Ещё

Приморская невеста для Зарядья 

Приморская невеста для Зарядья
Фото: Ревизор.ru
Московская премьера «Царской невесты» в постановке состоялась под авторитетным брендом XVIII Московского пасхального фестиваля, посвященного двум русским гениям, и . Перед началом спектакля всех присутствующих поздравили с Днем Победы. На груди музыкантов и маэстро Валерия Абисаловича празднично красовались георгиевские ленточки. Солисты и хор филиала Мариинского театра во , волнуясь, впервые обживали сцену «Зарядья». А я впервые наблюдала на что способен трансформер большого зала «Зарядья», превратившегося в театральные подмостки с оркестровой ямой. Фото: sm-news.ru Масштабная глубокая сцена, звук распространялся насыщенно, крупно. Внутри сценическое пространство формировал большой куб-сцена-декорация, на заднике которого видеопроекции и освещение меняли места действия оперы. Диагонали хора в массовых сценах продолжали линии сторон куба, создавая одно целое одновременно с многоуровневой пластикой и зональностью сценического пространства. (сценография и костюмы), Сергей Скорнецкий (художник по свету), (видеохудожник) — этот триумвират достоин поздравлений. Зрелище получилось, не побоюсь тавтологии, зрелищным. Конечно, все это шло рука об руку с режиссерскими решениями. Две противоположных героини, Марфа и Любаша, в последнем действии были одеты в одинаковые красные платья, ярко выделяясь на общем фоне. В момент кульминации, когда Грязной узнает про яд, обе девушки бросаются к нему, обхватывая его с двух сторон. Григорий весь в «крови», он сгубил жениха Марфы и Любашу.
Красивый эффект получила сцена пира в доме Грязного с огромным столом, золотой скатертью и блюдами яств, отсылающая воображение к повести «Князь Серебряный» . Действие оперы происходит в Александровской слободе осенью 1572 года — опричнина, пиры , нравы царского двора. Все опричники у создателей спектакля имели маски на лице. Иван Грозный, молчаливо появляющийся миманс оперы, также имел маску на лице, но его одеяния слегка напоминали какой-то персонаж Венецианского карнавала, выбиваясь из русского колорита. Фото: Наталья Феоктистова/ «Вечерняя Москва»
Лаура Бустаманте (Любаша) драматически создала самый яркий образ, безусловно, психологически сложный персонаж. Анастасия Кикоть (Марфа) начав чуть робко, расковалась к финальной сцене, проведя ее ярко. Евгений Плеханов (Собакин) привлек внимание своим красивым рокочущим тембром голоса, статью купца и убедительной игрой. (Грязной) чуть не дотянул до противоречивой, глубоко переживающей натуры своего героя. Хор ловил каждое движение , но ансамблевой идеальности, не в упрек дальним мариинцам, все же не достиг. В любом случае, это отличная работа Приморской сцены, за которой стоит огромный труд всех ближних мариинцев, помогающих поднимать уровень своего филиала. Фото: tushinetc.livejournal.com И, конечно, низкий поклон оркестру Мариинского театра, сыгравшему днем 9 мая еще концерт на Поклонной горе нон-стопом в непрекращающейся обойме своих выступлений Пасхального фестиваля по всей России.
Праздничный салют над парком «Зарядье» в этот день одним из своих залпов расцвел русской национальной оперой в концертном зале «Зарядье». Валерий Гергиев со своими бойцами умеет стрелять красиво.
Одиночество в мегаполисе
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео