Ещё
Зеленский не усвоил урок Путина
Зеленский не усвоил урок Путина
В мире
Кончаловский раскрыл гомосексуализм столичного актера
Кончаловский раскрыл гомосексуализм столичного актера
Шоу-бизнес
Названы самые могущественные страны мира
Названы самые могущественные страны мира
В мире
"У нас говорят по-русски грамотнее, чем россияне"
"У нас говорят по-русски грамотнее, чем россияне"
Украина

«Мои роли — мои дети». Актриса омской драмы получила «Золотую маску» 

«Мои роли — мои дети». Актриса омской драмы получила «Золотую маску»
Фото: АиФ-Омск
В сезоне 2018-2019 годов награждена премией «Золотая маска» за лучшую женскую роль второго плана.
Валерия Ивановна — легенда омской драмы. Корреспонденту «АиФ в Омске» она рассказала, как чуть не стала переводчиком, какие роли самые любимые и что предпочитают смотреть современные зрители.
Дорога в театр
Светлана Казанцева, АиФ в Омске: Валерия Ивановна, свои первые 20 лет вы прожили в . Невозможно в таком колоритном крае не перенять что-то от грузин…
Валерия Прокоп: У меня дома грузинская кухня. Я сохранила любовь к грузинской музыке и песне; когда слышу её — плачу, хотя, когда жила там, так не реагировала. Но сейчас в  жить не хотела бы. Тбилиси очень красивый город, но он изменился в худшую сторону, на мой взгляд, стал запущенным.
— Насколько интересным было ваше детство? Чтобы жить в республике, нужно знать язык…
— У меня было счастливое детство. Училась в русской школе, со второго класса изучала грузинский язык — это был обязательный предмет. Но всё же я его не смогла вы­учить настолько хорошо, чтобы свободно на нём общаться. Все знакомые, даже этнические грузины, говорили преимущественно по-русски. Раньше поощрялось двуязычие, сейчас — нет. Ежегодно приезжаю в Тбилиси и вижу: дети знают только грузинский, молодёжь разговаривает на исковерканном русском, а старшее поколение русский язык любит и помнит. Наше произношение сильно отличается от того, которое доминирует в Грузии — там присутствует акцент. До сих пор не понимаю, как я, прожив 20 лет там, не приобрела его.
— В юности вы хотели стать переводчиком и даже пытались поступить в институт иностранных языков, но не сложилось. Не жалеете, что так произошло?
— Не жалею. Почему я не поступила? Я сдала три экзамена на «хорошо» и «отлично». Четвёртым испытанием был грузинский язык — письменное изложение очень простого рассказа. Я его поняла, но по-грузински изложить не смогла. Встала, чтобы отдать экзаменационный лист, меня пытались остановить: «Куда вы уходите? Напишите хоть на тройку с минусом». Я бы и на двойку с плюсом не написала. Пришлось идти работать на завод. Моя подруга узнала, что в ТЮЗе объявили набор в театральную студию, взяла у родителей мои документы и отнесла их в театр, а потом сообщила мне, что будет экзамен. Я за один день выучила басню Крылова, стихотворение Маршака, ещё что-то, пошла и сдала. Но мне показалось, что я плохо выступила, поэтому на второй тур решила не идти. Через несколько дней случайно встретила одного из членов экзаменационной комиссии, и он у меня спросил, почему я не прихожу на занятия. Оказывается, меня зачислили в театральную студию. Вот так я и попала в театр.
— Вы в то время не думали о карьере актрисы?
— У меня с детства была тяга к театру. К примеру, когда училась в школе, на зимних каникулах — они были самыми продолжительными — у меня на каждый день был билет в театр: ТЮЗ, драма, опера, балет. Я принимала участие в школьных театральных постановках, читала стихи. Когда работала на заводе, ходила в драмкружок в ДК железнодорожников. Подруга, видимо, увидела во мне актрису и подала за меня документы. Хотя я не думала о театральной карьере, планировала на следующий год снова поступать в институт иностранных языков.
Через тернии
— Ваше амплуа — лирическая героиня. Амплуа может меняться с течением времени?
— У меня изменилось сразу. Я играла всё: лирические роли, комические, драму, даже травести. К слову, травести от души ненавижу. Хотя у меня такая фамилия, что непонятно, кто за ней скрывается — мужчина или женщина. Был смешной случай, когда я работала в тульском драматическом театре. Там было принято иногда после спектаклей встречаться со зрителями. В тот раз играли спектакль «Ленинградский проспект», у меня была роль мальчика-школьника. Я тогда уже ждала ребёнка — была на четвёртом или даже пятом месяце беременности, хотя не было заметно, так как была миниатюрной, да и школьная форма скрывала всё. На встрече один из зрителей сказал: «В спектакле играет очаровательный мальчик, но нехорошо получается — театр театром, но почему ребёнок до сих пор не спит?!» И кстати, потом была фотография в газете — сцена из спектакля с подписью: «Артистка Медведева и артист Прокоп».
— Сколько ролей вы сыграли и есть ли среди них самые любимые или самые выстраданные?
— Все роли, которые у меня были, — мои дети, но есть те, которые запоминаются больше всех. Таковых всегда мало — за всю жизнь их набралось около 10. По молодости у меня была самая любимая роль — Лауры из «Стеклянного зверинца» Уильямса.
— В 2011 году вы номинировались на премию «Золотая маска» в категории «Лучшая женская роль», а в сезоне 2018-2019 годов получили «Золотую маску». Чем для вас является эта награда?
— Безусловно, она очень приятна. Но я убеждена, что награды хороши, когда ты молод. Тогда вырастают крылья за спиной. А сейчас… Да, приятно. Но как было бы здорово, если бы ещё были живы мои родители, и как они порадовались бы за меня. Я радуюсь каждому успеху своего сына (, известный российский актёр, писатель, телеведущий. — Ред.), бываю на его спектаклях, когда приезжаю в Москву, в курсе всех его проектов. И жаль, что мои родители были лишены этого. «Золотая маска» для меня стала неожиданностью. Мне хотелось получить эту награду в 2011 году, но не случилось. Огорчения не было, поскольку на премию номинируются люди, которые действительно её заслуживают. Жюри выбирает не из двух-трёх человек, а из 15 — и это лучшие из лучших.
— Актёры и зрители представляют собой некий симбиоз. Какую характеристику вы можете дать современному зрителю?
— Зритель разный. Современная жизнь накладывает отпечаток — у многих людей тяга только к комедиям, а есть те, кто приходит на спектакль думать, сопереживать. Не секрет, что со спектакля зритель может уйти по разным причинам — даже с самого хорошего. И это не показатель бескультурия зрителя и плохого качества спектакля.
— Вы как актриса сделали себя сами, о вашем сыне можно сказать то же самое. Он с детства мечтал о театре?
— Ребёнок вырос за кулисами. Раньше гастроли длились по два-три месяца, и сын всегда ездил с нами. Сергей поступил в театральный вуз с первой попытки.
— Сергей Ножериевич прислушивается к вашему мнению?
— Он ушёл из «Ленкома» и сейчас играет в нескольких театрах: во МХАТе, Театре наций, Театре на Таганке, в «Табакерке». Я бываю на всех его спектаклях. Не знаю, прислушивается он к моему мнению или нет, я ему мало что говорю, но когда это делаю, он выслушивает.
— Омский Дом актёра, носящий имя , сейчас переживает не лучшие времена. Известно ли вам, что дальше будет со зданием?
— С Домом актёра действительно происходят страшные вещи. Я думаю, это просто рейдерский захват. Миллионный город может лишиться одного из очагов культуры. Это грустно.
— Вы много лет отдали омскому драматическом театру, он стал вашим домом. А Омск стал вашим городом?
— В омской драме я уже 53 года. И город стал мне родным, но это случилось не сразу. Сейчас, где бы я ни находилась, я хочу в Омск, здесь всё родное, моё. Да, он во многом может проигрывать другим городам по комфортности проживания, но это мой дом. Я влюблена в Испанию, Мальдивы, Австрию, могу там отдыхать, но Омск — это моё.
Видео дня. Депутат Госдумы подарил главе района баночку вазелина
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео