Ещё

Детки в клетке — кукольный спектакль по роману Михаила Салтыкова-Щедрина представили в Москве 

Фото: Ревизор.ru
В советском и российском кинематографе и театре иудушку Головлёва воплощали Владимир Гардин, Иван Берсенев, Владимир Кенигсон, Иннокентий Смоктуновский, Евгений Миронов… Совсем иное дело — кукольный театр. Скажу сразу, интерес и удовольствие получила я от просмотра данного спектакля. Над его рождением и воплощением трудилась международная команда: режиссёр Олег Жюгжда (Белоруссия, главный режиссёр Гродненского театра кукол), актеры Сахалинского театра кукол, композитор из Хорватии Павел Кондрусевич, художник-постановщик — Лариса Микина-Прободяк (г. Гродно, Белоруссия). Фото: пресс-служба Сахалинского театра кукол Погружен во тьму головлёвский дом. Лишь только тусклый свет лампад пробивается сквозь мрак комнат головлёвского поместья. Холодом, холодом и нелюбовью веет от маменьки Арины Петровны Головлёвой (засл. работник культуры РФ, засл. работник культуры Сахалинской области Антонина Добролюбова). Никого она в жизни своей и не любила: ни мужа — папеньку Владимира Михайловича (Евгений Панихин), ни детей — Павла (Артем Спрыгин), Степана (Андрей Осипенко), родных племяннушек — Анниньку (Ксения Земская, Людмила Иевлева) и Любиньку (Юлия Тронина). А вот Порфирия, Порфишу, Иудушку, «кровопивушку» она побаивается… Уж больно сладки его речи, а за ними зловещее стоит. Да и сами куклы — под стать внутреннему содержанию героев — есть в каждом что-то бесовское, непроглядное.
Фото: пресс-служба Сахалинского театра кукол
Другого и не предвидится — Головлёво для всех обитателей — тюрьма, клетка. Метафора — жуткая и страшная, но таков и роман, таковы и его герои. В клетках они друг за другом и умирают, уходят из жизни земной, ибо была она у каждого безрадостна: не знали они родительской любви и ласки, видя лишь только попрёки и унижения. И даже племянниц, уехавших из постылого Головлёва и Погорелки, ожидала горькая участь. Занять место актрис на провинциальных подмостках — дело нелёгкое, не каждой удаётся. Сойдёшь быстро, а состоятельных меценатов и покровителей не сыскать. Одна дорога остаётся — в могилу.
Мы все знаем и помним роман Михаила Салтыкова-Щедрина. Радости и света там нет практически никакого. Редкие солнечные лучи проникают в тот дом, что замечено и отражено в скупой, но очень образной и точной сценографии (спасибо всей команде художественно-постановочной части). За окнами господ Головлёвых почти всегда льют дожди и ливни, метёт метель и воет ветер.
Фото: пресс-служба Сахалинского театра кукол
Нелюбовь порождает нелюбовь, жестокосердие и страдания не приносят ничего хорошего ни отцам, ни детям. Лишь только в конце земного пути, беспутный Иудушка, так много распускавший поучений, оставивший без помощи и поддержки собственных сыновей, прозревает на могиле маменьки… Некуда больше пойти. И не к кому. Все ушли. Гонимый зимней стужей идёт он к месту упокоения родительницы и замерзает на пути раскаяния. Да и пришло ли то раскаяние? Как радостно Арина Петровна обнимала своего новорожденного сына Порфирия, возможно был у неё и проблеск родительской, материнской, любви… Да только характер и привычки запросто не переменишь…
Немало, видимо, было таких дворянских гнёзд на Руси — края богатого, природы красивейшей, рождавшей дивное пение птиц. Алчность, пустословие, полнейшее равнодушие погубили всё семейство Головлёвых. Остались одни лишь клетки с мертвыми куклами.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео