпезных речных трамваев, — что понятно: преданием никто не заморачивается, просто туристов пугают. Водный трамвай на Галвисе.
Замок сейчас расстраивается, как бы причудливо это ни звучало. Его восстанавливают после разрушений советского периода. В 1988 году я видела одно крыло и четыре башни. Сейчас к ансамблю достроили целое крыло, в котором разместили музейные экспозиции — реконструкцию светского салона, богатой гостиной, будуара знатной дамы, канцелярии с печатями, а в самом конце — тюремной камеры. Она не страшная: в уходящий в подземелье колодец бросают монетки на память. Вообще же музей-замок богат интерактивом. Гостей проводят из комнаты Витовта потайным ходом в подземелье, где хранилась княжеская казна (он чеканил собственную монету), показывают клады, обнаруженные на территории замка и его окрестностей (в самом крупном — 9 тысяч серебряных монет) и предлагают встать на ничем не примечательное место на полу. Под ногами загораются новые клады. Придумано для детей, но нравится и взрослым. Хотя интерактивом Тракай все же чуточку уступает музею-театру «Легенды Таллинна», о котором далее. Новое крыло замка Тракай.
В воссозданных интерьерах снимаются исторические фильмы. Телеканал НВО использовал Тракайский замок для съемок… нет, не «Игры престолов». Сериала «Елизавета I» про дочь Генриха Тюдора. Литовская крепость показалась им предпочтительнее, чем староанглийские замки, этим фактом местные гордятся. Тронный зал «Елизаветы I» в Тракае. Курортная латвийская Юрмала тоже очень часто «играет» в различных фильмах, как исторических, так и современных, и не только сама себя, но и европейские поселки. А уж о том, что в улочках старой Риги снимал сериал о  Холмсе, а  — «Семнадцать мгновений весны», знают, кажется, все. В Риге проходит даже карнавальное шествие Шерлоков Холмсов — но чтобы стать свидетелем этого зрелища, надо ехать в Ригу в январе. Считается, что 8 января родился этот литературный герой, и его именины празднуют Холмсы со всего света. В этом здании снималась сцена из «Шерлока Холмса». Еще в Риге есть памятник новогодней елке. Первую елку в мире установили именно тут на главной городской площади в 1510 году.
Ну, и старый Таллинн исключительно киногеничен и часто привлекает съемочные группы. Нам в пути показали мелодраму «Янтарные крылья» с незабываемым антуражем таллиннского центра. Рижский памятник новогодней елке возведен в 2010 года, к 500-летию события.
Князь Витовт, владелец Тракая, запомнился народу тем, что возглавил войско, победившее крестоносцев в 1410 году в знаменитой Грюнвальдской битве. А в Тракае его помнят по тому, что он создал себе личную охрану из караимов — загадочного крымского народа, тюрок, исповедующих иудаизм ветхозаветного толка — они чтут Тору, но не Талмуд. Говорят, что в полночь караимский воин в полном вооружении обходит замок дозором. Но и здравствующих караимов больше в Литве, чем в Крыму. Диаспора человек в триста постоянно живет в Тракае. Их домами, которые отличаются строго тремя окнами на фасадной стене, застроена вся главная улица городка. Также на этой улице расположены караимский музей и караимская молельня кинесса (вторая в Вильнюсе). Кинесса караимов в Тракае.
Почти все кафе в Тракае принадлежат караимам. Сюда специально приезжают пробовать караимскую кухню. Особенно славятся пирожки — кубите. Караимское кафе в Тракае.
На обед в ресторане с национальной кухней придется потратить от 12 до 20 евро. В Литве будет дешевле всего, в Эстонии — дороже всего: из трех прибалтийских стран она самая «дорогая». В фаст-фуде удастся уложиться в 10 евро. Но как не попробовать страну на вкус!.. Потому из Литвы туристам советуют вести сыры (мясопродукты к вывозу, увы, запрещены), из Латвии и Эстонии — шоколад, а из Эстонии — еще и марципан. Таллинн считает себя родиной марципана и в доказательство предъявляет две легенды. Согласно одной, некий алхимик связался с дьяволом, чтобы добыть рецепт философского камня, и однажды к нему в гости на вечеринку сошлись бесы, гуляли до утра, а утром исчезли и на столе оставили рецепт. Приготовленное оказалось не эликсиром бессмертия, а лакомством, но таким вкусным, что стоило неравнозначной замены. Согласно второй, аптекарский подручный замучился необходимостью пробовать снадобья перед тем, как вручить их клиентам: ведь средневековая фармация оперировала всякой дрянью типа сушеной жабьей кожи, толченых крыльев летучих мышей и собачьих экскрементов! Он смешал вместо этих ингридиентов муку, сахар и розовую воду. Удивительно — но знатный больной от сладости выздоровел и даже «омолодился». Так что на марципане экономить не стоит — он продлевает жизнь, как смех или приятные впечатления. В старом Таллинне не пройти мимо музея марципана, а там есть товар на всякий вкус и кошелек. Марципановых зверюшек лично я есть не могу, это похоже на каннибализм, но марципан в виде конфеты не оскорбляет чувства. Марципановые зверюшки и цветочки.
В Риге не забудьте посмотреть дома в стиле модерн, которые строились по проекту архитектора и гражданского инженера Михаила Иосифовича Эйзенштейна, отца кинорежиссера-реформатора. Когда Сергей Михайлович стал творцом революционного искусства, отца в СССР как раз начали называть «буржуазным архитектором», творящим на потребу «извращенным вкусам богачей» и пути отца и сына разошлись. Михаил Эйзенштейн эмигрировал в Берлин, где и скончался. Остались его дома, сформировавшие целый архитектурный стиль — рижский модерн. Они волшебны. И выглядят богато даже сейчас. Одна из построек М. И. Эйзенштейна.
Но знаменитый Дом с котами в Риге проектировал не Эйзенштейн, а другой архитектор — Фридрих Шеффель. Дом выстроил богатый рижский купец Блюмер. Он решил вступить в Большую купеческую гильдию, но это ему никак не удавалось. Якобы потому, что там всем заправляли немцы, а он был латыш. Блюмер построил роскошный доходный дом напротив Гильдии, чтобы доказать свою платежеспособность — но и это не помогло. Тогда владелец велел установить на башенках доходного дома скульптуры двух черных кошек с вогнутыми спинами и поднятыми хвостами — в позах совершенно неприличных. Хвосты котов смотрели прямо в окно рабочего кабинета старейшины Большой гильдии. Организация приняла хитреца в свои ряды, и он развернул кошек мордами к Гильдии. Крыша Дома с котами.
По диагонали от Гильдии и Дома с котами стоит здание Русского драматического театра Риги. На нем я увидела афишу с . Гид сообщил, будто комический артист вошел в труппу театра, уж не знаю, насколько это правда. Может, Хазанов просто приехал на гастроли. Русский драматический театр в Риге (афиша с Хазановым в кадр не попала).
Музыкальной «визиткой» Риги давно стали 20-минутные органные концерты, которые в Домском соборе дают несколько раз в сутки. Кстати, о соборах. На всех протестантских церквях в Прибалтике высятся не кресты, а золоченые изображения петухов. Символы восходят к легенде о святом Петре, трижды отрекавшемся от  с криком петуха — то есть петух наделен силой отличать добро от зла, правду от лжи. Но у золоченых петухов в этом краю рыбаков, мореплавателей и купцов был и практический смысл. Позолочен был лишь один бок птицы. Петухи давали сигнал лоцманам: можно было идти на золотой блеск, если же он не виден, надо дождаться попутного ветра. Домский собор с золотым петушком на шпиле.
Поклонники эстрады в Латвии наверняка захотят поклониться концертному залу «Дзинтарс», колыбели многих поп-звезд еще при СССР. За этим опять же придется ехать в Юрмалу. Концертный зал (доныне успешно действующий) стоит на главной улице. Как ни странно, на вид он не слишком помпезен. Отличная иллюстрация к пословице «Не все то золото, что блестит». Кстати, янтарь, в честь которого назван концертный зал (и косметическая фабрика, обладающая сетью магазинчиков во всех странах Балтии) в свое время ценился дороже золота. Недаром он играл такую роль в истории этих государств. Концертный зал «Дзинтарс».
В завершение скажу о том, мимо чего ни в коем случае нельзя пройти в эстонской столице — музея-театра «Легенды Таллинна». Он расположен в самом сердце города, в здании ратуши, которое вот уже пять веков охраняет воин Старый Томас на шпиле, уходящем в облака. Уже четыре года, как группа энтузиастов начала свой проект по театрализации истории, основав концепцию на «оживлении» Средневековья. Представление играется на четырех языках: родном эстонском, английском, финском и русском. Это мощнейший интерактив с выразительными спецэффектами, но без модного сейчас тактильного контакта — и слава Богу! Ведь оживленное средневековье, оно, как бы помягче… жутковато. Сцена из спектакля. Фото из группы музея «Легенды Таллинна» в соцсетях.
Одним из бичей балтийских стран в Средние века был орден монахов-доминиканцев. Посвятившие себя Богу и святому Доминику монахи сурово каламбурили и называли себя по латыни «Домини канес» — псы Господни. Они искали еретиков и чернокнижников, не гнушаясь подслушиваниями, подсматриваниями и доносами. Доминиканское окно. В Риге на одной из центральных улочек сохранилось ничем не примечательное окно. За ним денно и нощно сидел доминиканец. Любой желающий мог подойти к окну и нашептать на кого считал нужным. Потом в дело вступала святая инквизиция… перед ней оправдаться удавалось немногим… Так вот, заходя в комнату музея-театра, посвященную владычеству доминиканцев, чувствуешь себя солдатом из сказки Андерсена «Огниво», который встретил трех псин одна другой крупнее. Сцена из спектакля. Фото из группы музея «Легенды Таллинна» в соцсетях. А представьте себе, что эти милые песики внезапно вскакивают и лают?.. А когда с тобой разговаривают калеки всех войн, среди них те, от кого остались лишь головы? А когда тебя русалка песней завлекает в колодец? Колодец, к слову, все еще существует, но пустой. Как и дом того самого алхимика, который продал черту душу за бессмертие, то есть марципан. Обиталище алхимика, говорят, наглухо заделали, а на стене дома устроили фальшивое окно, которое никогда не открывается. Логика кажется странной — прятать, так уж прятать… но с мифом не поспоришь. Сцена из спектакля. Фото из группы музея «Легенды Таллинна» в соцсетях.
Музей «Легенды Таллинна» в прямом смысле слова играючи доказывает то, что и российским музеям неплохо бы взять на вооружение: суть истории и характер народа лучше всего передают мифы! Они легче всего визуализируются. Думаю, туристы до сих пор стекаются в Прибалтику за мифами, концентрация которых здесь необычайно высока и жизнеспособна.
Сколько выпить: сомнительный ответ о полезных дозах
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео