Ещё

Нобелевские лауреаты: Александер Робертус Тодд 

Фото: Индикатор
О том, как дочь нобелевского лауреата может вскружить голову сильнее гашиша, о самом гашише, ввозимом контрабандой и о том, что сделало возможным открытие Уотсона и Крика, рассказывает наш очередной выпуск рубрики «Как получить Нобелевку».
Александр Робертус Тодд, барон Тодд Трампингтонгский
Родился 2 октября 1907 года, Кэткарт, Глазго, Шотландия, Великобритания
Умер 10 января 1997 года, Кембридж, Англия, Великобритания
Нобелевская премия по химии 1957 года. Формулировка Нобелевского комитета: «За работы по нуклеотидам и нуклеотидным коэнзимам (for his work on nucleotides and nucleotide co-enzymes)».
Отец нашего героя был сначала простым клерком в Метрополитене Глазго (Glasgow Subway Railway Company), а затем продвигался дальше в бизнесе. Для нас важно то, что, несмотря на то, что формально учиться Александр Тодд-старший закончил в тринадцать, он считал, что каждый человек должен постоянно улучшать себя — в первую очередь образованием. И требовал этого и от себя, и от жены, Джейн Лоури, и привил эту философию своим детям. Именно в связи с этим семья обосновалась в деревне Кларкстон рядом с Глазго, откуда Алекс-младший ходил полторы мили в школу в Кэткарте. По словам самого будущего лауреата, из первых школьных лет, которые пришлись на начало Первой мировой, у него сохранилось одно воспоминание: плохая обувь.
Когда Тодду исполнилось 11, он поступил в школу Аллана Глена в Глазго. С точки зрения современной системы образования это было что-то вроде естественнонаучного лицея со старшими классами. Среди учителей этой школы был некий Роберт Гиллеспи, учитель химии, который сумел разбудить в юноше интерес, а затем и любовь к химии.
Отличная учеба позволила Александру без проблем поступить в Университет Глазго в 1924 году. Окончил он его в 1928 году не просто с отличием, а с исследовательским грантом Карнеги — на год научной работы под руководством профессора Паттерсона (T. S. Patterson). Первый научный руководитель, кстати, оказал неожиданное влияние на молодого коллегу: он был, как сейчас модно говорить, «повернут» на истории химии и алхимии. Другое дело, что интерес к обычной химии у профессора был уже слабоват, и первые две научные работы Тодда, пусть формально и выпущенные в 1929 году в соавторстве с Паттерсоном, были на самом деле, сделаны полностью самостоятельно. Любопытно другое — несмотря на то, что по окончании гранта Тодд с разочарованием сменил научного руководителя, одержимость историей химии догнала нашего героя в конце жизни: будучи очень большим человеком и нобелевским лауреатом, Тодд написал несколько серьезных работ по истории органики.
Но все это будет потом, а сейчас Тодд меняет не только научного руководителя и учреждение, но и страну. Он уезжает в лабораторию Вальтера Борше в Гётевский университет Франкфурта. Потом Тодд будет вспоминать годы в Германии как самые счастливые в своей карьере. Он выучил здесь немецкий, у местных практикантов нахватался русского, нашел здесь нескольких настоящих друзей, но главное — здесь он уже занимался настоящей наукой.
Вместе с Борше Тодд пытался разгадать загадку строения желчных кислот и стероидов. Он даже выдвинул в 1931 году свою версию структуры, однако верной оказалась догадка Виланда и Виндауса.
В том же году Тодд получил свою степень PhD и был удостоен стипендии Выставки 1851 года — на то, чтобы отправиться в Оксфорд, работать с великим Робертом Робинсоном.
В то время Робинсон еще не был лауреатом Нобелевской премии, он получит ее за 10 лет до Тодда, но уже активно синтезировал самые разные вещества. Среди прочего, Робинсон интересовался антоцианами, растительными красителями-гликозидами. И поручил работу над их синтезом Тодду. И уже вскорости наступил прорыв (кажется, случайный) — ему удалось синтезировать 2-О-тетраацетилглюкозилфлороглюцинальдегид, важный инермедиат для синтеза многих природных антоцианов: гирсутина, мальвина, пеонина и других. Кстати, забавный факт: обобщив свою работу у Робинсона, Тодд решил не мелочиться и сделал еще одну докторскую.
После этого у Тодда, признанного «восходящей звездой британской органической химии» пошла череда мест работы и интересных тем для нее. Он изучал, например, витамин В1, витамин E…
Интересный эпизод в жизни Тодда состоялся в 1936 году, когда он перешел в Листеровский институт в Лондоне. Тогда его группа включилась в соревнование между несколькими научными группами по идентификации и синтезу действующих веществ Cannabis indica. Да-да, вы правильно поняли — гашиша. Но чтобы гашиш изучать, гашиш надо иметь — а он в Великобритании был уже запрещен. И коллега Тодда, Франц Бергель ввез в страну чемоданчик с 2,5 килограммами гашиша дипломатической почтой. А когда пошел поток статей по каннабинолу и тетрагидроканнабинолу, пришлось объясняться с органами.
Примерно в то же время разум Тодда туманил совсем другой наркотик. Он повстречал студентку Элисон Дейл. По совместительству, дочь нобелевского лауреата, сэра Генри Дейла. Они проживут вместе полвека, Элисон родит своему возлюбленному троих детей.
Свои нобелевские работы Тодд выполнил в двух университетах, в Манчестере и затем — в Кембридже. Нуклеиновыми кислотами он заинтересовался еще в 1930-х. И именно ему выпала честь разобраться в составе основных кирпичиков, которые входят в состав нуклеиновых кислот. Именно Тодд синтезировал и основную энергетическую валюту клетки — аденозинтрифосфат (АТФ), равно, как и аденозиндифосфат. Это случилось уже после войны.
Результатом стала не только Нобелевская премия 1957 года, но и знаменитая статья Уотсона и Крика 1953 года. Неудивительно, что на вручении премии представитель Шведской королевской академии наук Арне Фредга сказад: «Опираясь на эту работу, другие ученые выдвинули потрясающие теории строения цепей [из кислот и оснований]; похоже, что они могут быть свернуты в виде спирали, внутри которой находятся основания».
Итак, полвека жизни — позади. Научная вершина достигнута. Что делать дальше? Каждый нобелиат решает для себя. Кто-то меняет тему исследований, кто-то работает как работал, кто-то уходит на покой… Тодд пошел в организацию науки, преподавания, химии и медицины. Можно просто перечислить некоторые организации, которые он возглавлял: Королевское химическое общество, Консультационный совет по научной политике при правительстве Британии, Королевскую комиссию по медицинскому образованию (и очень качественно реформировал оное в Британии), Международный союз по чистой и прикладной химии (да-да, тот самый IUPAC) и, наконец, вершину карьеры любого британского ученого — Королевское общество, аналог нашей Академии наук.
Ее величество удостоила Тодда ударом мечом, сделав его сэром Александром, затем он стал пэром Англии с титулом барона Трампингтонского… Жизнь баловала его — даже отобрав супругу в 1987 году, она дала ему на последние годы другую женщину, его бывшую секретаршу в Кембридже, Барбару Манн, дружба с которой скрасила его последние годы — до легкой смерти от сердечного приступа на 90-м году жизни.
Понравился материал? Добавьте Indicator.Ru в «Мои источники» Яндекс. Новостей и читайте нас чаще.
Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram, Одноклассники.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео