Ещё

Олег Хорохордин: власть нужна, чтобы обеспечивать условия для бизнеса 

Олег Хорохордин: власть нужна, чтобы обеспечивать условия для бизнеса
Фото: ТАСС
В середине марта 47-летний возглавил , сменив работавшего 13 лет . Хорохордин родился в соседнем , последние 18 лет прожил в , работая в  и , но публичным политиком никогда не был.
Комментируя назначение, федеральные и региональные эксперты обращали внимание на то, что новому руководителю региона в первую очередь предстоит решать проблемы низкого уровня жизни и высокой безработицы. Республика Алтай традиционно не промышленный регион, и основными источниками пополнения бюджета являются сельское хозяйство и туризм.
В интервью ТАСС Хорохордин рассказал о своем видении развития приграничного региона, а также о том, почему всегда был в курсе происходящего на  и как сделал личный вклад в изучение его истории и исследование первобытного человека.
О детстве и археологии
— Олег Леонидович, вы до назначения работали в правительстве РФ. Возглавлять регион — это совсем другой вид деятельности. Как вы получили назначение, было ли это неожиданно?
— Конечно, это другая деятельность, нежели то, чем я занимался в правительстве ранее. Она более публичная.
Мне позвонили и пригласили к президенту. Поскольку с обстановкой в Республике Алтай я на тот момент был знаком, мы обсудили ситуацию в регионе.
Кроме того, важно обязательно учитывать и национальный фактор, поскольку мы говорим о многонациональной республике.
— Вы сказали, что знакомы были с обстановкой в регионе. Но в Москве вы прожили последние 18 лет. Вы интересовались, как живет республика, когда работали в столице?
— Понимаете, я хоть и родился в Алтайском крае, я всегда очень любил Горный Алтай. Даже мои первые детские воспоминания с ним связаны. Вот вы со скольких лет себя помните? Я приблизительно с двух с половиной лет, и первое воспоминание — это как раз когда мы с родителями ездили в Горный Алтай. Я помню, как мы летели на самолете и как ехали на автобусе на турбазу «Катунь». Там были деревянные домики, заборы, лесенки, белые бабочки… и у меня еще тогда все четко осталось в памяти.
Мы с семьей неоднократно приезжали сюда, и когда я уже жил в Москве, я привозил на Алтай московских друзей и встречался здесь с друзьями. Всякий раз, приезжая, я интересовался, чем живет республика.
К тому же мне просто всегда была интересна и современная жизнь, и история этих мест — я еще в школе в археологических раскопках участвовал.
— На территории Горного Алтая?
— Да, это было в старших классах. Исторический факультет Алтайского государственного университета проводил раскопки стоянок первобытно-общинного строя здесь, в Чемальском районе, неподалеку от села Усть-Сема. И у профессора, который руководил раскопками, было разрешение на привлечение школьников, я был среди них.
Работали, мы, конечно, не полный день, ограниченное время, но работали, и нам за это даже официально платили деньги. Находили нуклеусы (заготовка для каменного орудия — прим. ТАСС), топорища, костровища раскапывали. Теперь при каждом удобном случае, когда говорят, а правда ли, что Горный Алтай одно из тех мест, откуда расселялись первобытные люди, я говорю, что да, я сам могу это подтвердить. Я находил и держал в руках те предметы, которые сегодня служат доказательством этого и находятся в музеях. Так что и республика, и горы алтайские — это все мне хорошо знакомо, можно сказать, в крови.
— А как семья отреагировала на переезд и такие изменения?
— Прекрасно. Понимаете, в таких историях имеет большое значение вопрос с детьми. А у меня дети взрослые, и этот вопрос не стоит. У них своя жизнь и свои планы — сын окончил и занимается венчурным бизнесом, дочка сейчас заканчивает бакалавриат по специальности «международные экономические отношения».
О команде и предшественнике
— Вы сказали, что основная задача, поставленная президентом, заключается в улучшении уровня жизни населения. Какие основные социальные проблемы сложились в республике сегодня и какие фундаментальные шаги будут предприниматься для их решения?
Низкий уровень доходов населения, в два раза ниже, чем средний по Сибирскому федеральному округу. Чтобы эту проблему решать, нам нужны новые рабочие места, нужно развивать экономику. Поэтому будем привлекать специалистов, формировать управленческую команду.
— Команду вы насколько сильно планируете поменять?
— Она будет меняться однозначно, насколько сильно — пока сказать не могу. Тут подход простой: кто готов работать, причем работать в меняющихся условиях, не так, как раньше, тот будет работать.
Я уже объявил о запуске кадрового резерва, чтобы на конкурсной основе отобрать новые управленческие кадры.
— А наследство Александра Бердникова вы как оцениваете? Вообще, общались ли с ним, советовались ли?
— В первую очередь надо сказать, что Александр Васильевич принял республику в очень тяжелом состоянии — там сказывались последствия сильного землетрясения 2003 года в отдаленных районах, было много долгостроев, социальных проблем. За время работы Бердникова было построено более 100 школ, новые больницы в 8 муниципалитетах из 11, в самом Горно-Алтайске заработал аэропорт. При этом, конечно, всех проблем он не решил, да и не мог, наверное, решить в тех условиях, их хватает и сейчас.
— А на выборы вы планируете выдвигаться?
— Да, собираюсь. В установленные законодательством сроки выдвину свою кандидатуру.
Об инвесторах и законах
— Олег Леонидович, вы говорили о необходимости создания новых рабочих мест и развития экономики.