Ещё

«Мы делали наше устройство ночью в гостинице с помощью утюга и паяльника» 

Фото: RB.ru
— Расскажите о себе.
Александра Архипова: Мне 19 лет, я учусь на первом курсе мехмата МГУ, увлекаюсь робототехникой. Недавно сменила фокус на нейротехнологии: Получи свое приглашение на премию Rusbase Young Awardsвместе с Федором у нас проект по диагностике болезни Паркинсона. Я люблю ходить в театр, смотреть фильмы с друзьями и путешествовать, занимаюсь в студии танцев.
Федор Кондратенко: Мне 18 лет, я учусь в петербургском Политехе на кафедре «Теоретическая механика». Хобби у меня много: гитара, фортепиано, немецкий язык, литература. Читаю я в основном фантастику, очень люблю братьев Стругацких. Список околопрофессиональных интересов шире: электроника и радиотехника, авто— и авиамоделирование, в том числе и стендовое, робототехника, программирование, физика. Недавно добавилось математическое моделирование физических процессов.
Федор Кондратенко с автографом нобелевского лауереата Константина Новоселова
«В восьмом классе сам паял схемы»
— Как у вас появился интерес к робототехнике?
Александра: Это произошло благодаря семье. Родители увидели, что мне это нравится, и намекали, что направление очень перспективно.
Я с детства что-то придумывала и конструировала. Сначала родители предложили делать проекты по робототехнике дома: собирала роботов вместе с папой. Потом пошла в «Кванториум» — детский технопарк в Королеве. Там я создала робота, с которым в 11 классе в 18 лет выиграла все возможные конкурсы: «Юниор» (МИФИ), «Ломоносов по робототехнике» (МГУ), «Шаг в будущее» (МГТУ им. Баумана). Занималась и другими роботами: участвовала в соревнованиях «Робофест».
Королев — «космический» город. Здесь есть предприятие РКК «Энергия»: они собрали команду школьников, которые занимаются аэрокосмической инженерией. Чтобы туда попасть, нужно было выполнить задачи на специальной олимпиаде.
В команде «Энергии» я собирала модели спутников, немного программировала. Мы два года участвовали в соревнованиях, на модельных ракетах запускали спутники. Нам не сильно везло. Прежде чем запустить спутник, нужно было придумать концепцию, пройти две защиты и только потом уже получить приглашение на пуски. Первый раз мы придумали аппарат, который исследовал эффект Бифельда-Брауна — то есть возникновение ионного ветра. Установка была сложная, поэтому при полете она не функционировала.
Робототехника занимала, наверное, три четверти от моего свободного времени, когда