RT на русском 29 апреля 2019

Каким видит будущее Афганистана сын Панджшерского Льва

Фото: RT на русском
Единственный сын национального героя Афганистана, экс-министра обороны страны Ахмад-Шаха Масуда в эксклюзивном интервью RT рассказал, каким он видит будущее Афганистана. Сам Ахмад Масуд пока не участвует в большой политике — он только два года назад вернулся на родину после окончания учёбы за рубежом. По его словам, сейчас страна испытывает нехватку квалифицированных специалистов. Также он отметил, что для достижения мира необходимо влияние Москвы, и пояснил, почему хочет побывать в России.
Ахмад-Шах Масуд был одним из самых сильных полевых командиров моджахедов, сражавшихся против советских войск в Афганистане. Афганцы называли его Панджшерским Львом. В то же время советским командованием с ним нередко заключались перемирия, условия которых он, в отличие от многих лидеров боевиков, не нарушал.
В 1989-м Ахмад-Шах Масуд разблокировал перевал Саланг, и это позволило избежать больших жертв при выводе советских войск. В конце 1990-х он сумел объединить разнородные этнические и политические силы в Афганистане в борьбе против «Талибана»*.
9 сентября 2001 года террористы совершили покушение на Масуда, он скончался от полученных ранений. Но благодаря проводимой им политике был предопределен разгром талибов в начале 2000-х. Сегодня «Талибан» вновь контролирует значительную часть территории Афганистана, и с этим ничего не могут поделать ни взявшие эту страну под свой контроль войска международной коалиции под эгидой США, ни нынешние лидеры официального правительства. Ахмад Масуд-младший рассказал RT о своём видении выхода страны из войны.
— Как вы считаете, следует ли сейчас Афганистан по пути, какой наметил ваш отец?
— Демократия, пусть и минимальная, которая сейчас есть в нашей стране, достигнута благодаря моему отцу. Он сражался за это, он погиб за это. Что-то из того, что он хотел сделать, за 18 лет последних лет сделано, что-то нет. Возможно, потребуется ещё много времени, чтобы Афганистан стал таким, каким его мечтал увидеть Ахмад Шах Масуд. Надо много ещё работать.
Незадолго до гибели моего отца у него была встреча с российскими журналистами. Дома он рассказал мне, что его спросили: каким он видит будущее своего единственного сына? Отец ответил, что желает мне стать или инженером, или дипломатом, или выбрать другую мирную профессию. Он сам навоевался за всех в нашей семье. Вообще, сказал мой отец, всем афганцам надо прекращать воевать, нашему народу нужен мир. В новой жизни потребуются только представители мирных профессий.
Я учился в Иране и Великобритании, получил такое образование, о котором говорил отец. Но если потребуется воевать за независимость и процветание моей страны, я готов взять в руки оружие.
Долгая дорога к миру
— Почему буксует мирный процесс в Афганистане. Кажется, все стараются — международное сообщество, правительство — а мира нет?
— Необходимо не только афганским лидерам прилагать усилия для прекращения войны, но и политикам других стран региона и всего мира, потому что происходящие в Афганистане события наблюдаются не только у нас.
Когда-то мой отец ездил на конференцию во Францию. Там он сказал, что если талибов не будет поддерживать Пакистан, то тогда у них не останется сил воевать против правительственных сил, и мы сможем получить свободный Афганистан. К сожалению, и сейчас на ситуацию в нашей стране влияют внешние силы. Не будь их вмешательства, сейчас был бы мир.
— Но в итоге афганцы воюют с афганцами. Талибы ведь в своем большинстве — местные жители.
— «Талибан» — это только часть проблемы, мешающей установлению мира. Есть высший уровень внешнего вмешательства — мировых и региональных держав, и есть низший. На территории нашей страны воюют чеченцы, уйгуры, арабы. Они тоже вмешиваются во внутреннюю политику в Афганистане, играют в ней роль. Моего отца убили не афганцы, а иностранцы.
Кто поддерживал Бен Ладена, где он проживал, кто давал ему деньги и оружие? Все это было вне Афганистана. Продолжается не война афганцев с афганцами, мы видим более масштабный, глобальный процесс.
Речь, в первую очередь, идет о столкновении идеологии приверженцев умеренного ислама и исламских радикалов. Откуда к нам пришли идеи радикализма? Опять же извне. Кто воспитал и направил к нам первых «борцов за истинную веру», под которой они понимают не милосердие Аллаха, а насилие и жестокость? Вы смотрите новости, вы всё знаете сами.
— Недавно сорвалась встреча представителей официального правительства и «Талибана» в катарской Дохе. Может ли прямой диалог с талибами повлиять на процесс национального примирения?
— Естественно, любые мирные переговоры — в Дохе, Москве, Вашингтоне — это хорошо для нашей страны. Но они обязательно должны учитывать надежды народа Афганистана, происходить по его воле.
В то же время я думаю, что не все талибы сложат оружие. Если состоится примирение с ними, то часть сторонников этого движения может войти в официальные структуры, а часть уйдет в отряды других экстремистских организаций.
— Ваш отец не различал афганцев по национальным, племенным и другим отличиям, он мечтал о сильном централизованном Афганистане и процветании его народа. На ваш взгляд, сейчас в стране есть политики, у которых такой же взгляд на будущее?
— Это очень сложный вопрос.
— Можно не называть конкретные фамилии. Есть ли сейчас люди, подобные Ахмад Шаху Масуду, у которых, кроме интересов, есть еще и принципы?
— Политики сейчас много говорят, мало делают. Будь сейчас жив мой отец, в стране не было бы такой сложной ситуации, не лилась бы кровь.
Недостаток образования
— Афганистан и Россию сейчас разделяют несколько границ. Что может их сегодня связывать?
— Влияние России необходимо для установления мира в нашей стране. В годы до прихода США в Афганистан ваша страна самоустранилась от наших проблем. У вас было много своих. Но сейчас мы видим, что Россия восстановилась и играет важную роль в мире.
Для нас немаловажно и то, что во время открытия в Москве самой большой мечети в вашей стране присутствовал сам Владимир Путин. Это показывает, какое значение придает традиционному исламу руководство России. Для нас это очень важно в борьбе с радикализмом. Мы видим россиян соратниками в борьбе с идеологией экстремистов, извращающих религию.
Мой отец говорил, что проникший в Афганистан исламский радикализм потом начнет заражать другие страны. И мы действительно видим, что эта идеология сейчас распространяется везде. Во время моей учебы в Лондоне мой однокурсник, араб-египтянин по крови, узнав, что я афганец, обрадовался: значит, ты за талибов! Я сказал, что против них. Мы начали дискутировать, и выяснилось, что для него главная личность в современном исламском мире — Бен Ладен. Этот парень родился в Лондоне, его там этому научили.
Поражая умы молодых мусульман, эта злая идеология приводит их к терроризму. Последний по времени страшный факт — трагедия на Шри-Ланке, где погибли сотни людей. На прошлой неделе террористы-смертники, попытавшиеся захватить здание министерства связи в Кабуле, принесли с собой флаг «Исламского государства»**.
В своей борьбе с экстремизмом мусульмане Афганистана видят своими союзниками мусульман России. И мы, и они придерживаемся норм традиционного ислама, которому чужды проявления радикализма.
— Какая практическая помощь Россией может быть оказана вашей стране?
— Сегодня Афганистан испытывает трудности во многом. Но я хочу подчеркнуть: в первую очередь нам нужна помощь в сфере образования. К сожалению, за последние 18 лет лидеры, которые были у власти, уделяли очень мало внимания повышению образовательного уровня народа. Везде нехватка грамотных специалистов. Будет хорошо, если Россия начнет принимать на учебу значительно большее число студентов из нашей страны.
«Пока мы надеемся на старшее поколение»
— Известно, что в школьной футбольной команде вы были лидером — центрфорвардом. Сейчас продолжаете играть? Вообще, чем еще увлекаетесь?
— По-прежнему, люблю футбол, спорт — это часть нашей жизни, без него нельзя. Но это не главное для меня.
Два года назад я вернулся в Афганистан и сейчас у меня много дел в «Фонде Масуда», который занимается благотворительной деятельностью. Мы находим средства и создаём в стране образовательные, медицинские и культурные объекты.
— Может, молодые политики, поколение, у которого руки не по локоть в крови, смогут спасти Афганистан от вечной войны?
— Конечно, молодёжи предстоит вступить в активную политическую жизнь. Но пока мы надеемся на наше старшее поколение. Даже если действующие сегодня политики совершили прежде много ошибок, мы надеемся, что они завершат книгу своей жизни добрыми словами и делами, установят мир в Афганистане.
— Вы сами собираетесь в большую политику?
— Гуманитарные программы фонда имени моего отца для меня сейчас значат больше. При той политике, которая сейчас проводится в Афганистане, при том государственном устройстве, которое сейчас существует, моё участие в активной политической жизни, наверное, малоперспективно. Я смогу принести пользу нашему народу, если во главу всего встанут идеи людей, погибших за свободу нашей страны. Таких, как мой отец.
— Женат ли Ахмад Масуд-младший? Есть ли дети?
— Я пока не женат, но год назад был помолвлен.
— О чем я вас не спросил?
— Возможно, о том, хочу ли я побывать в вашей стране? В России изумительное искусство, великая литература. Мой любимый роман — «Война и мир» Льва Толстого. Очень хочу увидеть своими глазами места, где жил выдающийся писатель.
* «Талибан» — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 14.02.2003.
**«Исламское государство» (ИГ) — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 29.12.2014.
Комментарии
Другое , Лев Толстой , Владимир Путин , Талибан , Исламское государство , Афганистан , Иран , Москва , Пакистан , США , Великобритания , Франция
Читайте также
В Италии призвали отменить санкции против России
4
Экс-жена Джигарханяна выходит на большую сцену
Последние новости
Представитель ООН о борьбе с международной коррупцией
Греф рассказал о специалистах по защите хранящихся в Сбербанке денег
Новак сообщил о планах провести встречу с саудовским министром энергетики