Вести Экономика 6 мая 2019

Ставка на возобновляемую энергетику не сыграла?

Фото: Вести Экономика
Москва, 6 мая — «Вести. Экономика» Возобновляемые источники энергии не вдохнут жизнь в современную цивилизацию. Они и не должны этого делать. И вот почему.
Последние 10 лет журналисты активно освещали переход Германии на возобновляемые источники энергии. Они заявляли, что энергетический поворот, Energiewende, ─ это модель развития окружающей среды, перенять которую должен весь остальной мир.
Под влиянием Германии ООН и Всемирный банк вложили миллиарды в проекты по развитию возобновляемых источников энергии: ветер, солнечную энергию и гидроэнергетику. Это произошло в развивающихся странах, таких как Кения, например.
Однако в прошлом году Германия признала: ей пришлось повременить с идеей отказа от угля, кроме того, она не выполнила обязательства по сокращению выбросов парниковых газов к 2020 году. Инвесторы и защитники возобновляемых источников энергии раскритиковали Германию. Однако журналисты встали на защиту страны.
«Германия не достигла своих целей по выбросам, потому что ее цели были слишком амбициозными. Если бы остальной мир приложил хотя бы половину усилий Германии, будущее планеты было бы не таким уж безрадостным», ─ отметила Кристин Костер из Handelsblatt.
[ВИДЕОВРЕЗКА] С углем обещали легко расстаться, когда началось широкое использование нефти и природного газа. Уголь признали безнадежно устаревшим, когда с восторгом в глазах принялись воздвигать атомные реакторы. Уголь объявили совершенно ненужным и даже вредным, когда [/ВИДЕОВРЕЗКА] Но, как отмечает американский писатель Майкл Шелленбергер в своей колонке для Forbes, Германия не просто не достигла климатических целей. Уровень выбросов не уменьшился с 2009 года.
А недавно в крупнейшем еженедельном журнале Der Spiegel вышла статья под названием «Небрежная работа Германии» («Murks in Germany»). На обложке журнала изображены сломанные ветряные турбины и недостроенные опоры линий электропередач, и все это на фоне темных очертаний Берлина.
«Energiewende может потерпеть крах», ─ пишут Франк Домен, Александр Юнг, Стефан Шульц, Джеральд Трауфеттер из «Der Spiegel».
Только за последние 5 лет Energiewende обошелся Германии в 32 млрд евро ($36 млрд) в год. В сельской местности Германии растет противодействие возобновляемым источникам энергии. В ответ политики приказывают «прокладывать линии электропередач под землей, но это во много раз дороже и на это уходят годы».
В результате реализация проекта по возобновляемым источникам энергии и строительство связанных с ним линий электропередач быстро замедляется. В 2018 году было установлено менее половины ветряных турбин, 743, по сравнению с 2017 годом. В 2017 году добавлено всего 30 километров новой трансмиссии.
Сторонники использования солнечной и ветряной энергетики утверждают, что более дешевые солнечные батареи и ветряные турбины сделают более дешевым и доступным использование возобновляемых источников энергии. Однако сейчас есть все основания ожидать строго противоположного.
Der Spiegel ссылается на недавнюю оценку, согласно которой Германии потратит «3,4 трлн евро ($3,8 трлн)», в 7 раз больше, чем было потрачено с 2000 по 2025 год, чтобы увеличить использование солнечной и ветряной энергии к 2050 году.
В период с 2000 по 2018 год Германия увеличила объемы производства возобновляемой энергии с 7% до 39% от объемов электроэнергии. Из 7 700 новых километров линий электропередачи построено только 8%, при этом, использование крупномасштабных накопителей электроэнергии является неэффективным и дорогостоящим процессом.
20-летние субсидии, выделяемые на развитие технологий ветряной, солнечной энергии и биогаза с 2000 года, закончатся в следующем году.
В итоге возникает вопрос: если возобновляемые источники энергии не могут обеспечить Германию, одну из самых богатых и технологически развитых стран в мире, дешевой энергией, как развивающаяся страна, типа Кении, может рассчитывать на то, чтобы уйти от ископаемого топлива?
Вопрос о технологии Еще немецкий философ Мартин Хайдеггер в своем эссе 1954 года «Вопрос о технологии» осудил взгляд на природу как на простой ресурс для потребления.
Он не одобрял использование гидроэлектростанций, доминировавших в природной среде, и, напротив, приветствовал применение ветряных мельниц. И речь шла не просто об эстетических предпочтениях. Ветряные мельницы всегда были полезны для фермеров, в то время как большие плотины позволяли бедным аграрным обществам промышленно развиваться.
В США взгляды Хайдеггера подхватили сторонники возобновляемой энергии. Американский биолог Барри Коммонер в 1969 году утверждал, что переход к возобновляемым источникам энергии поможет привести современную цивилизацию «в гармонию с экосредой».
Цель использования возобновляемых источников энергии — превратить современные индустриальные общества в аграрные. Об этом говорил Мюррей Букчин в своей книге 1962 года «Our Synthetic Environment (»Наша синтетическая среда»). Он признавал, что его предложение «вызывает в воображении образ культурной изоляции и социального застоя, отката к аграрным обществам средневекового и древнего миров».
Но начиная с 2000 года, благодаря росту технологий идеи по возобновляемым источникам энергии получили развитие. Правительства и частные инвесторы вложили $2 трлн в проекты, связанные с солнечной и ветряной энергиями.
Предприниматели, типа Илона Маска, заявили, что богатая, высокоразвитая цивилизация может подпитываться от дешевых солнечных батарей и пользоваться электромобилями.
Журналисты сообщили о снижении стоимости батарей, заявив о том, что это переломный момент, когда работа обычных энергетический компаний будут окончательно «нарушена».
Но никакой даже самый гениальный маркетинг не способен изменить плохую природу ресурсоемких возобновляемых источников энергии. Солнечные фермы занимают в 450 раз больше земли, чем атомные электростанции. Ветряные фермы занимают в 700 раз больше площади, чем газовые скважины.
Усилия по экспорту Energiewende в развивающиеся страны могут быть еще более разрушительными.
Новая ветряная электростанция в Кении, финансируемая Германией и другими западными странами, расположена на главном пути перелетных птиц. Ученые говорят, что это убьет сотни орлов, находящихся под угрозой исчезновения.
В ответ разработчики ветропарка сделали то, что европейцы давно сделали в Африке. Они наняли организации, которые якобы защищают популяции обреченных орлов. В итоге, последние сотрудничают, а не борются с проектом.
Кения не сможет уйти от использования ископаемого топлива с помощью ветряной электростанции. Использование ненадежной энергии ветра повысит цену на электроэнергию и сделает медленный выход Кении из нищеты еще более медленным.
Хайдеггер, как и большая часть сторонников движения за сохранение природы, возненавидел бы Energiewende за то, что он уничтожает природные ландшафты.
Однако немцы, которые потратят $580 млрд на возобновляемые источники энергии к 2025 году, горды тем, что реализуют Energiewende. К сожалению, многие из них, похоже, полагают, что миллиарды, которые они потратили на возобновляемые источники энергии, окупятся.
Многие немцы, как и Der Spiegel, утверждают, что переход на возобновляемые источники энергии оказался просто «не совсем удачным». Однако это не так. Он изначально был обречен, потому что современные люди индустриального общества, какими бы романтиками они не были, не хотят возвращаться к прошлому.
Возобновляемые источники энергии не выведут современную цивилизацию на новый уровень. Потому что они и не должны были этого делать. А что, кто-то когда-то думал, что у них это получится?
Комментарии
Другое , Мартин Хайдеггер , ООН , Всемирный Банк , Handelsblatt , Forbes , Spiegel , Германия , Кения , Москва
Читайте также
В Италии призвали отменить санкции против России
5
Небензя заявил, что антииранская риторика может свести на нет усилия ООН по Йемену
Последние новости
Бундесбанк спрогнозировал снижение ВВП Германии
Bitcoin уже дороже $9 тыс. И в этот раз все по-другому
Торгово-промышленная палата Великобритании ухудшила прогноз роста ВВП