Ещё

Противнику сохранения дома Янки Дягилевой посоветовали послушать Соловьева-Седова 

Фото: Daily Storm
Депутат заксобрания Новосибирской области от КПРФ Вадим Агеенко выразил недовольство желанием местных активистов признать дом, где до 1991 года жила Янка Дягилева, памятником культуры и истории. По мнению коммуниста, старинная постройка вряд ли имеет хоть какую-то архитектурную ценность, а само творчество рок-певицы вызывает у него шок. Однако поклонники Дягилевой уверены: здание сохранят. «Процесс запущен, — говорят они, — поэтому господин Агеенко может идти пить чай».
Дом Янки Дягилевой находится в самом центре города, на Ядринской, 61. Собственно говоря, это даже не дом, а обветшалая деревянная постройка 1910-1911 годов. Именно про нее артистка пела «В десяти шагах отсюда светофор мигал». Сюда, в гости к Янке, приезжали лидер «Гражданской обороны» Егор Летов и рок-бард Александр Башлачев. Отсюда же артистку в возрасте 24 лет в закрытом гробу везли хоронить на Заельцовское кладбище.
О том, что здание не имеет никакой значимости, депутат Вадим Агеенко заявил после того, как в Новосибирске стали обсуждать возможность его перестройки в музей сибирской панк-культуры или кафе, причем как можно быстрее, ведь здание ветшает на глазах и потом будет поздно.
«Но давайте посмотрим правде в глаза! — говорит Агеенко в беседе с Daily Storm. — Из-за того что здесь жила Янка, зданию хотят придать статус историко-культурного памятника. Но разве она является исторической личностью? Никак нет: на момент гибели ей было 24 года и ничего особенного она к этому возрасту не достигла. Теперь по линии культуры… Ну что она сделала? Закончила школу, поступила в институт, вылетела, потом научилась играть на гитаре и начала сочинять стихи. На этом все закончилось. Пишут, что она была скромная, что никогда не рвалась к публичности, что была подружкой Летова… Но я нашел их запись, послушал и пришел в шок. Если таких считать культурным наследием, то это позор!»
Как считает депутат, если кого и стоит прославлять, то это новосибирского скрипача Вадима Репина, который сейчас ездит со своими выступлениями по всему миру и имеет множество престижных наград. А тут — какой-то андеграунд, где ни хорошей музыки, ни стихов. Да и сам дом так себе: обычная типовая застройка начала прошлого века.
«Даже если и придать ему статус историко-культурного памятника, представьте, сколько обязательств это наложит на бюджет! — говорит Агеенко. — Ломать его нельзя — только реставрировать, и это при том, что собственник не может осилить даже обычный ремонт. Ту же крышу перекрыть».
По словам депутата, его позиция уже вызвала довольно серьезную критику со стороны Янкиных фанатов. Однако он будет стоять на своем.
«Обсуждая мои слова, люди из культурной плоскости начинают уходить в идеологическую, а затем переходят на личности в духе «сам дурак», — говорит депутат. — Если вы такие любители, скиньтесь деньгами и создавайте там что угодно. Но не за казенный же счет все это делать!»
Надо сказать, что дом на Ядринской, 61 имеет статус объекта культурного наследия. Это стало возможным благодаря писателю из Владивостока Василию Авченко, который, узнав о том, в каком состоянии находится здание, инициировал кампанию по его спасению.
«Янка — это наше наследие! — объясняет он. — В Сибири не так уж и много людей нелокального значения. К тому же этот домик — кусочек старого города, и было бы очень хорошо, если б здесь действительно появился музей. Я за то, чтобы не ломать, а беречь».
Такого же мнения и новосибирский экскурсовод Андрей Поздняков, благодаря которому инициатива писателя Авченко в свое время обрела необходимый резонанс. Именно он убедил чиновников, что зданию необходим статус.
«Как отношусь к высказываниям депутата Агеенко? — переспрашивает он. — Конечно, отрицательно. Только надо понимать: это обычный машинист электропоезда от фракции КПРФ, чей стиль — запрещать и не пущать. Слава богу, что от таких людей ничего не зависит, процесс уже запущен. Пусть слушает Соловьева-Седова на стихи Лебедева-Кумача, а Янка от этого не перестанет быть Янкой!»
Как именно использовать дом Дягилевой, говорит Андрей, еще только предстоит решить. Для этого надо учесть множество разных обстоятельств, в том числе то, что там все еще живут люди.
«Сделать здесь памятное место тоже как-то не очень, — размышляет Поздняков. — Ну представьте, что здесь начнут собираться пьяные панки со всего бывшего Советского Союза! Хозяевам и так хватает того, что в день рождения и в день смерти Янки ее поклонники втыкают в стены горящие свечи, а они потом бегают и тушат. Все это классно, конечно, только вот дом деревянный!»
«Но мое мнение такое: его надо законсервировать, — продолжает Андрей. — Тем более что это не резной дом с наличниками, а, как ни печально, халупа. Трагедия и ужас в том, что в этой халупе жила великая поэтесса…»
К слову, о том, можно ли считать культурным достоянием песни Дягилевой. Оказывается, по ее творчеству теперь пишут кандидатские! Так, аспирантка Института международного права и экономики имени А. С. Грибоедова Кристина Пауэр посвятила свою работу изучению структуры художественного пространства в русской рок-поэзии на примере текстов песен Янки, Александра Башлачева и Егора Летова. Как отмечала автор, выбор артистов был обусловлен не только принадлежностью к «периферийному року», но и тем, что в их творчестве был обнаружен «комплекс сходных мировоззренческих установок».
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео