Ещё

Реновация по-уральски: как УГМК меняет архитектурный образ Екатеринбурга 

Фото: Daily Storm
Всю последнюю неделю в Екатеринбурге проходят массовые протесты в связи со строительством храма на месте сквера, расположенного на Октябрьской площади, у набережной городского пруда. Митингующие не согласны с решением властей возвести собор в одном из главных мест досуга горожан. Спонсорами возведения храма выступают Уральская горно-металлургическая компания (УГМК) и Русская медная компания (РМК). Первая активно застраивает столицу Урала, и отнюдь не всем объектам рады горожане и общественники.
«Екатеринбург испытал все «прелести» современной градостроительной политики, которую впервые в Москве опробовали при Лужкове. УГМК — компания, которая начала заниматься строительством совсем недавно, но снесли они уже многое», — рассказывает Daily Storm руководитель движения «Уральский хронотоп» Олег Букин.
Последним снесенным объектом, разговоры о котором вышли далеко за пределы Екатеринбурга, стала телевизионная башня — один из негласных символов столицы Урала. Ее строительство началось еще в советские годы. В 1983 году горисполком Свердловска постановил возвести 361-метровую телебашню и перенести в нее все телекоммуникационные узлы города. Однако завершить сооружение было не суждено — проект заморозили. Недострой так и остался пустовать.
За время своего существования эта заброшка стала культовым местом среди молодежи. Ею интересовались экстремалы и подростки. Для некоторых излишнее любопытство заканчивалось трагически. По данным «Областной газеты» Екатеринбурга, после закрытия стройки с башни сорвались от 11 до 40 молодых людей.
В 2017 году башню приобрела дочерняя компания УГМК — АО «Ледовая арена». Тогда же екатеринбуржцы узнали, что недострой планируется снести, а на его месте возвести ледовую арену для хоккейного клуба «Автомобилист» (УГМК — его владелец).
Новость о ликвидации телебашни местные жители восприняли без особого энтузиазма. Они создали петицию против сноса (но она собрала всего пять тысяч подписей) и даже выходили на митинги. Однако владельцы были настроены решительно — 24 марта башню подорвали. «Будто бы на похороны пришли», — делились своими впечатлениями жители Екатеринбурга с корреспондентом Daily Storm, наблюдавшим за сносом заброшки.
Подрыв культовой постройки осудили не только местные жители, но и специалисты по градостроительству. «Она держала, как доминанта, всю окружающую застройку. Вся застройка, которая была вокруг, подчинялась ей. А сейчас каждый дом сам за себя, нет главной точки», — объяснял тогда архитектор Владимир Демидов.
Проект ледовой арены затронул не только территорию, на которой располагалась башня, но и близлежащие кварталы. Например, исторические дома, стоящие на пересечении улиц Декабристов и Степана Разина.
На этом участке находился дом купца Василия Курочкина дореволюционной постройки (сейчас его уже нет), который, правда, до этого изуродовали собственники, получившие его в 90-е годы. Там же стоит усадьба купца Первушина (1906 год), дом доктора Серебровского, который был построен по проекту основателя уральской архитектурной школы Константина Бабыкина (спроектировал Екатеринбургский театр оперы и балета, Свердловскую государственную филармонию и другие здания, считающиеся символами столицы Урала), и усадьба Казанцевых.
Флигель дома купца Василия Курочкина снесли совсем недавно — в апреле 2019 года. Также, скорее всего, снесут дом доктора Серебровского. По данным местных СМИ, в мае 2018 года постройка исчезла с эскизов новой ледовой арены для ХК «Автомобилист».
Градозащитник, руководитель проекта «Реальная история» Марина Сахарова рассказала Daily Storm, что дом Серебровского находится под угрозой сноса, так как он не внесен в реестр Минкульта РФ.
О судьбе оставшихся домов в ходе публичных слушаний рассказывал директор АО «Ледовая арена» Данил Крицкий.
Он говорил, что инвестор готов реставрировать объекты культурного наследия — и разместить в них какую-нибудь спортивную функцию. «Долгое время объекты не реставрировались, не использовались, были пристанищем бомжей. А так называемые защитники этих объектов активизировались только тогда, когда появился инвестор», — отметил Крицкий.
Публичные слушания проходили долго. На последнем собрании местные жители даже переругались по поводу того, нужна ли ледовая арена городу. Несмотря на разногласия, две трети екатеринбуржцев проголосовали за.
Екатеринбург-Сити
Еще один мегапроект УГМК — комплекс высоток «Екатеринбург-Сити». Деловой квартал расположен на берегу реки Исети, неподалеку от сквера на Октябрьской площади, там, где сейчас проходят протесты местных жителей против строительства храма Святой Екатерины.
В этом районе УГМК планирует возвести несколько высоток. Первой стал 52-этажный небоскреб «Исеть», который сдали в 2016 году.
Тогда же УГМК представила проект комплексного развития этой территории, получивший название «Медная гора». Концепция стала лучшей, по мнению жюри форума 100+ Forum Russia, где презентовали проект. Зимой следующего года года состоялись публичные слушания. В голосовании принимали участие 122 человека: 87 одобрили проект, 35 выступили против.
Критиковали концепцию градозащитники. По их словам, на месте планируемого строительства находятся несколько старинных усадеб, которые не внесены в реестр официальных памятников. В УГМК тогда говорили, что усадьбы не представляют исторической ценности.
