Ещё

Как в Афганистане вспоминают о дружбе с народом СССР 

Фото: RT на русском
Корреспондент RT отправился в Кабул, где ему удалось встретиться со многими жителями Афганистана, получившими образование в Советском Союзе и России. Все они с большой теплотой вспоминают о времени, проведённом в нашей стране, а многие до сих пор хорошо говорят по-русски. Афганский бизнесмен Анил Пешроу, например, получил российское гражданство и теперь ведёт дела и на родине, и в РФ. Абдул Абдулла в 1990-х был вынужден вернуться в Афганистан, чтобы помочь семье: умер отец, и он стал заботиться о матери и сёстрах. Мужчина говорит, что самые счастливые дни его жизни прошли в России. А потомственный врач, один из лучших хирургов Афганистана Аджмал Вардак шутит, что у него неизлечимый «русский синдром». В его клинике не берут денег с россиян.
«Счастлив, что учился в СССР»
«В 1992-м взявшие власть моджахеды перессорились и стали делить Кабул, тогда они и разбили мой дом снарядами, — вспоминает Зарар Азхар. — Дом я потом отстроил, мебель новую купил, но мне очень жалко, что сгорел Дипломатический словарь под редакцией Андрея Андреевича Громыко».
Имя, отчество и фамилию главы МИД Советского Союза преподаватель дипломатического и консульского права юридического факультета Кабульского университета произносит с почтительным понижением голоса, с искренним пиететом.
«Замечательный был трёхтомник по истории дипломатии и внешней политики, там было много полезной информации о международных конгрессах, совещаниях, договорах, декларациях, о великих дипломатах разных стран, — продолжает Зарар Азхар. — Книга очень бы пригодилась сегодня моим студентам, ведь западные учебники — это же просто комиксы. Я счастлив, что Аллах явил милость и позволил мне получить образование в Москве».
«На переводчика зашикали — все помнят русский»
В конце апреля 2019-го в Российском центре науки и культуры (РЦНК) в Кабуле состоялась встреча афганских выпускников Российского университета дружбы народов.
Собрались люди разного возраста и социального положения: смокинги дипломатов соседствовали с пирохан-тумбонами (национальная одежда афганцев) и чалмами вождей пуштунских племён, по красной дорожке шли генералы и коммерсанты, врачи и преподаватели, депутаты парламента и инженеры.
«Торжественные речи стали произносить на русском и дублировать на фарси, но на переводчика зашикали и заставили замолчать — все собравшиеся в большом зале РЦНК хорошо помнят язык, на котором получили образование», — рассказывает RT организатор встречи, председатель Ассоциации содействия и развития молодёжи Афганистана Тамим Эхлас.
В Кабул съехались выпускники РУДН, живущие в разных концах страны, — из Кандагара и Мазари-Шарифа, Герата и Газни. Кроме того, приехали жители Пакистана, Индии и Ирана.
«Афганцы помнят добро, — говорит руководитель Российского центра науки и культуры Вячеслав Некрасов. — В этом они нам близки ментально».
«Мой отец был офицером ХАД (служба государственной безопасности в Демократической Республике Афганистан. — RT), — рассказывает молодой афганский бизнесмен Анил Пешроу. — После свержения моджахедами просоветского режима Наджибуллы он не хотел уезжать из родной страны. Наша семья долго пряталась у родственников в Мазари-Шарифе. Отцу друзья предлагали сделать вызов в Канаду или Великобританию. Он отказывался — настоящий коммунист! Когда после моджахедов власть захватили талибы*, возникла непосредственная угроза жизни для всех нас. Мы смогли выехать в Россию — единственную страну, которой отец доверял».
В России конца 1990-х афганских беженцев не ждали — своих проблем хватало. Но не избалованные роскошью уроженцы Афганистана, где уже долгое время идёт война, приживаются на любой почве. Совсем юный Анил занялся торговлей сигаретами, а затем нефтепродуктами.
«Было трудно, но было понятно — в отношениях с людьми, в бизнесе, — рассказывает он. — А потом наша семья всё-таки переехала в Европу, в Данию. Младшая сестрёнка пошла в детский сад. По утрам у нас с ней был такой ритуал: я просыпался и просил сестру принести мне стакан воды. Она приносила, и я её целовал за это. Однажды утром она не откликнулась на мой голос. Смотрю: выглядывает из-за двери. Спрашиваю: «Почему не идёшь ко мне?» Она отвечает, что не обязана кому-либо подчиняться. «Родителям тоже?» — спрашиваю. «Да, — отвечает сестра. — Папа с мамой, делая меня, получили удовольствие себе, и я им ничем не обязана». Я просто озверел тогда от той «толерантности», которой четырёхлетнюю девочку научили в детсаде! Но сдержался и сказал сестрёнке, что за такие мысли она попадёт в ад. В садик её больше не отдавали, а я вернулся в Россию».
Сестра Анила уже давно выросла, вышла замуж, воспитывает своих детей. Ту ситуацию они с братом вспоминают со смехом. Сам Пешроу получил российское гражданство, сегодня ведёт бизнес в двух странах — России и Афганистане.
«Я за традиционные человеческие ценности, — говорит он. — Наши страны, моя родная и моя «приёмная», выступают за их сохранение. Лёгкой жизнь у нас не назовёшь, но это не ад. Ад скоро наступит на Западе».