Российская Газета 23 апреля 2019

Какие перспективы откроет «Один пояс и один путь» для партнеров

Фото: Российская Газета
На вопросы «ДК» ответил заведующий Центром азиатско-тихоокеанских исследований Института истории ДВО РАН, член-корреспондент РАН, доктор исторических наук Виктор Ларин.
Виктор Лаврентьевич, китайская сторона приводит впечатляющие цифры достижений за пять лет. Подписано 118 документов о сотрудничестве со 103 странами и международными организациями. Совокупный объем товарооборота КНР с партнерами достиг 5 триллионов долларов. Инвестиции в страны инициативы «Один пояс и один путь» превысили 70 миллиардов долларов. Насколько активно в этом была задействована Россия?
Виктор Ларин: Да, цифры впечатляют. Китайцы называют это инициативой, а я бы назвал «философия развития». С точки зрения стратегических интересов России участие в ней полезно, потому что ее главная цель — формирование развивающегося, стабильного и безопасного евразийского континента. Тем самым Китай обеспечивает свое будущее в глобальном мире. Некоторые эксперты считают «Один пояс и один путь» экономическим проектом, но, на мой взгляд, по своей сути он прежде всего стратегический.
За пределами Евразии влиять на будущее развитие человечества может только Америка (США), остальные ключевые игроки сосредоточены практически на евразийском континенте. Решая задачи его экономического развития, прежде всего в своих интересах, КНР способствует и развитию территорий по периметру страны. А повышение политической и социальной стабильности в Центральной, Южной и Юго-Западной Азии повышает уровень безопасности Китая.
Со стратегической точки зрения это и в интересах России. Но, на мой взгляд, наша страна пока находится в стороне, серьезных экономических проектов в рамках этой инициативы у нас не реализуется. Другое дело — страны Центральной, Южной и Юго-Восточной Азии, где запущена целая серия экономических проектов. Так, в Пакистане Китай вкладывает огромные деньги в развитие Гвадара — маленького городка на берегу Аравийского моря. Поставлена задача — создать здесь глубоководный порт-хаб мощностью переработки в десять раз больше нынешних объемов. Причем деньги выделяются и на развитие самого города, его коммунальной и социальной инфраструктуры.
В следующей пятилетке Китай продолжит создавать в странах-участницах инициативы зоны торгово-экономического сотрудничества. К настоящему времени их 82, суммарный объем инвестиций — без малого 29 миллиардов долларов. Открыто 4 тысячи предприятий, создано 244 тысячи новых рабочих мест. А что в России?
Виктор Ларин: В прошлом году я был в Международном центре приграничного сотрудничества (МЦПС) «Хоргос» на границе с Казахстаном, созданном в 2017 году. Зашел туда со стороны КНР, оформление визы не потребовалось. Промышленных предприятий создано немного, пока это больше зона торговли, но она развивается.
А у нас по-прежнему все в зародыше. В прошлом году было заявлено о планах создать в районе пунктов пропуска Пограничный (Приморье) и Суйфэньхэ (КНР) трансграничную территорию опережающего развития. Общие инвестиции в проект могут составить около 2 миллиардов долларов. По сути, это та же зона торгово-экономического сотрудничества. Приморский бизнес при поддержке краевых властей пытался создать такую зону еще 20 лет назад. Реализовать проект не удалось: федеральная власть с опаской отнеслась тогда к столь смелой идее, хотя и не лишала надежды, и большую часть средств, и немалых, в запуск первой очереди вложили именно китайские инвесторы. А дальше дело не пошло. Надеюсь, на этот раз все получится. Пока не вижу особой активности китайского капитала, думаю, отпугивают негативные примеры. Вот совсем свежий: ситуация со строительством завода по розливу питьевой воды на Байкале. Вроде все необходимые разрешения были получены, а теперь вдруг возникли вопросы. Так что позитивных примеров пока мало.
А что с проектами в сфере транспорта и логистики? Китай ведет строительство сухопутных и морских торговых путей «Нового шелкового пути» более чем в 60 странах Азии, Европы и Африки. За пять лет новые железнодорожные грузовые маршруты связали 48 китайских мегаполисов с 42 городами в 14 странах Европы. И наша страна объявила транспортно-логистическое обеспечение международной торговли одним из приоритетов опережающего развития Дальнего Востока.
Виктор Ларин: Транспортная сеть — безусловный приоритет. Тут можно вспомнить блестящий пример более чем столетней давности, когда начали строить КВЖД. Сначала появилось огромное количество предприятий, обеспечивающих само строительство, а потом и жизнь вокруг железной дороги. И сейчас китайцы строят дороги, автомобильные и железнодорожные и морские пути, а вокруг создается новая экономика.
Изменение темпа жизни, развитие интернет-торговли задают новые требования к перевозкам. Транзит грузов, в том числе китайских, через нашу страну растет. В связи с этим можно упомянуть Транспортную группу FESCO, которая успешно развивает интермодальный сервис, задействовав и наши порты, и ДВЖД. Отработав технологии ускоренной перевозки по маршруту Шанхай — Москва, компания распространила ее на перевозки из Кореи в Москву и Санкт-Петербург, из портов Японии в Москву. И таких примеров должно быть как можно больше.
Китай интересуют не только перевозка грузов из Китая в Европу, но и внутрирегиональный транзит через наши порты — из одной провинции КНР в другую, а также в соседние страны. Нам надо активизировать работу на этом направлении, а мы непозволительно долго раскачиваемся с полноценным запуском международных транспортных коридоров «Приморье-1» и «Приморье-2». Если мы действительно хотим интегрироваться в экономику стран АТР, надо быстрее модернизировать и расширять порты, пункты пропуска, автомобильную и железнодорожную инфраструктуру, максимально упростить процедуры для транзитных грузов.
Вписывается ли, на ваш взгляд, программа опережающего развития Дальнего Востока в китайскую инициативу «Один пояс и один путь»?
Виктор Ларин: В КНР не раз, ссылаясь на слова лидера Си Цзиньпина, подчеркивали, что «конечная цель „Одного пояса и одного пути“ — дать новые возможности для здоровой экономической глобализации». Все, кто хочет и умеет, пользуются китайскими деньгами и проектами, рабочей силой. Главная задача России — понять, как использовать эту инициативу в наших интересах. Нужно больше работать в этом направлении, серьезнее к этому относиться. В частности, я вижу хорошие перспективы для экспорта в Китай экологически чистой сельхозпродукции, которую можно выращивать и производить в Сибири и на Дальнем Востоке. И повторю то, с чего начал: формирование развивающегося, стабильного и безопасного евразийского континента в интересах и России, и Китая.
Комментарии
Другое , Цзиньпин Си , Китай , Пакистан , США
Читайте также
В Италии призвали отменить санкции против России
5
«Штутгарт» и «Унион» не выявили победителя в первом стыковом матче бундеслиги
Последние новости
Какие сюрпризы готовит нам путешествие по железной дороге
Названы лауреаты Патриаршей премии-2019
Путин вручил государственные награды в Кремле