Именно поэтому в 2018 году снесли два здания — дом Осиповых и Блохиных — оба дореволюционной постройки. Касательно второго объекта общественники предлагали альтернативу. Руководитель движения «Уральский хронотоп» Олег Букин говорит, что был готов отреставрировать здание за собственный счет.
«Был дом Блохиных на Октябрьской, 38. Он находился в собственности муниципалитета. Мы обратились в администрацию с просьбой передать нам в пользование объект, чтобы мы привели здание в нормальное состояние, но мы получили отказ», — отмечает Букин.
Заведующий Музеем истории плодового садоводства Среднего Урала Геннадий Короленко рассказывает, что район, где располагались дом Осиповых и Блохиных, — один из самых старых в городе. «Это исторический район Екатеринбурга, раньше здесь жили наши предки — уральские мастеровые — бок о бок с купцами. Вот, например, тут стоит дом Анфиногенова — памятник федерального значения, который стоит в руинированном состоянии. Но с каждым годом уменьшается количество исторических объектов в городе».
Промзоны
В скором времени также будет снесено здание Уральского приборостроительного завода, известное екатеринбуржцам по надписи на крыше «Кто мы, откуда, куда идем?», сделанной уличным художником Тимофеем Радей. Оно расположено на набережной, рядом с администрацией губернатора.
О сносе здания генеральный директор УГМК Андрей Козицын заявил во время интервью порталу E1: «…Слава богу, это не памятник, его можно снести. Там не будет никаких четырех этажей. Этого здания не будет», — приводят слова Козицына журналисты.
УГМК приобрела этот объект весной 2018 года. Последние четыре года там располагались офисы Альфа-Банка и финансовой группы БКС. Цеха предприятия переехали в город Арамиль близ Екатеринбурга в 2014 году. Тогда стоимость такого переезда оценивали в 980 миллионов рублей (деньги выделили из федерального и областного бюджета).
Сейчас на месте здания УГМК планирует построить многофункциональный комплекс с элитными квартирами и коммерческими помещениями. 15 мая арендаторы заводских площадей должны были освободить их. Против сноса также выступали общественники. Они считали, что объект — «четырехэтажное здание Т-образной конфигурации со стенами из красного кирпича, построенное в 1930-е годы при участии известных архитекторов», — обладает признаками объекта исторического наследия. Однако госэкспертиза одобрила снос приборостроительного завода.
Это не единственный промышленный объект, который сносит УГМК. В 2014 году компания подорвала элеватор и башни Екатеринбургского мукомольного завода, расположенного на улице Челюскинцев. На этом месте УГМК строит офисные здания.
Стоит отметить, что в жертву благоустройству УГМК приносила и свои предприятия. Так, на месте бывшего завода «Уралкабель» холдинг возводит жилой комплекс «Нагорный». Но и здесь без трудностей не обошлось. На этот раз палки в колеса вставил местный градостроительный совет. «Эксперты обратили внимание на завышенную в 2,5 раза по сравнению с нормативами плотность застройки, отсутствие школ, непроработанность транспортного вопроса», — пишут журналисты.
Эта публикация была едва ли не единственной. В СМИ ход этой истории почти не освещали. Однако, как следует из последних публикаций, УГМК все же удалось получить необходимые разрешения для строительства.
Не снос, а реконструкция
Примером другого подхода, когда объект не сносили, а реконструировали, стал проект по строительству ЖК бизнес-класса «Макаровский», который возводится рядом с Симановской мельницей. Этот промышленный объект был построен в 80-х годах XIX века. Мельница Симанова — Макаровых входит в перечень культурного наследия регионального значения.
Именно поэтому ее решили реконструировать и сделать частью нового жилого комплекса. Правда, при строительстве квартала была снесена старинная стена, из которой Тимофей Радя создал арт-объект, сделав надпись «Соберись». Впрочем, эта утрата не вызвала особого резонанса среди жителей Екатеринбурга.
О конфликте
Уральская горно-металлургическая компания (УГМК) строит храм в центре Екатеринбурга совместно с Русской медной компанией (РМК). Проект был согласован с Архитектурно-градостроительным советом при губернаторе Свердловской области в сентябре прошлого года. Мэр Екатеринбурга утвердил проект в феврале 2019 года.
Массовые протесты начались в понедельник, 13 мая, после того как рабочие начали огораживать территорию сквера для будущего строительства.
В среду, 15 мая, издание The Bell сообщило, что храм Святой Екатерины в Екатеринбурге проектировался как часть многофункционального центра (МФЦ) River Youse с жильем, офисами, фитнес-центром и подземным паркингом.
В Кремле говорят, что ситуация сугубо региональная. 16 мая Владимир Путин посоветовал местным властям провести опрос среди жителей Екатеринбурга. «Это ваша, чисто региональная история. Как правило, люди просят, чтобы храм построили. А здесь кто-то возражает. Но все имеют право на собственное мнение, и если речь идет о жителях этого микрорайона, то, безусловно, нужно это мнение учесть. Если речь идет не о записных активистах из Москвы, которые приехали, чтобы пошуметь или себя попиарить, а если речь идет о местных жителях, то, конечно, это нельзя не учитывать, — сказал Путин, отметив: — Есть простой способ — провести опрос, и меньшинство должно подчиниться большинству. В этом и состоит принцип демократии. Безусловно, нужно учесть и мнение, и интересы этого меньшинства».
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео